Роман

 

                    Тот, кто любит, будет всегда хвалить,

                    Тот, кто ненавидит, будет всегда осуждать.

                    Избежать похвалы или осуждения невозможно.

                                                                                        Сунтон Пу

                                                      "Повесть о Пра Апхай Мани"

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

 

Кшесинская накинула на разгоряченные плечи любимый голубой пеньюар и утомленно опустилась в кресло. Прикрыла глаза - снова мельтешение восторженных лиц, прибой цветов, овации...

Горничная захлопотала возле, поправляя распустившиеся локоны.

- Ох, Наташа, осторожнее! - капризно качнула головкой балерина, и каштановая прядь снова упала на плечо.

- Сейчас, Матильда Феликсовна, только шпилькой закреплю...

- Стучат, Наташа. Если с подношениями, пусть оставят в вестибюле. Скажи - устала.

Приглушенные голоса заспорили у двери уборной. Кто же там?

- Матильда Феликсовна, Чакрабон, принц сиамский

- Проси.

Чакрабон тронул губами тонкие пальцы и вложил в расслабленную длань Богини Мариинского театра белую сафьяновую коробочку.

- Презент от королевы... Ты сейчас домой? Очень рад видеть тебя. Соскучился... Я провожу?

- Давно вернулся, Лек?

- Вчера.

- Я обещала вечер князю Андрею. Через двадцать минут меня будут ждать... - Матильда откинула крышечку. - О! Розовый жемчуг! Как мило... Мерси! - Она снисходительно улыбнулась.- Ну, посиди со мной немного. Как я танцевала сегодня?

- Бесподобно! Ты и сама знаешь. Завтра газеты напишут о слиянии виртуозности итальянцев с изяществом французов и славянской негой. Но меня испугала афиша... Почему "прощальный бенефис"? Кшесинская расстается с балетом? Петербург этого не перенесет.

- Застегни колье. - Она подняла волосы с шеи. - Не беспокойся. Танцевать не бросаю. Перехожу на гастрольную систему, прощание с театром чисто символическое. Захотелось встряхнуть нашу чопорную публику и почувствовать, что я все еще всемогущая Кшесинская. Надоело - со всех сторон: "Ах, Анечка Павлова! Ах, гитана, одалиска!" Ей до моей техники тянуться и тянуться. - Она вздохнула, коснулась пуховкой точеного носика и самоуверенно усмехнулась: - "Свет мой, зеркальце, скажи да всю правду доложи: я ль на свете всех милее, всех румяней и белее?" Ворохи цветов и золотые венки видел, Лек?

- Как же, всю сцену затмили.

- А возгласы обожания и восторга? Считал, сколько раз вызывали?

- Потерял счет, божественная...

- Значит, пока еще - я! Тебе понравился сюрприз зрителям?

- На каждом кресле по афишке? Кто придумал? Бакст? Его руку узнать нетрудно.

- Я, конечно! А рисовал и правда Бакст. Ну, пора одеваться. До встречи, принц.

 

Чакрабон отпустил карету и пошел к Зимнему, прислушиваясь к скрипу февральского снега. Грустно. Но ведь даже в моменты самых теплых отношений он не был уверен в благосклонности Матильды лишь к нему. Это отрезвляло.

Четыре года назад, удивительно вспомнить, ему не было и двадцати, а Кшесинская в сиянии славы отмечала десятилетний юбилей служения Мариинскому. Тоже в феврале. Первый февраль двадцатого века. И Лек был не более чем восторженный зритель. А через несколько дней придворная труппа сиамского балета давала представление на сцене императорского Михайловского, и он испытывал двойственное чувство, глядя на танцовщиц, похожих в своих золотых костюмах на фантастические цветы в резной листве. Монотонные, медлительные всхлипы дудок, позванивание колокольчиков, плавно-однообразные движения рук. Валериан Светлов писал тогда: "Опоэтизированная лень народов Востока".

Лек окунался в прихотливую грацию родных танцев и одновременно ревниво посматривал по сторонам - не видят ли зазнайки-петербуржцы в сиамских балеринах всего лишь диковинных зверьков? Но нет! Восхищение в глазах соседей неподдельно. И принц, забыв про предстоящие занятия, смотры, экзамены, умиротворенно глядел, как на темно-фиолетовом фоне декораций, сплетаясь во всевозможные фигуры, двигались двенадцать танцовщиц, покачивая фонарями на длинных шестах. Прелестна была и последняя сценка, в которой восьмилетние девочки изображали красавицу Вимолаху и оскорбленного ею принца Крайльхонга. По настоянию публики трогательно-комичная сердечная драма началась снова...

После спектакля Чакрабона пригласила к себе госпожа Гним, попечительница сиамской труппы. Он радостно перебирал многочисленные письма, сувениры от родителей, братьев, друзей, наслаждался звучанием родной речи. Вдруг вошла Кшесинская и, восторгаясь искусством гостей, попросила несколько уроков. Похоже, решила обновить свою программу колдовским танцем на темы сиамских сказок.

Ее представили принцу. Кем же он вскоре оказался для Кшесинской?.. Экзотической игрушкой? Другом, которому можно сказать все, что взбредет в голову, не боясь, что вольные фразы, будучи переиначенными, превратятся в крамолу или пошлейшую глупость? Малышом, которому забавно покровительствовать? Дарил драгоценности, если их доводилось получать из дома или приобретать, ограничивая свои и так не очень обильные расходы. Но что ей еще одно кольцо при покровительстве самого императора и двух великих князей? В прошлые именины Матильды Лек из ревности, удивлявшей его самого, не поехал к ней на дачу в Стрельне - не пожелал быть всего лишь одним из тысячи приглашенных. Не пожелал видеть очередной вызов, бросаемый ею графам и герцогам. Королева!.. Умопомрачительные банкеты, роскошный выезд...

Мелькали редкие пушинки. Небо бархатное, звездное. Откуда же снег? Ах, ветер... Сдувает с веток...

 

...В особняке мадам Храповицкой готовили бал.

Вдова генерал-майора славилась умением принимать гостей. Бывать в ее доме почитали за честь самые блистательные военные чины.

Ирина Петровна в пене кремовых кружев озабоченно разглаживала морщинки у губ:

- Ох, Катюша, стареть не хочется! Повеселишься сегодня? Ну и правильно! Наконец-то... Мать не вернешь... - Она вздохнула.- Святая была женщина. Но молодость есть молодость. У себя в Киеве ты хоть успела появиться в свете?

- Один бал прошлой зимой. И то директриса гимназии пожурила - рекомендовала в следующий раз время, потраченное на танцы, посвятить истории России. А потом мама уже не вставала, было не до балов...

- Как тебе моя прическа? А ля Вальцева. - Ирина Петровна кокетливо тронула волосы, тщательно уложенные седым валиком. - Тебе не кажется, что моя внешность обязывает к исполнению романса? Ла-ла-ла-ла снег пушистый, ночь морозная кругом, светит месяц серебристый, мчится парочка вдвоем... Катюша, ты почему не причесываешься? У тебя чудесные русые волосы, - она внимательно посмотрела на девушку, - а легкая рыжинка даже пикантна. Но на бал с гимназической косой?.. Не упрямься! Расплетай. Поднимем их повыше... вот так... а на висках закрутим локоны. И щипцы еще горячие. Даша! Дашка!.. Ах, не докричишься! Ладно, давай сама завью. - Ирина Петровна сжала прядь щипцами и неловко коснулась виска горячим металлом, так что Катя вздрогнула.- Больно? Ох я косорукая. Надо было Дашку дождаться. Зато какой локон! Не плачешь? Умница! Жертва красоты. Ничего. Припудрим - будет незаметно. Даша, ну куда же ты провалилась? Помоги девочке переодеться.

Катя, доверив себя ловким рукам, застегивающим, привязывающим, подкалывающим, прислушивалась к щебету Ирины Петровны, и настроение поднималось. Она привстала на цыпочки, чтобы увидеть себя в зеркале в полный рост, и ноги сами собой переступили на счет "раз-два-три", "раз-два-три"...

- Готова? Ну-ка, повернись. Совсем другое дело! Красавицей тебя не назовешь, но легкая неправильность черт очень мила. Глаза хороши... Синие и разумные. Ты только не теряйся. Когда женщина уверена в своей неотразимости, мужчины чувствуют это за версту.

- Да не теряюсь я. - Перед Катиным взором мелькнуло восторженно-влюбленное лицо Борьки из прошлой зимы, из давней, другой жизни.

- Вот и хорошо! Носик кверху. Удивительно, как тебе в Киеве могли сшить такое милое платье. Надо мне сделать что-нибудь в этом роде. Только у тебя на серебристом платье синяя тюника - под глаза, понимаю, понимаю, а я, наоборот, на синий шелк надену серебристый тюль - под седину. Будет очаровательно, не правда ли, девочка? Можно было бы тебе декольте сделать побольше. А впрочем, и так хороша. Спускаемся. Сейчас я тебя представлю нашим молодцам!

Зала была освещена электричеством. Этот свет после привычных свечей или ламп с белым петролем казался слишком ярким и равнодушным.

На мазурку Екатерину пригласил упитанный молодой человек - его имя она тут же забыла. Он не успевал за мелодией и путал фигуры, но делал это с такой неуклюжей старательностью, что получалось забавно и она не сердилась.

Вдруг свет замигал-замигал и погас.

- Опять неполадки на электрической станции, - послышались недовольные голоса.- Когда только научатся обращаться с машинами? Все не слава Богу!..

Но тут же внесли множество свечей, припасенных для такого случая, и лица осветились живыми огоньками. Натертый воском паркет бальной залы отразил яркие дрожащие цепочки. Поблескивали драгоценности, ордена, эполеты, атласные ленты и туфельки. Вальс закручивал каждую пару в маленький двухцветный водоворот - белые мундиры и мерцающий газ тюник.

Лица мелькали одно за другим. Катюша улыбалась всем и устала... скорее улыбаться, чем танцевать. А потом мельтешение как-то само прекратилось и осталось одно лицо: черные внимательные глаза, гладкие темные волосы, не просто черные, а с каким-то оттенком. Она на мгновение задумалась. Вот! Такой оттенок и блеск бывает солнечным днем у шмелиного крыла. Хорошо танцует. Врожденная грация, даже, может, артистизм. Как его зовут? Принц сиамский - это запомнила, а имя... что-то оканчивающееся на "бон", а в середине "р". Карбон? Сорбонна? Придет же такое в голову... Интересно, заметен у нее ожог на виске? Катя поправила завитки, пытаясь прикрыть запудренное пятнышко но локон все отлетал и отлетал, сдуваемый вальсом.

- Катрин, мадам Храповицкая говорит - вы остановились у нее? Вы давно знакомы? - Медлительные гавот оставлял время для разговора

- Я - нет; но мой папа служил с ее мужем. И наги семьи издавна дружили.

- А ваши родители?

- Они умерли.

- Ох, простите. - Он непроизвольно привлек ее к себе.

- Ничего, я уже привыкла. Папа умер - я еще даже в гимназии не училась. А мама - осенью..

- Ну, не будем о грустном. Смотрите, вон идеп фейерверкер.

Свечи почти все задули, а оркестр все играл, и "золотой дождь" призрачно сыпался на танцующих полонез. Дамы пытались уклониться от падающих искр но они, растворяясь в воздухе, никого не задевали* Принц взял с подноса фейерверкера бальную митральезу, и хлопушка с легким пороховым дымком выстрелила фонтанчиком конфетти. Свечи зажгли снова. В воздухе кружились разноцветные бумажные облака, каждое со своим ароматом. Катино облачко пахло духами "Орор", а рядом - чем-то более сладким. Лакей в расшитой галунами синей униформе и белых перчатках подвез двухъярусную тележку с напитками.

- Катрин, глоток шампанского?..

- Спасибо, ваше высочество, но у меня и так кружится голова. Только воду...

Ананасовая шипучка плеснулась в фужер, и пена вспухла снежным холмиком Колючие пузырьки сладко лопались на губах.

- Извините, ваше высочество, я не расслышала ваше имя.

- Чакрабон.

- Это фамилия?

- Нет, имя. Возможно, это покажется вам странным, но в Сиаме нет фамилий. Пока нет, хотя разговор об их введении тянется не первый год. Имя важнее для человека. Оно - его, и только его, как личности.

- Но фамилия это связь с родителями и предками.

- Односторонняя. Женская линия все равно у вас

теряется.

- Но все-таки...

- Дело привычки и традиций, Катрин. Но, если хотите, фамилия - Чакри. Это примерно то же, что для вас Романовы. Династия. А еще - Питсанулок, по имени одной северной провинции Сиама. Тогда, на французский лад, будет Чакрабон де Питсанулок. Но близкие друзья и родные зовут меня Лек.

- Это как-нибудь переводится?

- Моего старшего брата, кронпринца, мама звала Той, что значит "большой", а меня - Лек, "малыш". Так и повелось. А вы зовите, как вам будет удобнее.

- "Малыш" - для офицера? Не слишком ли принижающе? - пожала плечами Катя.

- А вы знаете какого-нибудь человека с именем Павел?

- Император. - Катя выжидающе смотрела на улыбающегося Лека.

- Даже император... Ну так знаете ли вы, что Павел в переводе с латинского означает "маленький"? Это принижает его?

- Отнюдь... Сдаюсь, принц, и прошу вашего позволения называть вас Лек.

- Я буду рад. Но пора прощаться. Когда вас можно будет увидеть?

- Утром, до обеда, в любой день. А потом допоздна - курсы.

- Что вы изучаете?

- Курсы сестер милосердия, ваше высочество.- Катины глаза потемнели.- Не успела начаться война, как уже и крейсер "Варяг" потопили, и "Кореец"... Я в Петербург специально приехала, чтобы быть поближе к брату и записаться на курсы.

- Не ожидал. Вы - и на поле боя? Но мы продолжим наш разговор, не правда ли?

- А мне было бы очень интересно послушать про вашу страну. Вы расскажете? Я сейчас подумала, и оказалось, что с трудом представляю, где она находится. Где-то на юге. Рядом с Индией?

- Не совсем, Катрин. Завтра мне надо быть в Красном Селе, а по утрам обычно занятия в военной академии. Вы разрешите заехать за вами на курсы послезавтра? Это ведь в Первом госпитале? - Он задержал в руке полудетские пальцы с коротко остриженными ногтями.

- Да! - Катя кивнула, отвечая сразу на оба вопроса.

 

Через час Ирина Петровна заглянула в ее комнату.

- Ох, устала! Кажется, все распоряжения на сегодня и на завтрашнее утро отдала. Столько хлопот и все на мои плечи. Как тебе бал? И даже неплохо, что электричество отключили. Я вначале расстроилась, а потом смотрю - вроде бы даже неплохо, для разнообразия. - Она шутливо погрозила Кате.- А ты сразу очаровала принца. Не ожидала. Наш китайчик недавно из Бангкока...

- И совсем он не похож на китайца!

- Ну уж...

- Да-да! Он похож скорее на наших осетинов или карачаевцев.

- Может быть, - согласилась Храповицкая,- и по крайней мере умен, порядочен и приближен к императору. Еще в Пажеском корпусе был за блестящие успехи назначен личным пажом императрицы. И, знаешь ли, трудно было предположить, что иноземец, вначале не понимавший ни слова по-русски, может окончить обучение в корпусе лучше наших оболтусов. Он уже бывал у меня в то время - года три назад, мы поздравляли его с зачислением в императорский гусарский полк. Принц пришел в сверкающем белом мундире, - она гордо прошагала к окну, изображая Чакрабона, - шлем снял, а с нагрудником, тяжеловатым для его изящества, так и не расстался весь вечер. Умница, конечно, но азиат... Спи спокойно, Катенька Кстати, как твой ожог?

- Я уж и забыла, Ирина Петровна. Спокойной ночи.

Она задула свечку и нырнула в пуховое тепло постели.

Ночь прошла в полусне. То совершенно отчетливо слышалась мазурка Венявского и Катя, глядя на крошечный светлячок лампадки, спросонок думала, почему же не отпускают отдыхать оркестр, то она кружилась в вальсе с Чакрабоном, стараясь держать голову чуть вправо, чтобы он не видел левого, покрасневшего, виска. Глубокий сон пришел только ранним утром, когда уже были слышны покрики извозчиков и хлюпанье колес по тающему апрельскому снегу.

После завтрака Катя открыла конспект и стала старательно изучать способы наложения жгутов при кровотечениях, но взгляд случайно упал на огромную розовую раковину, и мысли сразу уплыли в другом направлении - к теплым берегам Южной Азии. Она достала географический атлас Петри, толстый, в черном коленкоровом переплете с металлическими угольничками по краям. Вот где, оказывается, Сиам. И правда, недалеко от Индии, но все же ближе к Китаю. Из глубин памяти всплыло: сиамские коты, голуБоглазые, а еще сиамские близнецы, девочки Додика-Родика, и слоны. Катя вздохнула, вспомнив семь традиционных фарфоровых слоников на маминой этажерке, поднесла раковину к уху - морской прибой шумел в перламутровой глубине, швыряя клочья пены на белые пляжи тропических островов. Йодисто запахло водорослями и мидиями, выброшенными под пальмы бирюзовыми волнами.

А за окном сосульки плакали по ушедшей зиме.

Было что-то еще, доставленное из Азии... Брат дарил на прошлые именины бусы из камней "тигровый глав", а раньше, лет пять назад, играли диковинными китайскими шариками. Бросишь легкий катышек в блюдце с водой, и там сразу распускается зонтик, или странный цветок, или забавный человечек - кругленький узкоглазый болванчик; начинает покачиваться на воде, сложив ручки на мандариновом животе и долго-долго кивая.

Но хватит отвлечений! Так никогда не выучить заданных страниц. А это нужно. Очень.

 

Следующим вечером девушки, вышедшие из пропахших хлоркой кабинетов, недоверчиво посматривали на сокурсницу:

- Это правда за тобой?

Чуть в стороне от госпитальных дверей стоял сверкающий экипаж. Яркие электрические лампочки с позолоченными венцами освещали императорские вензеля на полированных стенках.

- Здравствуйте, Катрин!- Лек приветливо помахал рукой и, посмотрев на сумрачное небо, с которого то ли падал снег, то ли сыпал дождик, и на стайку девушек, добавил: - Мы можем подвезти еще двоих. Кому по пути с Катей?

- Вот повезло,- сразу откликнулась кудрявая Зоя,- а я сегодня деньги дома забыла и уже настроилась пешком идти. Но такая слякоть! А тут вы... - И она без тени смущения, легко опершись о руку Чакрабона, первой поднялась по резным ступенькам.

- Ну, чему вас сегодня учили?

Катя, не такая бойкая, помалкивала, а Зоя сразу выложила уйму сведений: и что эти курсы ей нужны лишь для проформы, ради бумажки, у нее отец всю жизнь был сельским врачом, и она такого насмотрелась, такого... и что она разбирается в медицине не хуже некоторых фельдшеров, это вон девочкам учиться и учиться, если хоть какую-то пользу хотят принести...

Зоя была старше Кати лет на шесть и слегка покровительствовала ей - из симпатии и немножко из Сочувствия к сироте. Она снимала комнату недалеко от особняка Храповицких и за несколько дней, во время совместных возвращений, успела рассказать Кате о своем пламенном и не вполне безобидном романе с молодым врачом, два года после университета работавшим хирургом с ее отцом в сельской больничке под Новгородом. "Сереженька, Серж... - с удовольствием повторяла она на все лады.- Как там Сергей в Харбине? Скорее бы разрешили к нему..." Катя все больше молчала. Иногда, растормошенная Зоей, рассказывала что-нибудь о гимназических подругах или учителях. "А мальчики?" - допытывалась неугомонная спутница.

Ну что мальчики? Ну Борька, сбегавший с последнего урока, чтобы успеть к выходу девочек из ворот их Фундуклеевской гимназии и проводить ее до дома. Один раз он попросил Катю прийти на свидание к пятой скамеечке центральной аллеи Купеческого сада и во"время недолгого разговора о математике так истерзал свою серую гимназическую фуражку, что ее, со сломанными веточками герба, оставалось -только выбросить.

И сейчас Зоя не умолкала. Пожалуй, к лучшему. На балу было проще. Вокруг веселые люди, музыка. Можно было вообще ни о чем не говорить. А как себя вести наедине с принцем? Как называть? Зоя вон щебечет: "Чакрабон, Чакрабон..." Хорошо еще, что не "Лек". Ей бы такой легкий характер. А то вечно не знаешь, о чем беседовать с незнакомыми людьми, и каждый раз приходится мучительно искать тему для разговора. Не унижаться же до обсуждения погоды! Или с заумным видом рассуждать о туманных строках Бальмонта! Мама сколько раз говорила: "Не стоит ломать над этим голову. Ты достаточно хороша, чтобы поклонники ("Ну так уж и поклонники, мама!") сами стремились развлечь тебя. Слегка улыбайся, и только".

- Спасибо! Приезжайте почаще! - Зоя кошечкой спрыгнула со ступеньки, и карета повезла их дальше.

- Катрин, я обещал быть вечером у Ирины Петровны. Если вы не очень устали, спускайтесь в зеленую гостиную на чашечку кофе.

- Хорошо, ваше высочество.

- Катенька, ради Бога, не надо так официально. Мы же договорились - просто Лек.

- Хорошо, Чакрабон.

- Ну хотя бы так! - Он, сойдя на землю, протянул ей руки: - Осторожнее, везде лужи. Давайте я вас перенесу.

- Что вы, я сама.- Она храбро шагнула прямо в Глубину и почувствовала, как ледяные струйки потекли через дырочки от шнурков по шерстяным чулкам к пальцам ног.

- Катюша, простудитесь... Я-то в сапогах. Или побоялись, что уроню?

Он рассмеялся и подергал цепочку колокольчика. За дверью весело затренькало.

- Спускайтесь. Я буду ждать,- еще раз напомнил он ей, передавая шинель лакею.

Катя скинула беличью ротонду и капор в своей комнате, осталась в гимназическом платье. Расстегнула две кнопочки на высоком воротнике, обшитом тоненькой полоской кружев, расправив платье, повесила его в шкаф на плечики. Хорошо, что не оставила в Киеве привычную удобную форму, хотя мадам Марго, до последнего дня считавшая себя гувернанткой, собирая Катрин в такой далекий и чужой Петербург, уговаривала не брать лишнего: "Там нашьешь нарядов, милочка". А на курсах форма оказалась более чем кстати.

Серьезно, скромно. А то беленькая Леночка пришла к началу занятий в алом тюлевом платье и чувствовала себя ужасно неловко среди строгих госпитальных стен

Катя надела белую шелковую блузку с черным галстуком-шнурочком и черную юбку, переплела косу, туго закрутив ее на затылке, и, еще раз придирчиво оглядев отраженную зеркалом тонкую фигурку, пошла вниз по удобным мраморным ступенькам, словно созданным для бега по ним через одну. Но длинная юбка обязывала к степенности, и Катя спокойно спускалась, прислушиваясь к разговору. Опять о войне.

В креслах у низкого столика сидели Ирина Петровна, Чакрабон и женщина преклонного возраста, но в легкомысленных кудряшках и воланчиках. Катя подозрительно глянула на стол. Кажется, на этот раз без сюрпризов: ароматный кофейный дымок, печенье, крошечные бутерброды. А то в первый обед после мясного горячего была подана мятная вода для полоскания рта в высоких с золотым узором бокалах, а она по неопытности взяла и выпила ее, подумав при этом: "Фу! Совсем невкусно" Или вчерашние хитрые пирожные. Катя сначала посмотрела, как их ест хозяйка, и так же целиком положила шарик размером с маленький грецкий орех в рот, а приглашенная к чаю чопорная дама, негнущаяся, как старая трость, надкусила пирожное, и жидкая ананасовая начинка брызнула ей на платье и на скатерть. Прибежала горничная, Ирина Петровна засуетилась, но в глазах ее прыгали бесенята

- Катюша, кофе, верно, остыл. Сейчас заменят

- Добрый вечер,- поздоровалась она. - Не беспокойтесь, Ирина Петровна, я не люблю горячий.

- А что у вас говорят о войне?

- Совсем ничего. Девушки беспокоятся, что война слишком быстро кончится и мы не успеем побывать в Китае.

- Дай-то Бог! Но не похоже... - Хозяйка озабоченно покачала головой.- Катенька, мы поднимемся в кабинет, а ты не давай гостю скучать, принц не так уж часто балует нас своими визитами.- Многозначительно улыбнувшись, Ирина Петровна увела кудрявую даму, шепча ей что-то на ушко.

- Катрин, если не секрет, почему вы решили стать сестрой милосердия? И почему выбрали курсы именно в Петербурге? Разве в Киеве их нет?

- Это долго объяснять... Петербург, потому что у меня брат здесь, заканчивает университет. Потом он будет служить в каком-нибудь дипломатическом корпусе.

- Как его зовут?

- Иван Лесницкий.

- Кажется, я видел его в министерстве...

- Наверное. Жалко, мы редко встречаемся. Он очень занят. Но все-таки единственный родной человек, и здесь, в Петербурге. Я хотела остановиться в его квартире на Мойке, но Ирина Петровна уговорила пожить у нее, чтобы не стеснять брата, а тут мне и правда нравится. Почти как дома.- Она провела ладонью по бархатной зеленой обивке кресла и на минуту задумалась.- А курсы... с курсами сложнее.

Катя заглянула Чакрабону в глаза, решая для себя, можно ли говорить ему все, что думается. Принц смотрел внимательно и ласково.

- У меня мама тяжело болела почти полгода, и, когда ей стало совсем плохо, она никого не могла выносить рядом, кроме меня. И я была все время с ней, кормила с ложечки, переодевала, мыла, меняла белье, причесывала. А потом и кровать свою перенесла в ее спальню, чтобы ночью ей не приходилось поднимать меня звонком. Вы не подумайте, что она из эгоизма. Мама меня жалела, но ей было слишком плохо. У меня в гимназии подруга осталась, Сонечка Гольдер, так она все удивлялась, как же мне не противно. А я - ничего. Живой же человек, которому больно. Жалко. Палец себе чуть-чуть порежешь, и то слезы на глаза наворачиваются. Как же не помочь тому, у кого рука оторвана, или страдающему от болезней! Да мне и правда совсем не противно. Крови не боюсь. Только я мало еще что умею.

- Не беда, Катрин, научитесь.

- Знаю. Я стараюсь. И потом, я выросла в семье офицера. Папа с детства внушал, что служение отечеству - священный долг каждого. Может быть, это слишком высокопарно и не вполне естественно в устах какой-то девчонки, но для меня это не просто набор слов. Если я смогу что-то сделать сейчас, когда русские люди гибнут на войне, если смогу помочь раненым и, значит, России... - Она не закончила, смутившись от пафоса своего монолога.

- Вы ешьте, Катенька, наверное, проголодались. Я хоть тоже гость, но разрешите за вами поухаживать. - Чакрабон пододвинул блюдо ближе к девушке.

- Вот уж от недостатка аппетита никогда не страдала. - Она протянула руку за бутербродами с маслом и паюсной икрой, пояснив: - А это мои любимые.

Чакрабон отпил несколько глотков кофе, но, вспомнив о чем-то, достал из кармана маленький сверток в белой бумаге:

- Это вам. Сувенир из далекого Сиама. Безделушка. Брелок. Европейцы называют такие на японский манер - нэцке.

Катя развернула шуршащую обертку, и на ладони оказался маленький белый слоненок, размером со среднего маминого фарфорового, но совсем другой. Во-первых, он улыбался и хобот его был приветливо поднят, а глаза смотрели немного хитро; во-вторых, он был не холодный и тяжелый, а теплый, и не безразлично белый, а полупрозрачный. Под внешней его гладкостью ощущалась глубина и смешение серо-белых полутонов.

- Ох, какая прелесть!

- Это нефрит.

- А я думала, нефрит бывает только зеленоватым.

- Нет, и белым, но немного реже. Нефрит - удивительный камень. Старики говорят, что тот, кто его носит, становится мудрее, благороднее, сильнее и, кажется, даже красивее, хотя последнее вам ни к чему.

Катя чуть покраснела, поторопилась прервать паузу:

- Спасибо, принц.- И сама себя мысленно отругала: получилось, что поблагодарила за комплимент.

- Белый слон - наше священное животное. Вы видели флаг Сиама?

- Нет, не приходилось.

- А в моей комнате дома такой флаг висел с рождения. Алое полотнище, и в середине вот такой же белый слон.

- У вас они совсем белые? Я только раз видела слона в зоопарке, и он был темно-серый.

- Нет, это только символ. Если у слона есть даже просто белое пятно, то он уже считается священным, а из-за обладания настоящим белым слоном несколько веков тому назад разразилась война между Сиамом и Бирмой. Погибла не одна сотня людей.

- Стоит ли животное войны?

- Наверное, нет, но это вопрос философии, религии и политики. Люди умирали за то, чтобы священное животное принесло благоденствие их стране. А за что умирают ваши солдаты сейчас? Вы не задумывались, Катрин, кому нужна эта война?

- Ну как же... Мы защищаем отечество...

- Все очень неоднозначно, Катюша, и не укладывается в формулу: "Мы - значит хорошие, а они плохие". Я думаю, у вас будет возможность убедиться в этом.

Ирина Петровна с кудрявой дамой сели в кресла опять, и потекла благодушная беседа про спектакли в императорских театрах. Катя, услышав слово "Мариинский", вспомнила не киевский театр с таким же названием, а Мариинский парк в Липках около дворца, нависающий над Днепром, аллеи, обсаженные лиловой и белой сиренью, которая была так высока, что язык не поворачивался назвать ее кустами, гроздья цветов, покачивающихся от множества пчел, фонтаны среди свежих лужаек. Задумавшись, она только вскользь отметила фамилию - Кшесинская. Это балерина?

- Ах, она зазналась окончательно под покровительством Николая. Но сплетни вовсе не идут ему на пользу. Чего уж достойного - императору вмешиваться в мелочные подробности репертуара ради удовлетворения капризов пусть и примы, но всего лишь балерины. - Ирина Петровна почему-то сурово посмотрела на Чакрабона.

- Я не видел Матильду Феликсовну вечность...

- И прекрасно! Вот уж незавидное знакомство. Хотя, будем справедливы, танцует она превосходно. Принц, не мешало бы вам свозить нас в театр. Я давно собираюсь посмотреть "Эсмеральду".

- Хорошо. Обязательно. А сейчас позвольте откланяться. Я и так вас, наверное, утомил... Катрин, разрешите заезжать за вами иногда на курсы?

- Да, принц, конечно.

Она протянула ему руку, прощаясь. Чакрабон слегка прикоснулся губами к Катиным пальцам и шагнул к хозяйке. Та рассмеялась:

- Целовать наши морщинистые лапки после гладеньких и молодых - какое удовольствие? - Но все же подала ему изящно расслабленную ручку с кокетливо отставленным мизинцем.

- Зачем же так, Ирина Петровна? И с удовольствием, и с уважением. До свидания, - галантно прищелкнул он шпорами.

 

По календарю давно полагалось быть лету. Но если днем было сравнительно тепло и радовала глаз юная зелень Летнего сада, то вечером, возвращаясь с курсов, девушки еще кутались в пальто, защищаясь от желтого промозглого тумана, который тянулся с невидимой Невы.

- Ты заметила, уже пять человек перестали ходить на занятия, - плотнее завязывая шарфик, сказала Зоя.

- Да. Нелидова тоже... после экскурсии в морг. Как его сторож зовет? "Трупарня". Точно, но страшно. Когда сами по себе микроскоп или препаратор, то все нормально, но мертвенный свет газовых фонарей, цинковый стол с окоченевшим и никому, кроме патологоанатома, не нужным телом...

- Нелидова ушла, когда увидела, как извлекали мозг. Ей стало дурно. А, правда, он похож на огромный восковой орех?

- Да. И еще запахи... формалина и какой-то специфический сладковатый запашок. Ой, хватит, не могу больше. Давай о чем-нибудь другом!

- Ну хорошо. Ты давно видела принца?

- Дня три назад. Он заехал попрощаться перед отъездом.

- Надолго?

- Не сказал точно, но думаю, что до осени. Император назначил его главным ответственным за рекрутский набор.

- А они его слушаются? Наши детины? Наверное, каждый выше Чакрабона на голову.

- Он все время на своей Ромашке. Белая лошадь, белая форма - красиво. Ты видела?

- Ну откуда? Он же за тобой в экипаже приезжает.- Зоя помолчала.- Я смотрю, что-то ты последние дни грустная ходишь.

- Да нет, тебе показалось. Только прощание получилось неловким. Но тут не знаю, кто виноват. Может быть, я. - Она посмотрела в ожидающие пояснения Зоины глаза. - Он хотел подарить мне изумрудное ожерелье, а я его не приняла.

- Глупо. Но почему?

- Мы друзья. Ладно. Мне с ним спокойно, и я начинаю скучать, когда долго его не вижу. Но драгоценности... Они слишком ко многому обязывают...

- Ты же не просила, он сам захотел сделать тебе приятное, - перебила ее Зоя.

- Ко многому... - повторила Катя. - И я знаю, что это от души и что нелепо было бы ему уносить ожерелье домой, но, кажется, он меня понял верно.

- Я бы на месте принца тут же прислала его снова с курьером, и никуда бы ты не делась.

- А он поступил немного иначе. Ирина Петровна была свидетелем разговора, и стоило мне отказаться, как он тут же вручил ей коробочку, и она, конечно, приняла ее, переведя все в шутку. Но неловкость осталась. Вечером мадам велела Даше меня позвать, слегка отчитала, а потом сказала: "Может быть, ты и права, Катрин. Я хочу, чтобы ты знала, что эти изумруды - твои, но пусть полежат у меня до поры до времени. Представится случай, и я тебе их верну". Я промолчала, а потом она достала ожерелье, и мы вместе разглядели его как следует. Я такого никогда не видела - это понятно, но даже Ирина Петровна сказала, что это редкостная работа и поистине царский подарок.

- И что теперь? Ты хотела бы стать женой наследника сиамского престола?

- Он не наследник. У Чакрабона еще старший брат есть, кронпринц Вачиравуд. И вообще я сейчас ничего не хочу, кроме того, чтобы поскорее закончить курсы и начать работу в госпитале.

- Одно другому не мешает. Ты просто еще малышка. - Зоя снисходительно похлопала Катю по плечу. - Тебе семнадцать хоть исполнилось?

- Будет. Десятого мая на следующий год.

- И правда, ребенок.

 

В июле им наконец выдали квалификационные свидетельства сестер милосердия. Девушки торжественно отметили это событие посещением кондитерской месье Жака и уничтожением десятка пирожных с сельтерской водой и сиропом ром-ваниль.

Война затягивалась. Все были немного раздражены бесчисленными прогнозами на скорейшее и успешное ее завершение.

На стенах домов и рекламных тумбах болтались лубочные картинки с оптимистическими сюжетами. "Как русские солдаты гонят желтое стадо", - ухмыляясь, показывала одна: два дюжих молодца со штыками замахнулись, а от них кубарем по склону горы катятся крошечные испуганные японцы. "Как русский матрос разбил япошке нос", - хвасталась другая: здоровенный кулак и круглое узкоглазое лицо, заляпанное кровью.

Но люди говорили о тысячах убитых и отрезанном Порт-Артуре.

Врагом была не стая обезьянок, а организованная и хорошо оснащенная армия.

И ежедневно, стоило присмотреться, вокруг вспыхивали трагедии, которые были маленькими для окружающих по сравнению с общей бедой - войной, а для каждого их участника надолго, если не навсегда, заслоняли белый свет.

Любимая горничная Ирины Петровны, Дашенька, неделю ходила заплаканная и разбила не один стакан: забрали ее жениха, служившего в соседнем галантерейном магазинчике. "Его убьют! Он сломает очки, и его сразу убьют. Он беспомощней младенца!" - причитала она.

Уехал повар, а новый никак не мог угодить мадам, и у нее то ли от этого, то ли от враз нахлынувшей жары было постоянно скверное настроение.

Брату Ивану управляющий материнским родовым имением Хижняки писал о брошенных крестьянских хозяйствах, о разладе в усадьбе, с которым все труднее справляться.

Некоторые хорохорились, говоря, что победы японцев на море не удивительны, они, мол, прекрасные моряки, вот кабы на суше, то мы бы им показали...

Назначение в госпиталь почему-то затягивалось, и Катя уехала на дачу Храповицких. Как было бы там чудесно, если бы отдых не отравляло гнетущее ощущение тревоги и ежедневное ожидание призыва.

Когда было жарко, ходили купаться. Кате становилось смешно смотреть на себя в новом модном французском купальнике. Пока сухой, юбочка пышная и кружева топорщатся, а выйдешь из воды - облеплена пестрым шелком как мокрая курица и косы не помещаются под купальный чепчик...

Вместо песчаного пляжа загорали на зеленой лужайке. Здесь расстилали серое шерстяное одеяло, и Катя читала все, что попадалось под руку. Еще раз перечитала "Войну и мир", удивляясь тому, как она изменилась за два года.

Вспоминался Киев, бело-голубая девичья комната на втором этаже особняка Лесницких. Вот теплый ночной ветерок раскачивает лампу, висящую на длинном шелковом шнуре, а в белом стеклянном шаре колышется белый петроль и кажутся ожившими голубые рыбки, нарисованные на внутренней стенке; пламя горелки освещает два круга от абажура: четкий маленький белый с фарфоровым блюдечком, откуда вытекает шнур,- на потолке и размытый голубой - на бархатной скатерти стола. Катя гасила лампу, и сразу становилось очень темно. Потом проявлялся еле тлеющий огонек лампадки у лика Богоматери. "А почему масло, от которого огонек горит, называют деревянным? - спрашивала когда-то маленькая Катенька. - Его из какого дерева делают? Из дуба?" А няня Оля, черты которой растворились во времени, оставив память о тепле и покое, отвечала; "Глупышка, его просто не из мякоти маслинок давят, как оливковое, а из самих твердых косточек. Поэтому и копоти от него нету".

Глаза привыкали к темноте и не столько видели, сколько угадывали большой портрет графа Толстого на мелованном паспарту, подаренный в конце года за успехи в русской словесности. Писатель задумчиво смотрел в окно, в никуда, в себя. Может быть, когда его фотографировали, он как раз воображал Натащу Ростову на первом балу, а может, какую-то не до конца еще придуманную женщину, и она сначала представлялась ему отдельными черточками лица и характера, которые менялись, подгоняясь одна к другой, и наконец оживали, становясь Анной Карениной, такой же реальной для всех, как отличница Сонечка Гольдер или горничная Ксюша.

Они думали с графом каждый о своем.

Катя - об этом невыносимом Борьке. Попросил учебник физики Краевича и с едва сдерживаемой гордостью вернул на следующий день весь изрисованный, ожидая восторгов. Безрезультатно. Учебник был испорчен. Катя, особенно вначале, сильно огорчилась. А сейчас смешно вспомнить: на каждом правом уголке внизу листа был нарисован забавный человечек, и, когда книгу пролистывали, он, размахивая руками-палочками, бежал с последней страницы к началу учебника, и на середине дистанции в его кулаке возникал цветок, который с каждым мельканием увеличивался, закрывал человечка и в конце концов оказывался ромашкой с ярко-желтой серединкой. Наблюдательная Сонечка сразу заметила, что количество лепестков у нее такое, что по считалочке выпадает - "любит".

Луна висела над высокими кустами персидской сирени подрумяненным дырчатым блинчиком.

Катя садилась на широкий ореховый подоконник, подобрав ноги под батист ночной сорочки, и голос Наташи Ростовой шептал в ее душе: "Так бы вот села на корточки, вот так, подхватила бы себя под коленки - туже, как можно туже... и полетела бы". Эти слова слышал Андрей Болконский? Увы! Даже Борька давно катался во сне на вожделенном велосипеде "Дукс", сияющем хромированными частями, по бульвару перед Фундуклеевской гимназией. "Но почему лететь на корточках? Неудобно же! - вступал в спор собственный Катин голос. - Нужно лететь свободно, а ногами, как птица хвостом, управлять полетом. И лучше разбежаться и взлететь с обрыва или посильнее оттолкнуться от подоконника и прыгнуть. Нет. Здесь нельзя. Рядом с окном огромный дуб растет. Помешает. Упаду. А из маминой комнаты хорошо. С той стороны широкая лужайка".

Солнышко припекает. Кажется, вздремнула. Она посмотрела на раскрытый том Толстого. Что-то думала и не додумала... Ах, да! Когда читала в прошлый раз, то особенно внимательно изучала странички про любовь и наскоро пролистывала все, что касалось войны. А теперь внимание обращала и на описание военных действий, поля боя. И рассуждала, как и чем могла бы помочь Андрею Болконскому, задетому осколками гранаты. Рана бедра не так страшна. Главное - тщательно обработать, чтобы гангрены не было. А в живот - это очень опасно. У него же воспаление кишечника началось. Лихорадка. С тех пор прошло почти сто лет. Может быть, сейчас смогли бы его спасти.

Жалко, конспекты и учебники остались в Петербурге. Перелистать бы еще раз...

В первой половине сентября погода еще оставалась ясной. Прохладно для купания, но превосходно для прогулок по лесу, переходящему из полупрозрачного белоствольного березняка, приукрашенного золотыми монистами, в сумрачную хвойную чащу.

С соседней дачи приходили девочки и звали играть в теннис. Раньше Кате не приходилось держать в руках ракетку, и теперь, летая из края в край корта, загорелая, разгоряченная, с развевающимися косами, не всегда попадая по упрямому белому мячику, она получала истинное наслаждение от самого процесса движения. В Хижняках они если играли, то в крокет или серсо. Катя предпочитала серсо. Легкие желтые кружки взвивались в синеву и потом, устав от полета, опускались, словно притянутые ясеневой палочкой партнера. Но разве сравнить не дающий секунды отдыха теннис с изящно-медлительным серсо?

А к концу месяца начались длинные обложные дожди. Катя и Ирина Петровна перебрались в Петербург. Они недоумевали, почему до сих пор нет назначения на фронт. Может быть, в инспекции думают, что война вот-вот кончится и не стоит везти сестер милосердия через огромные российские просторы к восточным границам? Но хотя сведения в газетах были хвастливо-обнадеживающими, офицеры, приезжавшие в командировки или комиссованные по ранениям, говорили о неразберихе этой войны, о непонятных приказах, отступлениях-наступлениях и переполненных госпиталях.

Чакрабон подавал прошение об отправке на фронт, будучи офицером русской армии, но ему было отказано из-за иноземного происхождения. Он снова стал бывать в особняке мадам Храповицкой, но темы общих разговоров редко выходили за круг салонных бесед этой осени - войны, которая вольно или невольно коснулась каждого, открытия театрального сезона и сплетен, кто с кем и где. Катя не всегда спускалась к гостям. А если и видела принца наедине, то ненадолго. Так и осталась легкая натянутость отношений. Она жалела об утрате дружелюбной искренности вечерних прогулок, когда принц, ссылаясь на волнения в городе - хотя стоило ли оправдываться? - как только позволяла служба, приезжал за ней на курсы, удивляя блеском императорского экипажа работников госпиталя: за что же такая честь пусть милой, но ничем особо не выделяющейся девочке?

Спрашивал чаще Лек, а она рассказывала. Про маму - через полгода после похорон Катя могла говорить о ней почти спокойно, - про свои любимые Хижняки с походами за грибами, про детство, в котором самой большой трагедией была смерть отца, но Катя в это время гостила у бабушки в Вильнюсе, ее не привезли в Киев, и она только помнит, что было очень грустно и боязно чего-то, а плакать - не плакала. Странно! Зато когда приблудная собака задрала ее дымчатую Ласуню, девятилетняя Катя опухла от рева и несколько часов не отходила от распластанной болью кошки. Бинтовала и поила, приговаривая с няниными интонациями: "Ну, потерпи, миленькая, еще немного, и пройдет",- а потом сама завернула ее в кукольную простынку и понесла хоронить под куст сирени, а там земля была каменистая и никак не поддавалась детской лопатке. Тогда на помощь пришел Иван: в несколько взмахов выкопал нужную ямку и принес квадратик дерна, чтобы накрыть сверху.

Но стоило Кате начать спрашивать про Бангкок, как Лек отмахивался: "Ну что Бангкок? Просто столица Сиама! Лучше скажите, почему вы зиму любите больше лета?" И Катя снова рассказывала, что в Киеве зима не такая долгая и холодная, как в Петербурге с его пронизывающими балтийскими ветрами. Она там пушистая, искрящаяся, праздничная. А синие вороненой стали коньки "Галифакс" так плавно скользят по голубому в белых спиралях льду центрального катка! Военный оркестр, чуть притопывая, чтобы согреться, еще и еще раз повторяет модный вальс "Невозвратное лето". Катя сразу представляла сосредоточенное, покрасневшее от холода и внутреннего напряжения - не сбиться бы с такта - Борькино лопоухое лицо и вспоминала ощущение полупадения, когда его серебристые "яхтклубы" все-таки в последний момент запутались и незнакомый кадет, оказавшийся рядом, успел подхватить ее, дохнув крепким табаком, а Борька, царапая лед и размахивая руками, летел, чтобы ткнуться в спину капельмейстера Коваржика и, наконец, свалиться вместе с ним.

- Но почему на льду и летний вальс? - спрашивал Лек.

- Это была самая зимняя мелодия, о тепле и любви, которые давно прошли, и не верится, что возвращение счастья еще возможно, а снег все падает. Сентиментально, да? Но красиво.

А про себя он так ничего и не рассказал.

 

Двадцать первого октября вызвали в инспекцию, двадцать третьего предстоял отъезд.

Вечером прибежала Зоя, очень деловитая и похорошевшая от предчувствия встречи со своим ненаглядным Сереженькой.

- Ты держись меня, он нас пристроит получше, - тараторила она.

- Да не надо мне получше. Пусть будет обычный полевой госпиталь.

- Ничего ты не понимаешь. Слушай, я узнала, в каком поезде нам предстоит ехать: чья-то заботливая рука внесла наши фамилии в список пассажиров поезда, который подарила фронту княгиня Ольга. Это твой принц или мадам Храповицкая...

- Никакой он не мой, и я бы не хотела, чтобы он хлопотал за нас.

В дверь постучали.

- Здравствуйте, Зоя, Катрин. - Вид у Чакрабона был очень официальный.- Ирина Петровна сказала, что вы собираетесь, и я попросил у нее разрешения попрощаться с вами, так что, если вы не возражаете, я хотел бы пожелать вам дороги без приключений, не очень тяжелой работы, и скорейшего возвращения.

- Спасибо, ваше высочество!

- Ну что вы как на приеме в Зимнем дворце! Давайте чай пить. - Зоя повернулась к Кате. - А правда, можно? Я, когда поднималась к тебе, вдыхала восхитительный аромат ванили и каленых орешков.

- Да, конечно, я сейчас попрошу, чтобы сюда подали.- Катя дернула за шнурок колокольчика, отозвавшегося внизу веселым звяканьем. - Киевский торт пекли. Старого повара забрали на фронт, и он уехал, не оставив рецепта, а он наш, мамин. И я вчера целый час вспоминала, что и за чем нужно класть и из скольких яиц приготовлять безе. Не знаю, получилось ли? Сейчас попробуем.

- Ничего не забыли, Катрин?

- Кажется. Как начинаю собираться, с каждой вещью проблема - брать или нет. Зоя говорит, что стоит взять и нарядные платья, а я не хочу.

- Обязательно, хоть одно, Катенька. Как же иначе отмечать успехи победоносной русской армии и окончание войны.

Она оглянулась на принца. Не понять, шутит или

Зоя.

- Ладно, возьму.

- И пару книг не забудь в дорогу, - добавила Зоя.

- Я сложила учебники. И вот еще Бунина заберу. - Она сняла с полки не разрезанный еще синий томик.- Не успела прочитать...

- Катрин, если можно, одна маленькая личная просьба. Захватите с собой почтовую бумагу и конверты, чтобы всегда были под рукой, и пишите мне иногда. Я хочу, чтобы вы знали, что я беспокоюсь, как вы там устроитесь, и вообще... - Он немного замялся. - Вы разрешите вам писать?

- Конечно, принц. Я буду все новости сообщать сразу в трех экземплярах - Ивану, Ирине Петровне и вам.

- Под копирку? Это вовсе не интересно. Пусть меньше, но мне, лично мне и отдельно...

- Обязательно. А вот и чай приехал. - Катя помогла горничной вкатить в комнату столик, уставленный розетками для варенья и тарелочками с воздушным в орешках тортом.

 

Поезд, подаренный Красному Кресту великой княгиней Ольгой, сиял, как дорогая игрушка. Белоснежные стены и белье. Никелированные ручки и краны, зеркала в серебряных рамах, ванная, вагон-кухня, вагон-склад, и все вагоны пульмановской системы - тряски совсем не ощущалось, - в основном приспособленные специально для тяжелораненых: вместо лавок вдоль проходов в два ряда тянулись пружинные подставки, чтобы на них класть носилки.

Одно купе для медперсонала в вагоне заняли Катя с Зоей, а во втором разместились два старичка: Степан Петрович, назначенный ординатором, и священник, отец Григорий.

Через пять дней, подъезжая к Уралу, девушки успели в полной мере осознать, как им повезло с одним и не повезло с другим попутчиком.

Милейший Степан Петрович, всю жизнь проработавший акушером и гинекологом, был влюблен в свою специальность и сокрушался, как же в клинике обойдутся без него, а его богатейший опыт будет бесполезен при лечении раненых. Едва познакомившись с Катей и Зоей, он стал рассказывать им о последнем принятом младенце:

- ...Ах, паршивец, умудрился в конце поперек развернуться, сколько хлопот доставил. - И он, быстро жестикулируя сухими руками в старческих пигментных пятнышках, показывал, как именно поворачивал гадкого мальчишку, и очки подпрыгивали на остром носике, а во взгляде не было никакой утомленности от долгой жизни. - Намучились, ночь не спали, но какого красавца родили, не успел вылупиться - басом закричал. Юные мои коллеги, найдите меня после войны. Приходите к нам работать. Я сделаю из вас первоклассных повитух. Не улыбайтесь. Стоит принять одного ребенка и почувствовать, как из "ничто" получилось "нечто", которое машет руками и вопит, требуя забот и молока, и вы не сможете уйти от этого дела до конца жизни.

Курсы были ориентированы только на уход за ранеными, и ничего, о чем говорил Степан Петрович, они, особенно Катя, не знали. Было интересно каждое слово, во-первых, с профессиональной стороны, во-вторых, из-за удовольствия слушать добрую речь, пересыпанную десятками примеров из Богатейшей практики. Катя представляла себя на месте той или иной роженицы и поеживалась в самые ответственные моменты, а Степан Петрович, воодушевленный вниманием, переходил к серьезным лекциям, и девушкам, не всегда все понимавшим, приходилось его перебивать, уточняя то или другое слово.

Священник же, отец Григорий, оказался сущим наказанием. Степан Петрович на второй день перебрался от него к денщику Игнату, оставив попа в желанном одиночестве. Единственное сходство между старичками было в росте. Такой же невысокий, но рыхлый и отечный, священник распространял ощущение нечистоплотности. Слипшиеся седые волосенки, грязная ряса, взгляд, подозревающий каждого во всех смертных грехах, узкий морщинистый лобик. На первой же станции он побежал к главврачу, чтобы тот распорядился не вычитать из его жалованья деньги за довольствие с общей кухни, и, не получив разрешения, всю дорогу сокрушался о несправедливости. Даже тогда, когда все припасы были съедены и он, кроме положенного, стал выпрашивать на кухне добавку. До самой Волги, боясь, что испортится его многокорзинная провизия, он жевал сутками сначала госпитальный борщ с котлетами, потом что Бог послал, озираясь по сторонам и загораживая от претендентов куриные ножки и пироги. Время от времени до девушек доносилось: "Благодарим тя, Христе Боже наш, яко насытил еси нас земных твоих благ, не лиши нас и небесного твоего царствия!" Слова прерывались икотой.

Зоя со скуки, невинно глядя в заплывшие бесцветные глазки, спрашивала:

- Ох, батюшка, любит вас, наверное, попадья-то? Сколько в дорогу наготовила...

И он отвечал, убедившись, что она не посягает на его кулечки:

- Нет попадьи, Бог прибрал, царствие ей небесное. Это все прихожане, прихожане, на дорогу, на прощание.

Зоя уходила, хихикая в кулачок:

- Прихожане... С радости, должно быть, что избавились. А жену довел до могилы скупостью своей.

- Отец Божий, обиженный Богом, - мрачно шутил Степан Петрович.

- А что, если его угостить чем-нибудь? - спросила Катя. - Возьмет или откажется?

- Попробуй, если не противно связываться.

Она взяла малосольные огурчики и пирожки с печенкой, купленные у голосистой тетки на станции, и пошла к попу.

- Батюшка, не хотите ли отведать свеженького? Он с минуту смотрел на нее и на подношение, видно соображая: "Или девчонка дурочка - свое отдает, или испорченное хотят подсунуть, чтоб не выкидывать", - но огурчики были гладкие, в листиках укропа, а пирожки маслянистые, благоухающие, и попик, остановившись на первой половине своей недлинной мысли, протянул пальцы с каймой на ногтях в цвет рясы и схватил огурчик.

- Благодарствую, дщерь моя!

- А может, вам одежду в стирку отдать?

- Она чиста... - Отец Григорий повернулся спиной, давая понять, что аудиенция окончена.

- Она чиста, как его помыслы, - продолжила вполголоса Зоя, - даже грязь собственную жалко. Степан Петрович, а что ему надо на войне? Сидел бы дома...

- Это же так просто, - ответил доктор. - На войне люди гибнут, и каждому отпустить грехи перед смертью надо, а кого и отпеть. И каждый, по возможностям, живой рублик или хоть пятачок ему в ладонь сунет поверх жалованья, а оно одно побольше, чем у докторов. Так что прямой резон есть попу на войну ехать. Куда ему только потом деньги девать? Ни жены, ни детей. Болезнь это, девочки, и он, пожалуй, жалости достоин, только сложно такого жалеть, да?

За Уфой местность, и до того холмистая, становилась все изрезаннее и около Миасса постепенно переходила в горы. Поезд, извиваясь, полз по ущельям и долинам, поднимаясь все выше и выше. Холод усиливался. Ветер местами оголял землю, местами наносил довольно глубокие сугробы. В вагоне было тепло, уютно и совсем бы хорошо, если б не грязное пятно отца Григория, маячившего по белоснежному коридору, и тихие ругательства денщика, отмывавшего заплеванный попом пол в туалете.

Катя смотрела на припорошенные первым снегом сибирские леса, темно-зеленой с проседью полосой убегавшие на запад, читала Бунина: "Смутно отсвечивают свинцовым блеском стекла. Если даже прильнешь к ним, то разве едва-едва различишь забитый, занесенный сугробами сад... Он... погружается в какое-то бесконечное пространство... И опять чувствует сквозь сон что-то зловещее..." Катя плотнее закуталась в пуховую шаль.

Поезд замедлил ход.

- Что за станция? - спросила Зоя, вглядываясь в темноту за стеклом, изредка пересекаемую снежинками. - Катюша, посмотри, может, из другого окна видно...

Заглянул Игнат:

- Барышни, к Байкалу приехали. Начальник поезда приказал всем покинуть вагоны. Одевайтесь теплее. Деньги возьмите с собой, а я все двери позакрываю, чтоб никто не шастал, и ключи главврачу сдам.

- Но почему?

- Не знаю. Говорят, поезд по озеру поплывет сам по себе, а мы отдельно.

Выяснили. Действительно, порядок был таков, что на ледокол "Байкал" вагоны загружались пустыми. Пассажирам обещали каюты.

Девушки, поеживаясь, выбрались из обжитого вагона. Крупинки снега, гонимые резким ветром, кололи лицо. Тусклые огоньки станции светились шагах в трехстах. Ворча, они побрели, спотыкаясь, к смутно белеющим в ночи строениям.

Маленький зал ожидания станции был забит солдатами пополнения. Степан Петрович попросил их освободить место для девушек, и они нехотя подвинулись. Катя впервые оказалась среди такой массы людей, которые шли, чтобы, не жалея живота своего, служить во славу отечества. Она жадно вглядывалась в серые, измученные лица. Ни воодушевления, ни желания сразиться с врагом не было в них. Рядом сидящий рябой солдат в черной папахе затянул неуверенно:

- Вы, японцы, покоритесь! Эх-ва, эх-ва! Наша матушка Расея всему свету голова...

На него недовольно зашикали:

- Ишь, напился, так распелся. Дай людям отдохнуть...

В зале висел тяжелый дух перегара, махорки, пота. Во взглядах тех, кто не дремал, читался застывший мучительный вопрос - зачем, почему оторвали их от семьи, от родной деревни и везут куда-то далеко, за тридевять земель, сражаться с неизвестным японцем?

Перешагивая через ноги, винтовки и вещевые мешки, к девушкам пробрался Игнат:

- В буфете вроде посвободнее и чай обещали согреть. Пойдемте туда.

Отец Григорий уже сидел за непокрытым столом в жирных лужицах, оставшихся, наверное, с обеда, и, приоткрывая по очереди свои кулечки, откусывал из них что-то невидимое, прихлебывая жиденький станционный чай.

- Ничего хорошего,- скривив губки, протянула Зоя.

- Да уж... - в тон ей ответила Катя, глянув на засиженную мухами витрину ("Откуда сейчас мухи? С лета не мыли...") с сухими бутербродами. Скорченные от старости кусочки сыра безнадежно покоились на серых сухариках.

Буфетчица, зевая, вышла.

Степан Петрович, тоже не соблазнившись предложенным ужином, сказал:

- Вы тут прикорните, а я пойду отыщу наше начальство и скажу, что мы в буфете, чтоб не забыли нас ненароком.

Не хотелось ни спать, ни разговаривать. Катя прикрыла глаза и постаралась представить бал в особняке Храповицких. Не получалось. Виделись бородатые, угрюмые лица.

Только задремала, послышался протяжный свисток - ледокол подошел к берегу. Они вышли в морозную тьму. От станции к пристани бесконечными серебристыми стрелками тянулись рельсы. Девушки двинулись за первой партией мрачных людей, обвешанных мешками, тупо и мерно переступавших ео шпалы на шпалу.

В ярком электрическом свете на пристани все немного оживились. Какому-то замерзшему солдату надоело притопывать на месте. Он попробовал пойти по кругу вприсядку, подобрав полы шинели. Приклад винтовки гулко стучал по ледяной земле.

Огромный матрос повел всех по переплетениям сходней и мостков. Ледокол слегка вздрагивал, когда паровоз вкатывал несколько очередных вагонов на нижнюю палубу. Обломки серых льдин бились об обшивку "Байкала". Под ними угадывалась черная холодная бездна.

Капитан стоял наверху, сам распределяя врачей и сестер по каютам первого класса, неожиданно теплым и чистым.

- Неужели добрались до постели? - пробормотала Зоя, зевая, и откинула покрывало.

Сильно качало. В коротком сне Катя взлетала на дачных качелях, касаясь протянутыми ладонями желтых липовых соцветий. А потом веревка оборвалась и она чуть не упала - пароход дернулся.

...Тьма за круглым стеклом иллюминатора стала чуть реже. Захотелось вдохнуть свежего воздуха, и Катя, накинув шубку, вышла на палубу. В сумраке она сначала не поняла, что навалено на промерзшие доски, но, приглядевшись к изредка шевелящейся и похрапывающей темной массе, узнала в ней солдат. Кому повезло, спали вповалку под брезентом, кому нет - прямо так, приткнувшись к едва теплым стенам столовой или к основанию пароходной трубы.

Клубами плавал стойкий запах перегара.

Она увидела знакомую фигуру. Степан Петрович шел от капитанской рубки.

- С добрым утром, Катюша. Как спалось? Сейчас причаливаем. Я вас будить шел.

- Здравствуйте... Хорошо... А отчего они так много пьют? - кивнула девушка в сторону солдат.

- Не от веселья, Катенька, не от праздника. Не околеть бы на морозе. Да и чтобы головы затуманить, а то ведь если задумаешься, совсем тошно будет, а сделать ничего нельзя. Ну, иди, поднимай подружку, а я остальных обойду.

Ледокол точно вписался в дебаркадер. Верхние и нижние части сходней сомкнулись. Не разглядеть, где кончались рельсы нижней палубы и начинались пристанские. Катя еще раз с жалостью оглянулась на сизые лица солдат в сизом полумраке и пошла к своему новенькому вагону в белоснежный уют.

За Байкалом поезд стал двигаться томительно медленно. Пропускали воинские эшелоны, ждали встречные составы, часами простаивали на станциях. Отец Григорий доел наконец свою провизию и теперь спал почти все время, оживая лишь тогда, когда Игнат приносил судки с едой госпитальной кухни.

Степан Петрович, иногда спрашивая, не надоел ли он своей старческой болтовней, рассказывал очередной случай из практики:

- А знаете, девочки, когда у меня единственный раз в жизни тряслись руки и я едва не уронил младенца? В первые роды собственной жены. Теперь уж Коляша постарше вас будет...

От Благовещенска до Харбина добирались еще десять дней. Казалось, пешком было бы куда быстрее.

На полустанках ждали встречного, а среди сопок, где на много верст вокруг ни одной живой души, неизвестно чего. Но стало значительно теплее, и в Харбине днем развозило.

Зоя и Степан Петрович оставили Катю караулить вещи, а сами отправились в управление военно-медицинской инспекции.

Зал вокзала был маленьким, битком набитым. Обшарпанные стены, заплеванные полы, бессмысленная толчея. На чемоданы упали куски отсыревшей штукатурки. Катя посмотрела на потолок в грязных потеках и стала перетаскивать вещи в сухой угол. Какой-то заросший мужик тут же взялся подсобить, умильно поглядывая на нее красными глазками. Катя достала гривенник.

- А говорили, здесь новый вокзал построили.

- Построили, милая, построили, вон он стоит.- Мужик показал в окно на новое современное здание, радующее взгляд салатными стенами. - Так туда людей не пущают. Начальство обосновалось... Наместник Алексеев со своим штабом...

Ждать пришлось недолго. Сначала прибежала Зоя.

- Все в порядке. Мы остаемся здесь. Сереженька побеспокоился, чтобы лично мы были затребованы в его госпиталь.

- Видела хоть его?

- Ну когда же? Сейчас вместе и пойдем. Носильщика надо крикнуть...

- Не зовите. Игнат вам поможет,- подошел Степан Петрович. - Он теперь полностью в мое распоряжение перешел, денщиком.

- Спасибо. А вас куда направили?

- В полевой госпиталь двадцатого полка.

- До свиданья. Спасибо вам за все, Степан Петрович. Может, будете в Харбине - заходите.

- Ладно, еще встретимся. Как говорится: все там будем...

- Что за мрачные шутки? Что нужно будет - пишите, пришлем. Здесь как-никак почти столица.

Весь медперсонал размещался в кирпичном одноэтажном доме коридорного типа рядом с госпиталем. Сестра-хозяйка провела девушек в узкую, выбеленную мелом комнату с жестко накрахмаленными занавесками, скатертью и постельным бельем. Сильно пахло Дезинфекцией.

- Еще не проветрилось. Анна Захаровна тут жила. Брюшной тиф подхватила. В инфекционном сейчас. И уж сюда не вернется. А соседка ее, кастелянша, ближе к складу перебралась. Как специально для вас комнатку освободили. Да вы не бойтесь, здесь все хорошо обработали. Располагайтесь. - Она вышла, бесшумно прикрыв дверь.

- Слышала, Зоя? Брюшной тиф. Не дай Бог. Столько мучений, и еще наголо стриженной остаться. - Катя провела рукой по пушистой косе, перекинутой на грудь. - Твоя-то прическа отросла бы за два месяца...

Зоя посмотрела в зеркальце на свои светлые кудри, примятые шапочкой.

- Да ну тебя! Не собираюсь я болеть, и с твоими волосами тоже ничего не случится. Моя кровать вот эта, у двери, чтобы тебя ночью не беспокоить.- Ее личико приняло блаженно-мечтательное выражение.- Пока ты ни с кем не познакомилась, сегодня побудешь с нами. Сереженька приглашает.

- А как его отчество? По имени неудобно.

- Конечно, конечно. Для тебя - Сергей Матвеевич:

Вечером отдохнувшие девушки сидели в такой же комнате у Сергея Савельева. Обжитой, но несколько экзотический вид ей придавали китайские циновки на полу, шелковые полотнища на стенах, расписанные диковинными цветами и птицами, большая резная шкатулка, отделанная слоновой костью.

- Красиво! Но обстановка какая-то будуарная, не мужская. - Зоя кивнула на картины.

- Так это же я для тебя купил, Зоенька. Нравится?

- Ну, если так, то да! А где твой сосед?

- Зануда Купревич? Мы с ним дежурим в разные смены, редко встречаемся и очень этим довольны. Он неплохой малый, но скучный до предела.

Савельев достал из шкафа стаканы, хлеб, копченую колбасу, печенье. Зашуршала полупрозрачная бледно-розовая бумага. Из нее вылупилась, блеснув длинным зеленым металлическим колпачком, бутылка португальского "Опорто".

- Рюмок нет, но вы представляйте, что пьете из хрусталя, - сказал он, наливая в простые госпитальные стаканы темно-красный, отсвечивающий золотыми искорками портвейн. - Удивляетесь, откуда бутылка? Здесь и не такое можно достать. Вот побегаете по магазинам... - Он поднял стакан, подумал, глядя на лампочку через рубиновый напиток. - Ну что ж, девочки, выпьем за встречу, за удачу, за победу и чтоб мы подольше без неподъемной работы оставались. Сейчас на фронте затишье. Завтра приступите к дежурству - увидите. Долечиваем раненых, тех, кого решили домой не отправлять, да так больные идут кое с чем... До дна, Зоя, до дна, а Катюша маленькая еще, как хочет. Сладкая с пряной горчинкой жидкость обожгла горло. Катя, чтобы не закашляться, скорее запила вино чаем из такого же стакана и спросила:

- Много раненых, да? Расскажите, Сергей Матвеевич, про войну, про госпиталь.

Он посерьезнел.

- Когда я начинаю размышлять о нашем положении, у меня настроение портится надолго. Во время работы проще: думай только, чтобы левую руку к правому плечу не пришить. Режешь, зашиваешь, вливаешь. А начнешь говорить с ранеными - ужасаешься: они идут в наступление кто в лаптях, кто в сапогах, а кто и в галошах на босу ногу. Потерял лапоть, пока полз по какой-то грязевой промоине, оставайся вовсе без обувки или снимай с подвернувшегося мертвеца. Кто в папахе, кто в малахае, а кто и просто тряпкой обмотанный. Зато у японцев обмундирование с иголочки. Я здесь почти с самого начала и насмотрелся всяких порядков, вернее, беспорядков. Вообще ко всему, что здесь происходит, лучше всего подходит приставка "без": бездушие, бесхозяйственность, бездумность, безнаказанность... Хватит? А то у меня таких слов уже с пару десятков набралось: безначалие, безобразие... Кто может - наживается, а к нам везут раненых, по три дня не кормленных. Насмотритесь. Но вот, хотите, несколько цифр. У японцев маршалы и адмиралы получают по шесть тысяч рублей в год в переводе на наши деньги, а русские - по сто двадцать тысяч за тот же год. Теперь солдаты: у японцев - шестьдесят рублей, у нас - шесть. В год, Катюша, в год. У вас вот восемьдесят рублей в месяц и теплая постелька, у них за полтинник окопная грязь да несколько | сухарей в мешке. Уже это о чем-то говорит, да? Хорошо, если начальство честное попадется, а то продукты - на сторону, обмундирование туда же. Мужики, мол, привычные, нечего баловать...

Катя смотрела на Савельева, понимая, отчего Зоя восьмой месяц каждый день повторяет: "Ах, Сереженька!" Он, конечно, хорош собой. Высокий ("Верно, на голову выше Лека", - отметила она вскользь), стройный, прямые темные волосы, четко вылепленные черты. Глаза... Если бы эти глаза да на женском лице, их назвали бы русалочьими: длинные, чуть оттянутые к вискам, неопределенного - в свете керосиновой лампы - цвета, но не было во взоре врача русалочьей томности и загадочности. Трезво и строго смотрел он перед собой, продолжая говорить о солдатах.

- Сережа, ну что ты разволновался? - Зоя перехватила его руку. - Дай-ка пульс посчитаю.

Кате стало неловко смотреть, как она гладила крепкое смуглое запястье и перебирала пальцы, испачканные йодом, которые умели возвращать людям жизнь.

- Ну, спасибо вам. Я пойду к себе. Что-то спать хочется.

- Спокойной ночи.

Прежде чем уснуть, Катя долго ворочалась, укладываясь поудобнее на продавленной койке под тощим байковым одеялом. Потом, замерзнув, поднялась, чтобы снять с вешалки шубку, накинула ее поверх серой байки и погрузилась в сбивчивые сновидения с последней мыслью: "Надо будет завтра выбраться в магазин, купить хорошее одеяло".

 

Но назавтра оказалось не до прогулок.

Был торжественный день, день Георгия Победоносца. В честь такого события сводный госпиталь должен был посетить главнокомандующий Куропаткин, и Катя сразу включилась в общую суету: поправляла белье лежачих больных, протирала стекла, меняла занавески на окнах.

Куропаткин подъехал к одиннадцати часам, на белом коне, сопровождаемый свитой.

- Как Наполеон, гарцующий перед Москвой,- тихо пробормотал рядом стоящий врач.

"Как Чакрабон на своей Ромашке", - одновременно подумала Катя.

Все раненые, которые могли передвигаться, были собраны в самой большой, стокоечной, палате и разместились кто где сумел, наскоро приведя себя в порядок. Внесли и развернули складной алтарь, установили знамя, зажгли свечи. Начался молебен. Добродушный на вид священник соседней церкви начал почему-то с молитвы Николаю-угоднику.

- А при чем тут Николай? - шепотом спросила Катя сестру-хозяйку.

- Тс-с... - ответила та, но спустя минуту пояснила: - Священник - сам Николай, и это его собственный святой, да, кроме того, император - Николай, так что он любую службу одним и тем же начинает.

- " ...О всеблагий отче Николае, избавь Христово стадо от волков, губящих его, и страну христианскую сохрани святыми твоими молитвами от мирского мятежа, трусов, нашествия иноплеменников и междоусобной брани, - монотонно басил поп, - от глада, потопа, огня, меча и напрасной смерти, и яко же помиловал еси трех мужей, в темнице сидящих, и избавил их от посечения мечного, тако помилуй и нас, умом, словом и делом во тьме грехов сущих, и избави нас от гнева Божия и вечной казни..."

Катя посмотрела на генерала: "Не удивлен ли он молитвой невпопад?" Черные с сединой волосы, твердый, углубленный в себя взгляд на сумрачном лице без тени бурбонства.

Куропаткину было не до молитв. Катя не знала, что перед его внутренним взором стояли строчки только что полученного письма от Сергея Витте: "Алексей Николаевич, все-таки Вам нужно знать правду. Ведь это война беспричинная и бесцельная. Ее можно и должно было избежать. Никаких результатов, благих для России, мы от нее ждать не могли - никаких результатов от нее не получим. Теперь, дай Бог, только уйти без срама... Это род государственной авантюры... Прежде правительство не любили, но с ним считались, а теперь над ним смеются..."

Священник перешел к речи, ближе касающейся темы торжества:

- Георгий Победоносец победил ворога злого - змия. Тако и вы, воины, поражайте ж врагов и за это отличены будете знаком военного ордена, сиречь Георгиевским крестом.

Куропаткин был немногословен:

- Спасибо за верную службу государю императору и великой нашей отчизне. Ура!

Прокричали трижды "ура", и генерал повернулся к наместнику, стоящему возле него с коробкой солдатских крестов:

- Где списки представленных к награде?

- Сейчас принесут, - засуетился тот, - разыскивают.

- Безобразие, - хмуро выговорил главнокомандующий и после минутного ожидания, бросив: - Мне некогда! Раздадите без меня, - вышел из палаты и вскочил на коня.

Списки так и не нашли, а может, их и не было вовсе.

Далее следовала церемония награждений.

Генерал Алексеев, маленький, кругленький, подвижный, шел по проходу между рядами коек, изредка, не совсем уверенно, останавливался, выбирая, вероятно, самых изможденных солдат.

- А ты, дружок, как ранен был?

- В атаке, ваше превосходительство, высоту брали... - Солдат, мучительно напрягаясь, пытался вспомнить название китайской деревушки между двумя сопками.

- Ну, выздоравливай. Чтобы к Новому году в строю был. Вот тебе крест. - И наместник выискивал следующую фигуру, достойную награды и чтоб поближе к широкому проходу: между койками было сложно пробираться.

Некоторые солдаты из честолюбивых всячески старались попасться ему на глаза, преображаясь мгновенно и принимая кто геройски-бравый, кто особенно страдальческий вид:

- Рад стараться, ваше превосходительство, служу царю и отечеству!

Над ухом Катя услышала голос Савельева:

- Смотри, девочка, внимательнее. Видишь, вон Илюшке Петрову крест нацепили? Он еще что-то про штыковой бой на перевале говорил... Так вот этот горе-солдат был как кусок баранины на шампур насажен японцем на штык, улепетывая без оглядки с поля боя, и доставлен с ранением в ягодицу, правда, сильным. А вон у стенки, куда не достал сиятельный перст, лежит другой, с израненными ногами и контузией, вынесший к перевязочному пункту полуживого офицера. Вот тебе и раны. Вот и награды.

 

Потекли относительно спокойные - затишье на фронтах - госпитальные будни. Самую грязную работу выполняли палатные служители и денщики. Сестрам оставалось перевязывать раны, раздавать лекарства, кормить лежачих больных, делать уколы. "Ох, доченька, спасибо, легкая у тебя рука!" Сначала Катю направили в офицерскую палату, но через два дня она попросила перевести ее к солдатам. Слишком много было рук в офицерской палате, которые стремились ее коснуться, слишком много глаз, которые видели в ней не сестру милосердия, исполняющую служебные обязанности, а хорошенькую синеглазую барышню, к тому же, кажется, свободную.

В солдатской палате она сразу выделила несколько симпатичных лиц, таких, как Захар, отказавшийся назвать свое отчество и оставшийся до выписки дядей Захаром. У него была перебита правая рука и обморожена левая. Катя кормила его с ложечки и разговаривала:

- Как же ты, дядя Захар, руку не уберег? Теперь месяц, если не больше, здесь пролежишь.

- А чем тут плохо? Только рот открывай да проглатывать успевай. А руку-то... Это счастье, что руку... Мы же как стреляли? Высунешь одни руки из окопа и палишь в ту сторону, откуда вражьи дети бьют. Авось попадешь в кого-нибудь. Высунул бы голову - давно бы шакалы растерзали.

- А японцев близко видел?

- Живых - нет, а мертвых - полно. Зато письма ихние читал. Ну не сам, правда: печатные буковки еще разбираю, а написанные, да криво, - с трудом. Поручик нам читал.

- Что ж за письма? Листовки, что ли? Или завещания убитых?

- Да нет, сплошные любезности. У нас сопка была сторожевая. Так она две недели на каждую ночь русскими занималась, а утром к японцам отходила, почти без выстрелов. Положит поручик, бывало, конверт, а на том же самом месте вечером ответ лежит. На французском или русском, что, мол, мы молодцы и офицеры у нас молодцы, и фотокарточки оставляли своих красавиц или природы: вулканы там, острова. Ну и наши в том же духе отвечали. Театр, да и только. Мы бы до такого не додумались. Уж дюже вежливый народ - японцы,- И подумав, добавил: - Когда не убивают. Не хочу напраслину возводить, сам не видел, но говорят, они и своих тяжелораненых приканчивают.

- Ну, допивай чай. - Катя обтерла его рот салфеткой и перешла к следующему солдату.

Молодым и тем, с которыми устанавливались доверительно-приятельские отношения, Катя говорила "ты". А врачи "тыкали" всем без разбору, и было не по себе иногда слушать, как старший врач, делая обход, пренебрежительно бросал: "А ты еще валяешься? Пора "вышибальную комиссию" организовывать. Скажи спасибо, что на фронте тихо!" - а пожилой солдат, отец пятерых детей, силясь подняться с кровати, заискивающе улыбался: "Так точно, ваше высокоблагородие! Никак нет, ваше высокоблагородие! Рад стараться!"

Савельев тоже называл раненых "ты", "Артем", "Захарка", но, прислушиваясь к его интонациям, Катя улавливала не грубость, а доброжелательное подтрунивание. И забитые русские мужики - "пушечное мясо", - про которых он говорил, что нельзя выиграть войну, если солдаты не могут пользоваться картой и компасом и держат книгу вверх ногами, останавливали его, спрашивали про положение на фронте, а кто посмелее, те и на совсем отвлеченные темы старались поговорить.

- Вот, Сергей Матвеич, проходили мы старинным кладбищем под Мукденом, - заговаривал Захар,- так там, на ихних могилах, идешь и о гробы деревянные, торчащие из-под земли, спотыкаешься. Как же так?

- У нас одни обычаи, а у китайцев другие, - терпеливо, но на ходу, торопясь в операционную, отвечал Савельев. - Ты дома в деревне хоронишь - могилу поглубже копаешь, а они гробы прямо на землю ставят, а сверху холмик насыпают, ну его ветром и разносит потом.

- Вот нехристи дурные, - сокрушенно качал головой Захар,- ведь любой раскроет и осквернит останки. Вот манзы! Едят нечисть, поклоняются идолам...

- Нельзя так говорить,- хмурился Савельев. - Для них мы странны и непонятны, а вообще это древний и очень культурный, только по-своему, народ. Я спешу. Освобожусь - расскажу что-нибудь еще.

А вечером не забывал подойти к Захару, и с соседних коек на него, ожидая добрых слов, смотрели солдаты.

- Сколько вы фанз беззащитных разгромили, сколько полей рисовых перетоптали, а заметили хоть, как чисто в их домишках, как тщательно обработаны эти поля? И стожки сложены колосок к колоску. А видели хоть одну брошенную палку или никчемную поломанную вещь на дороге? Или беспризорную кучку гаоляна? Не видели? То-то. Все обдумано и применено к делу. Пусть бедно, но на своих местах. Везде порядок. Послушайте, разве зверюшки, мартышки безмозглые могут написать такие стихи?

Весенней водою озера полны,

Причудлива в летних горах тишина.

Струится сиянье осенней луны,

Свежа в одиночестве зимнем сосна...

Или вот еще:

Вдали различаю сосну на высокой горе

Пышна ее зелень жестокой морозной зимой.

В мечтах устремляюсь к дарующим негу ветвям,

Любуюсь безмерной и грозной ее высотой...

А было это написано пятнадцать веков назад, - продолжал он. - Представляете, за пятнадцать столетий до нас с вами!

И это "нас с вами" поднимало солдат в собственных глазах.

Катя, если случалась свободная минутка, норовила оказаться поближе к Савельеву, поначалу убеждая себя, что она перенимает профессиональный опыт и набирается ума. А когда стала давать себе отчет, что не все так однозначно, было уже поздно.

Если поворошить небогатый ее опыт общения с мужчинами, обнаруживалось лишь слегка снисходительное принятие Борькиной влюбленности - но какой же он мужчина? - и дружеское тепло Чакрабона - надо ему ответить на последнее письмо... Была еще только одна мимолетная встреча, про которую Катя никому не говорила, сама не зная, как к ней отнестись. В августе она возвращалась с соседского корта на дачу Храповицких и вдруг почувствовала, как чья-то мужская рука ласково, но крепко сжала локоть, поворачивая ее к себе и обнимая. "Иван?" - сразу подумала Катя, но увидела близко-близко чужие серые глаза. Незнакомец, не сказав ни слова и не оглядываясь, пошел назад по березовой аллее, а она своей дорогой, оправдывая его: "Обознался, наверное". Но до сих пор сохранилось странно-приятное - это при независимом-то Катином характере! - ощущение подчиненности ласковой мужской силе. Вот, пожалуй, и все.

А сейчас, когда она видела Сергея, даже мысленно опасаясь назвать его, как Зоя, Сереженькой, в душе сталкивались и рассыпались черно-белые вихри смятения. Она завидовала раненым, которых касались его бережные и умные руки. И не завидовала Зое. Вообще не думала о них вместе, словно подруга приходила ночью не от Савельева, а с дежурства в палатах, благо, дверь открывалась бесшумно и свет не надо было зажигать: под окнами, покачиваясь на зимнем ветру, горел голубоватый газовый фонарь. "Интересно, у всех так? И у Зойки так было?" - думала она, чувствуя непреодолимое желание дотронуться до его рук, для которых, кажется, не было ничего невозможного.

- Сергей Матвеевич, а где можно плотника найти? Рамы бы подогнать на окне... Сквозняки по комнате гуляют.

- Бесполезно, Катенька, не найдешь. Я сегодня свободен, сам заделаю. Нарежь только бумаги - щели заклеить.

Она пошла домой, достала клей. Подержала в раздумье тюбик универсального "синдетикона". Он противно пахнет и вытягивается желтыми липкими нитями. Катя положила его обратно в шкафчик и придвинула поближе треугольный флакон гуммиарабика с удобной кисточкой, торчащей из оловянной крышки. Открыла ящик, чтобы взять ножницы, и рука коснулась прохладной округлости. Слоненок. Как он хорош все-таки! Голова, хобот немного прозрачнее, чем туловище, - она посмотрела через него на свет - и даже кажутся голубоватыми. Камень сразу согрелся от тепла ладони. "Леку я так и не ответила. А что писать? Кормлю, пою, перевязываю. В город еще толком не выбралась. Вот схожу и напишу большое письмо. Он пишет каждый день - маленькие, а я собираюсь-собираюсь, но зато сразу полтетради испишу. Какая я ветреная, должно быть! Чакрабон, Савельев... Что для меня сейчас Лек? Дружеское участие, добегающее с письмами издалека. Спокойствие. Уверенность в своей нужности этому человеку. А что такое Савельев? Странно: знакома с ним две недели, а кажется, знаю вечность. Ах да, Зоенька же с весны только о нем и говорит. Сергей, принадлежащий другой женщине и удаленный ею в безнадежность, - вот что такое Сергей. Но что же делать с сердцем, которое при звуке его голоса начинает так стучать, что рука сама тянется к груди, чтобы его прижать, утихомирить?"

- Тук-тук-тук, - сказали, открывая дверь,- плотники нужны?

- Заходите, Сергей Матвеевич. Сейчас я кровать от окна отодвину.

- Давайте вместе. И правда, дует сильно. Что же вы раньше молчали?

- А я на ночь щели у подоконника шалью закладывала.

Споро застучал молоток, поправляя и забивая реечками рассохшиеся, перекошенные рамы.

- Сергей Матвеевич, а отчего вы вчера хмурый весь день ходили и, когда вышли от главврача, он долго кричал на каптенармуса?

Сергей посмотрел на нее внимательнее, словно проверяя, действительно ли интересно это девочке.

- Не хочу я наживаться на больных и не могу видеть, как это делают другие. Я никогда не буду заниматься политикой и примыкать к каким-нибудь партиям. Я только врач и стараюсь по мере сил делать все, чтобы считать себя честным человеком. Иногда идешь себе на уступки, но редко. "Опорто" в день приезда пили? Это с вашего же поезда, в числе подарков раненым от великой княгини. Нашему госпиталю перепало по два ящика вина и шоколада. Куда что делось - не знаю. Не видел, чтобы раненые шоколад жевали. Мне старший ординатор месяц назад в "макашку" бутылку шампанского проиграл, а принес, извинившись, портвейн. Я, ожидая вас, не стал отказываться. Да, - помолчав, продолжал он,- просто хочется быть элементарнр честным человеком. И жалованья мне вполне хватает. Мать обеспечена - деревушка под Москвой небольшая, но хозяйство налаженное. А своей семьи нет и вряд ли скоро появится...

- Как же так? Отчего? - не зная, радоваться ли за себя или огорчаться за Зою, удивилась Катя.

- Да характер у меня не для семейной жизни. В самые лирические моменты начинаю думать о предстоящей операции. Представляешь? Целуешь женщину и думаешь о том, как бы избежать спаек на кишечнике... Но мы отвлеклись, - усмехнулся Савельев, - от проблемы борьбы с наживателями. При тебе же вчера рикшу с улицы привели, и он в кабинете главврача сидел.

- Ну и что? - спросила Катя, вспомнив маленького испуганного китайца в белом халате из-под которого выглядывали синие хлопчатобумажные штаны. "Шанго, шанго (хорошо, хорошо)..." - быстро кивая головой, говорил он.

- Так вот, начальство сфабриковало счета на покупку постельного белья в китайской мануфактуре, и с их стороны должен был расписаться какой-нибудь Ну Лик. А кто будет это делать? Липа же. Вот начальники поймают первого попавшегося на улице, благо почти все китайцы грамотные, и ставит он на счетах свой иероглиф. А нет, так и ладно, они сами закорючку позатейливее изобразят.

- Но разве можно так? И не проверяют?

- Если их уличат в подлоге, они поделятся, но никому нет дела, кроме таких ненормальных, как я, а их мало. Начинаю искать концы, восстанавливать справедливость... Очень давно я заметил, что когда все законное закрывается на защелку, то незаконное лезет в распахнутые рядом двери. Похоже, дело идет к тому, что я слишком мешаю главврачу и он хочет от меня избавиться. Мошенник на мошеннике сидит и бюрократом погоняет.

Вошла Зоя, пристально посмотрела на них.

- Ты все о том же, Савельев. Не надоело? Лучше бы нас в город свозил. Давно обещаешь же...

- Обязательно! Сейчас окно приведем в порядок. Давай клей, Катерина.

Он вдохнул фруктовый запах гуммиарабика, посмотрел на застывшие белые капли вокруг плоской кисточки и улыбнулся:

- Этим окна заклеивать? Ну, детский сад!

- Это Катя, - поспешила отгородиться от нее Зоя. - Я прекрасно знаю, что клейстер нужен.

- Да. Тогда окончание операции по утеплению мы отложим до вечера, а сейчас поедем на прогулку.

Катя захлопала в ладоши. Зоя протянула:

- Наконец-то...

- Клейстер возьмете на кухне. Там варили с утра. Если кончился, то и Бог с ним. Можно любое мыло положить ненадолго в воду, чтобы размякло, потом им мазать полоски и наклеивать на щели. Даже лучше. Весной легко отклеится. Ну собирайтесь, девочки, и я пойду оденусь.

 

Извозчик в старом армяке вез их в неудобной с потертыми подушками коляске, запряженной парой маньчжурских рыжих лохматых лошадок. Проехали по проспекту мимо деревянного собора, похожего на расписной пряничный домик, к знакомому уже вокзалу, к кремовому двухэтажному зданию с лепными украшениями - Железнодорожному собранию.

- Здесь иногда бывают концерты, а летом в саду уже тенисто от молоденьких вязов и тополей. Но зелени, в общем, мало.

Коляска жестко подскакивала на замерзшей грязи. Широкой муарово-серой равниной раскинулась Сунгари. Солнце висело негреющим оранжевым шаром.

- Там, где госпиталь, это Новый город, он очень быстро растет. Отведены места для парков и аллей. А вы заметили... и вон тоже, смотрите... везде легкие резные балкончики в китайском стиле, и даже в архитектуре обычных казенных зданий некоторое изящество. Плохо только, что дорог хороших мало и на площади перед пристанью в дождь такое болото, что экипажи застревают безнадежно. А пристань - это целый район, самый оживленный, торговый, но неблагоустроенный пока. Еще есть Модягоу и китайская часть Фуцзядянь. Я чувствую, что вы ждете экзотики, поэтому именно в Фуцзядянь мы и направляемся.

Они медленно ехали по узкой улице с низкими, обмазанными глиной домами. Коляску обгоняли разносчики-развозчики. Каждый что-то мелодично тянул на свой мотив.

- Послушайте и отгадайте, что продает вот этот.

показал Савельев на пожилого китайца в синей куртке, еле тащившего большую флягу и не перестающего голосить.

- Не знаю,- пожала плечами Зоя.

- А попробуй повторить, что он поет.

- Малакатанапладавай, - подражая китайцу, напела фразу Катя недовольная собой, воскликнула: - Молоко продаю!

- Они просто картавят, но по-русски понимают, и, если прислушаться, можно разобрать, что лопочут.

Проплывали медные щиты менял; уличные цирюльники, погромыхивая нехитрым скарбом, подпрыгивали, пытаясь согреться; холодный ветер колебал полотнища с иероглифами - вывески, развешанные на столбах перед дверями. Чем Богаче магазин, тем более вычурной была резьба на этих столбах, тем более яркими и игрушечно-устрашающими драконами, разевающими пасти навстречу покупателям, были они обвиты. Савельев открыл перед девушками дверь в магазин с вывеской, покрытой позолотой и стоившей, наверное, не одну сотню рублей

- В этих иероглифах запечатлена вся история магазина и родословная хозяина,- пояснил Сергей.

Глаза разбежались от обилия товаров. На канах грудами были навалены рулоны расписного шелка. Одеяния, традиционно расшитые цветами и птицами, висели, пестрым ковром закрывая стены. Платки, тончайшие роскошные халаты... Катя, не удержавшись, сразу купила один, синий в белых орхидеях, себе и красный с хризантемами Ирине Петровне.

- Не годишься ты в китаянки, Катенька,- подтрунивал над ней Савельев, пока они ехали к следующему магазину. - Китаянки похозяйственнее. Прежде чем купят дорогую вещь, неделю ходят в один и тот же магазин, разговаривают, торгуются, мужчины табачком друг друга угощают. А выбранный товар им домой приносят, там его еще раз разглядывают и только после этого рассчитываются. А ты сразу - нате вам червонцы.

По углам стояли полицейские в красных куртках с иероглифами на груди и с дубинками в руках.

- Скучно им здесь, наверное, экипажей мало, а китайцы кажутся такими тихими.

- Днем - да, а вечером им работы хватает. Всякий сброд шастает. Говорят, несколько лет тому назад кому-то из высших чинов пришла в голову чудная мысль: неплохо бы, мол, очистить город от подозрительных личностей, особенно в районе пристани. Но, к сожалению, от нее пришлось отказаться: при чуть более внимательном взгляде оказалось, что таковых набирается с половину Харбина. Осторожнее по вечерам. Ограбить, а то и убить могут запросто.

- Фу, запугал совсем,- встряхнула кудряшками Зоя и принюхалась: - Чем-то пахнет съедобным, но не пойму, вкусным или противным.

- Просто непривычным, - поправил ее Савельев, остановившись у огромного котла, из которого повар накладывал в протянутые глиняные чашки порции риса с кусочками свинины; люди уходили есть в комнату через настежь распахнутые двери.

Катя заглянула внутрь. Китайцы, быстро и искусно шевеля палочками, съедали снедь. Из первой комнаты был выход во вторую, притемненную. Там словно неряшливой рукой были раскиданы на канах и на полу тела китайцев в самых причудливых позах. Один из них протягивал к маленькой лампочке проволоку с шариком на конце. Катя натолкнулась на неприязненный взгляд и почувствовала, как Савельев потянул ее к коляске:

- Не суй свой нос, куда не следует, Катерина, там же курильня опиума. - И, заглаживая невольную резкость, весело сказал: - Вижу, уличная харчевня вам не по вкусу, но перекусить надо, так как моя программа простирается и на вечер. Раз уж выбрались сюда, поедем в китайский театр, но сделаем передышку от экзотики и поедим русской пищи. Один китаец здесь, рядом, вполне сносно научился жарить блинчики с мясом...

Потом уже он пояснил:

- Шарик видела? Белый? Опиум. Накаляется на лампочке до кипения, кладется в трубку. Две-три затяжки - и человек улетает. Почти на тот свет.

К неизменным драконам у китайского театра их коляска подъехала одновременно с грохочущей фудутункой - двухколесной, как арба, низко крытой повозкой. С наслаждением разгибаясь и вздыхая, из нее вылезли важные китайцы. Пока Савельев расплачивался с извозчиком, дверь перед Зоей галантно распахнул китайский полковник со стеклянной шишкой на шапке. Широко улыбнувшись, как позолоченная маска, висевшая напротив входа, он, мешая русские и французские слова, пожелал им приятно провести время и вошел в зрительный зал.

Катя так старалась все вокруг разглядеть до мелочей, что Зоя прошептала ей на ухо:

- Хватит вертеться, шея заболит

Сергей провел их в ложу. Европейцев не было видно совсем. Зал понемногу заполнялся. Партера, как такового, не было. Вместо него стояли столики. За ними рассаживались мужчины, заказывая чай и раскуривая трубки. А в ложах, слегка вознесшихся над шумными столиками, расположились вельможные китайцы с женами и дочерьми в великолепных киримонах. Катя переводила взгляд с одного женского лица на другое и не могла уловить разницу: словно одно лицо, набеленное, разрисованное и украшенное причудливой прической, было размножено зеркалами.

Появились музыканты, уселись в глубине сцены, им тотчас же поднесли чай, и в свободные секунды они прихлебывали по два-три глотка из желтых фаянсовых чашек. В зале было жарко натоплено. То тут, то там пробегали служители с подносами, подвешенными к шее, и корзинками под ними. На подносах дымились кипы крошечных разноцветных платочков. Правой рукой служитель выхватывал из кипы тряпочку, а левой ловил использованные, которыми взмокшие от горячего чая и духоты китайцы вытирали потные лбы. Платочки летали над головами яркими птичками. Сергей взмахнул рукой, ловя один из них. Ему достался розовый. Он протянул его Зое, но она недовольно качнула головой.

- Ну, тогда ты возьми на память о театре. - Савельев положил Кате на колени кусочек батиста, и она, поднеся его к лицу, вдохнула запах свежескошенной травы.

Ударил гонг, запела флейта, тоненько загнусавила двухструнная скрипочка, и на сцену вышли актеры. Ни занавеса, ни сложных декораций. Катя старалась вникнуть в происходящее на сцене. Вот вышел кто-то, верно изображающий старика, с голубой бумажной бородой, а у его партнера нос почему-то был заклеен белым квадратом. Первый затянул что-то высоким фальцетом, простирая ладони к безносому, и вдруг, разбежавшись в несколько шагов, подпрыгнул нелепо, взмахнув в воздухе руками. Китайцы за столиками одобрительно захлопали. Катя вопросительно посмотрела на Савельева, и он стал давать пояснения, не стараясь говорить шепотом: голоса актеров были так громки, что перекричать их мог разве только мощный хор.

- Чтобы здесь что-нибудь разобрать, надо иметь хорошее воображение. Видела, вон тот, синебородый, прыгнул на ровном месте? Так, значит, там был не просто пол, а широкая канава или, может, забор. Это, только зная текст, можно установить. Преграда. А сейчас, смотри, актер в веселой маске с красными волосами, комик наверное, пел, отвернувшись от других, а теперь, через что-то перешагнув, обращается к рыжебородому. Это он порог дома перешагнул. И наконец увидел хозяев.

Катя вдруг поняла, почему безносый странно прыгает, расставив колесом ноги:

- Сергей Матвеевич, это же он на коне скачет!

- Ну да, умница!

- Я устала, у меня от их мяуканья голова разболелась,- громко сказала Зоя, поднимаясь с кресла.

- Ну, подожди еще чуть-чуть, - попробовали ее задержать, но Зоя быстро пошла к выходу, и Кате с Сергеем ничего не оставалось делать, как направиться вслед за ней.

На морозном воздухе Зоя достала белый карандашик "мигренина" и, со скрипом отвинтив крышечку, стала натирать виски. Катя вдохнула свежий запах камфары.

- Зоенька, ты и вправду бледная. Сейчас приедем домой, и сразу ляжешь спать,- заботливо наклонился к ней Савельев.

Экипажей не было видно, пришлось остановить фудутунку, и девушки, пригнувшись, а Сергей, сложившись в три погибели, втиснулись в нее и под громыхание колес по мерзлой грязи и частые Зоины оханья покатили обратной дорогой.

Дома, едва скинув шубку и мурлыча веселый мотивчик, Катя стала развязывать невесомые пакеты с китайскими халатами. Шурша, упала на пол бумага. И вдруг Катя услышала с Зонной кровати всхлипывания, грозящие перерасти в истерику.

- Ты что, Зоенька? Тебе плохо? Валерьянку накапать? Укол?.. Сейчас я Сережу позову...

- Не смей! Не надо мне ничего.

Катя остановилась возле нее в нерешительности:

- Что-нибудь случилось?

Сквозь Зоины еле сдерживаемые рыдания она едва разобрала:

- Я ехала за тридевять земель... как дура... к нему... Думала, сегодня поедем - он мне подвенечный наряд подарит... А он... краснобородые комики... сам он - синяя борода!

- Зоенька, не плачь! Он мне сказал, что вообще жениться не собирается. Характер у него для семьи не подходящий.

- Очень даже подходящий, уж я-то знаю. - Зоя подняла от подушки лицо, вмиг опухшее от слез, в покрасневших глазах вспыхнула подозрительность. - А почему это он тебе говорил? Кто ты ему? Почему он вообще с тобой больше разговаривает? Почему ему с тобой интереснее? Почему?

- Не знаю, - задумалась Катя. А действительно, если он что-то говорит, то чаще обращается к ней. В гимназии так же было. Соберутся, бывало, несколько девочек, начнут рассказывать истории, придуманные или взаправдашние, обсуждать животрепещущую проблему, и говорящая обязательно к Кате повернется, словно она значила больше других. А почему? Вроде особым остроумием не блистала. И показать, что умна и знает что-то особенное, никогда не стремилась. Может, потому, что ей все было интересно и люди это чувствовали? - Не знаю,- повторила она, - я не специально. Так получается. Ну, хочешь, я с ним совсем разговаривать не буду? - И подумала, как это было бы сейчас трудно.

- Я красивее тебя, - вдруг сказала Зоя, видно продолжая какую-то свою мысль, и Катя с удивлением посмотрела на нее:

- Да... - И добавила: - Конечно.

Точеный носик, пухлые губки, светлые пушистые "одуванчиковые" кудряшки - ко всем чертам Зонного лица очень подходили уменьшительно-ласкательные суффиксы.

- И легко со мной, - словно пытаясь доказать Кате очевидность своих преимуществ, продолжала она, - дурацких вопросов не задаю и люблю - на все готова ради него.

- Ну, может, обойдется. - Катя попробовала погладить ее по плечу, но Зоя скинула руку.- А хочешь, я чай вскипячу? У нас еще варенье осталось...

Зоя с головой завернулась в одеяло, и молчание стало враждебным. Катя сунула в шкаф, не разглядывая, цветистые китайские халаты, задула лампу и легла в постель, подумав: "Занесло же меня именно в этот госпиталь... Но Зоя сама хотела... А если бы не сюда и я никогда бы не увидела Савельева? Нет, нет. Не хочу так!"

 

Жизнь в госпитале текла своим чередом. Больших наступлений на фронте не было. Привозили понемногу раненых, а чаще - с воспалением легких и ревматизмом. Инфекционное отделение, где лежали тифозные и дизентерийные больные, было полно, но Кате редко приходилось там бывать. Иногда случались маленькие приятные события. Если у шеф-повара было особенно хорошее настроение, все больные получали по пирожку с вареньем. Или пожилому солдату с осколочной раной живота вдруг передавали из дома письмо. Катя читала о многочисленных деревенских поклонах и приветах, присланных неграмотной крестьянкой через церковного служку, и вся палата радовалась, будто каждый получил долгожданную весточку.

Бывали и неприятные инциденты.

За два дня до рождества проверку состояния госпиталя должен был проводить главный военно-медицинский инспектор. Как водится, все подчистили, отмыли, и главврач ходил по палатам, присматриваясь, на какой непорядок мог бы упасть придирчивый взгляд его превосходительства.

Катя не видела, когда вступил в госпиталь инспектор. В это время она помогала старшему фельдшеру вскрывать фурункулы у одного измученного болезнью и, наверное, поэтому слишком вспыльчивого офицера. Уже в конце процедуры он, дернувшись, опрокинул на фартук сестры милосердия пузырек йода. Катя закончила перевязку и направилась сменить фартук. Навстречу ей шел сухощавый рыжебородый генерал, окруженный подобострастно глядящими врачами.

- Что это такое?! - визгливо закричал он. - Что за неряха? Безобразие, позор! Развели грязь, противно войти!

Чувствуя, что оправдываться бесполезно, Катя смотрела на красные отвороты генеральского пальто. Из-за навернувшихся слез они расплывались кровавыми пятнами.

"Сгинь!" - махнул ей рукой главврач. Катя побежала к дверям, а инспектор, оглянувшись по сторонам, спросил злорадным дискантом:

- Где икона?

- Батюшка приносит алтарь во время служб, ваше превосходительство.

- Чтобы сейчас же, немедленно в каждой палате была икона с лампадой!

Последнее, что Катя услышала, был раболепствующий хор:

- Хорошо, ваше превосходительство, извините... не учли... все сделаем...

Странно, но неприятностей не последовало, а вручение наград медперсоналу было...

 

На рождество погода стояла чудесная - холодная, но ясная. Госпиталь, украшенный елями, принял праздничный вид. Но радости особенной на лицах не было. Все говорили, будто сдан Порт-Артур, и Стесселем, вроде бы свихнувшимся, подписана капитуляция. Но точно никто ничего не знал. Катя спрашивала вновь поступивших раненых, как там на фронте. И они рассказывали, что японцы так отгородили себя волчьими ямами, окопами и проволочными заграждениями, что вышибать их с занятых позиций почти невозможно, если не делать дальних обходных маневров, а народу мало, пополнения нет, солдаты на последние гроши ватные китайские халаты покупают, чтобы не померзнуть совсем, или так отбирают их в деревушках.

Размолвка с подругой тоже не улучшала настроение. Зоя старалась не оставаться с Катей наедине и, если та была дома, уходила в город, к какой-нибудь из других сестер, к Савельеву. Возвращаясь поздно вечером или ночью, она, не зажигая лампы, укладывалась спать.

Когда главврач после обедни, прослушанной в нарядном соборе, собрал врачей и сестер в столовой для поздравления. Катя как раз обдумывала, как бы ей помириться с Зоей, хотя, собственно, ссоры не было. Сказать ей: "Да не нужен мне твой Савельев"? Ехидный голосок внутри тут же прошептал: "Ой ли?"

Шпага, притороченная к мундиру главврача, подчеркивала торжественность минуты.

- Мне выпала высокая честь поздравить вас с праздником рождества Христова и вручить заслуженные награды персоналу госпиталя. Ваш исключительный труд по спасению людей от гибели и возвращению их в строй нашей победоносной армии по достоинству оценен командованием от лица государя императора. Сердечное спасибо, и да поможет вам Бог служить так же далее отчизне, обожаемому монарху и споспешествовать скорейшей победе наших войск. А сейчас поздравляю с наградами...

По очереди подходили к нему почти все врачи, покрасневшие от гордости, удовлетворения, и громко произносили:

- Рад служить государю императору и отечеству! Вдруг прозвучало:

- Екатерина Лесницкая. Награждается орденом святого Станислава третьей степени.

Катя с недоумением посмотрела на главврача и перевела взгляд на Савельева. Он, понимающе усмехнувшись, кивнул ей, чтобы шла. За ней вызвали Зою. На этом торжество было закончено.

- Сергей Матвеевич, а мне-то за что? А вам почему не дали? - улучив минутку, закидала его вопросами Катя.

- Политик из тебя, девочка, никудышный. А все ведь так просто! Главврач подает прошение о награждении всех работников, расписывая трудности и тяготы службы медицинской. Но что отсюда следует? А то, что он сам заслуживает самой-самой высокой награды, как руководитель. Он каждую ночь во сне видит орден святого Владимира с мечами. И получит...

- А вы?

- Куда мне до наград! Я как бревно в глазу главврача. Старший ординатор сегодня только предупредил, чтобы я собирался понемногу. Обменивают меня на одного врача полевого госпиталя, чьего-то протеже, ссылаясь, что у того обострение подагры и ему трудно все время передвигаться с госпиталем Так что радуйся своей награде. - Но, приглядевшись к ней, добавил: -Ты чего побледнела, Катюша? Что-то, как врачу, мне твой вид не нравится. Ты не больна? Докатишься, Катенька. Пойдем в кабинет, я тебя посмотрю.

Тут же Катя почувствовала, как кровь бросилась ей в лицо.

- Слушай, малышка, ты не влюбилась, случайно? - Он повернул ее к свету и заглянул в глаза. Его внимательный серо-зеленый взгляд встретился с синим Катиным. - Неужели в меня?

Катя, резко повернувшись, пошла по коридору. Савельев постоял несколько секунд, потом кинулся за ней, остановил за руку, встряхнул за плечи;

- Ну нельзя же так! - И, чуть задумавшись, словно прикидывая что-то, добавил: - Если хочешь, приходи сегодня вечером ко мне. Попозже.

Катя ненавидяще сузила глаза:

- Ты смеешься, Сереженька. - Первый раз у нее выговорилось ласковое его имя, но с негодованием в интонации. - Ты смеешься! Как у тебя все просто!

У Кати на языке вертелся пошлейший вопрос: "А когда прийти? До Зои или после?" - но хорошо, что вовремя сдержалась: сама себе никогда бы его не простила.

Катя, чтобы не видеть Зою, до глубокой ночи пробыла в госпитале, бесцельно слоняясь из палаты в ординаторскую и обратно. Очень тяжелых больных не было. Те, кто чувствовал себя похуже, спали. Выздоравливающие раздобыли через палатных служителей китайской водки и были взвинчены - то пели, то матерились на чем свет стоит. Пахло хвоей и дешевой просяной водкой "ханой". Врачи тоже пили, хвастаясь военными, да и любовными подвигами/В углу, свалив кучей на пол папки с анкетами и отчетами, аптекарь, каптенармус и два ординатора с совершенно отрешенными лицами играли в преферанс.

- Что это у тебя вид такой неприкаянный, Катюша? Праздник, а ты ходишь привидением, - остановила ее в коридоре сестра-хозяйка и увела к себе пить чай с пирогами.

На крошечной елочке, стоявшей рядом с самоваром, висели конфеты, заграничные пилюли в нарядных облатках и стеклянные ампулы с лекарствами на разноцветных шелковых шнурках, какими перевязывают пакеты с товаром в китайских магазинчиках.

- Сейчас мы с тобой по рюмочке кагора пропустим. И не отказывайся. Все не пьют. Глоточек в честь праздника?.. Зойку сейчас тоже чаем отпаивала. Савельев уезжает, так она его словно на смерть лютую провожает. Можно подумать, врачи-полевики в наступление ходят. И чего реветь? Мужчина перед суровым делом должен видеть ласку да заботу, а не истерику со слезами без просыху. С каким чувством ему уезжать? "А тут еще я со своими претензиями... - сокрушенно подумала Катя. - Сергей-то при чем?"

Они еще с час поговорили о далекой России, о китайских обычаях, и Катя пошла спать.

Первое, что она увидела в своей комнате, был белый с золотом конверт, светлым бликом сияющий на скатерти. Чакрабон! Катя аккуратно отрезала полоску с краешка и вынула хрустящий с перламутровым отливом лист. "С праздником, Катрин... Вы редко пишете. Катенька, я беспокоюсь... Вы так много для меня значите..." Дальше стихи. Лек пишет стихи? Очень мило. Как это все далеко... Яркие люстры Петербурга, мазурка Венявского... Она достала слоненка и положила его под подушку. Пусть хоть сон приснится веселый или спокойный. Но едва легла, мысли опять побежали по проторенной дорожке.

"С Зоей не разговариваю. Теперь еще Сергей будет смотреть как на врага. Мало ему Зойкиных слез? Кто-то в ординаторской говорил про китайского знахаря, который лечит магнитом и молитвами, избавляет от нервных расстройств и дурных мыслей. Может, к нему сходить? И выкинуть Савельева из головы, тем более что он уедет завтра и не за кем будет ходить тенью и ловить каждое слово. И не будет унизительного ощущения неуправляемости своими же чувствами, взглядами, словами в Сережином присутствии".

Катя представила, что Савельева не стало вообще. Исчез совсем. И нахлынула такая пустота!.. Стало неуютно, ветрено, как на октябрьских полях, когда по колючей холодной земле прыгают вороны, доклевывая какие-то остатки, и тяжелые тучи низко висят над головой. Нет, нет! Пусть будет, как есть, пусть будет безнадежность и тоска, но только чтобы знать, что он ходит хоть далеко, хоть рядом, ругается с начальством, читает классику рязанским мужикам, отчитывает неловких служителей и неумелых сестер милосердия. Достается всем, конечно, но ведь по делу. Она вспомнила, как сама три дня назад напросилась помогать ему при операции. Он согласился. А потом, когда она стала подавать невпопад инструменты, наорал на нее, обозвал балдой и крикнул фельдшера. Катя ушла расстроенная, ругая себя за самонадеянность. Вечером Сергей пришел с книгами.

"Катенька, извини, если обидел..."

"Да что вы, Сергей Матвеевич! Балда и есть балда. Неумеха бездарная".

"Ну не огорчайся. Какие наши годы! Вот тебе учебники. Посиди почитай. Потом я с тобой позанимаюсь. Покажу и объясню кое-что по хирургии".

Теперь уж не объяснит. Катя вздохнула и незаметно задремала.

Утро было такое же ясное, морозное и бесснежное, как накануне. "А в Киеве сейчас сугробы, санки, катки",- думала она, в едва накинутой на плечи шубке перебегая двор к зданию госпиталя. В дверях ее встретил главврач.

- Лесницкая, не раздевайтесь. Сходите за Савельевым. Он еще не все вещи на склад сдал. Укатит - потом ищи-свищи его.

Катя побежала обратно. Вот и хорошо. И повода искать не надо, чтобы подойти и хоть попрощаться по-человечески. Она на минуту задержалась у двери в савельевскую комнату, чтобы успокоить дыхание, и прислушалась. Тихо. Кажется, один.

- Сергей Матвеевич, вас главврач спрашивает. Ой, я не поздоровалась.

- С добрым утром. Заходи, Катюша, гостьей будешь. Правда, я сам уже не хозяин.- Он показал на маленький чемоданчик и свернутую постель.

Катя посмотрела на него: не сердится ли за вчерашнее? Нет. В серо-зеленой глубине только спокойная доброжелательность.

- Может, ненадолго вы туда?.. Дядя Захар говорил вчера, в Кромском полку солдат-провидец объявился и предрек окончание войны двадцать седьмого января. Так это скоро. Месяц всего - и будет мир!

- Ты веришь? Глупенькая. И "Вестнику маньчжурских армий" веришь о каждодневном победоносном наступлении? Если бы мы так успешно наступали, как пишут последние полгода, мы бы уже где-то в районе Австралии топали...

- Нет, "Вестнику" не верю.

Помолчали. Катя думала, что бы еще сказать, и вдруг увидела часы, стрелки которых были развернуты не в полагающуюся утру сторону.

- Сергей Матвеевич, у вас часы стоят. Он глянул на циферблат.

- Нет, все нормально. - И, поймав Катин вопрошающий взгляд, пояснил: - Я как из Москвы выехал, так и не переводил стрелки. Вот и живу по довоенному времени. У мамы дома два пополудни, и у меня столько же.

- И не мешает? Не путаетесь?

- Ни капельки! И так привык, что просто не вижу разницы. Только давай считать это прихотью, а не пижонством.- Катя согласно кивнула, и он, помолчав, добавил: - А ты, однако, невнимательна. За два месяца знакомства не заметила моих часов. И еще кое-что не замечаешь...

- Да, я знаю, что у меня уйма недостатков. Сейчас все буду вспоминать и начну краснеть.

- Разрешаю не краснеть. Ты хорошая девочка. - Он погладил ее по русым волосам и слегка обнял.

- Дождалась все-таки, - прошептала Катя, но Савельев не расслышал или сделал вид, что не расслышал.

- Мне пора, через два часа поезд на Мукден, а еще дела...

- До свидания, Сергей Матвеевич, всего вам доброго. - Катя с неохотой закрыла дверь и пошла в госпиталь.

 

Ждали мира, а началась лихорадочная подготовка к зимней кампании. Спешно была создана "вышибальная комиссия". Госпиталь очищали для приема большой партии раненых. Калек - в тыл, подлечившихся - на фронт.

Кате пришлось писать заключения комиссии об отправке в полки солдат, и, зная многих из них, она тихонько возмущалась. Какие же это бойцы? Как дядя Захар сможет стрелять из винтовки, если он едва научился ложку негнущимися пальцами ко рту подносить? Как будет бежать в наступление хромой Максимка с отрезанными пальцами на одной ноге и едва затянувшейся раной? Какой толк от еле ползающих от слабости послетифозных больных? С офицерами были более либеральны: отправляли больше в тыл, даже тех, про которых Савельев говорил, что они больны "тыломанией". Играли определенную роль и взятки. Тут возможности солдат и офицеров слишком разнились. Но были офицеры, рвавшиеся на оставленные позиции, переживавшие за подчиненных. Катя пыталась смотреть на происходящее глазами Сергея, и не просто смотреть, а видеть за поступками людей мотивы, побуждающие их поступать так или иначе.

Едва успели перестелить белье на освободившихся койках, как поступила первая партия раненых. Русские люди погибали, отражая отчаянные атаки у деревень Хейгоутей, Сандепу и Дзинь-у-дзинь ("Какое легкомысленно-звонкое название, несовместимое с тысячами смертей", - подумала тогда Катя). И начались дни, которые вспоминались позже как лихорадочный бред.

Стон, неумолкающий стон, тягучий и всхлипывающий, стоял в палатах. Не успевали кипятить воду, чтобы напоить чаем всех раненых.

- Сестричка, пить, - просил солдат ржаво-запекшимися губами.

Катя неслась на кухню, чтобы через минуту вернуться обратно и успокоить хотя бы словом:

- Сейчас, сейчас. Кипятят. Нельзя сырую - дизентерия. Потерпи, миленький.

Приемный покой, вестибюль - все было забито стонущими людьми. Невозможно было помочь всем. Ощущение беспомощности впервые в жизни стало всепоглощающим. Катя металась от одного страдания к другому, едва успевая перебинтовывать, смазывать, поить. И, уже валясь с ног от усталости, чувствуя, что от нее сейчас не будет никакого толка, присела на мгновение в ординаторской, единственном месте, где не было раненых, закрыла глаза и вдруг совершенно отчетливо - вот, оказывается, какими бывают галлюцинации! - услышала голос Савельева: "Стоп, девочка, так дальше не пойдет! Забудь про жалость и эмоции, стань машиной. Быстрой и бесстрастной. Все пройдет. И это тоже. Иначе тебя хватит не надолго. Здесь надо быть или автоматом, или философом. Первое легче. Сейчас отключись - три минуты отдыха... Пора! Тебя ждут люди".

Размылась граница между обязанностями сестер милосердия и палатных служителей. Вместе с санитарами Катя переносила в морг умерших, меняла грязное белье раненым, превратившимся в безвольный ком стонущей плоти. Только однажды она усмехнулась: вспомнила, как отказывалась за обеденным столом Храповицкой полоскать рот мятной водой, считая эту процедуру не особенно приятной для взгляда. Господи, какие условности! Сейчас бы очутиться в спокойной той беззаботности.

Старший ординатор, подагрик, прибывший взамен Савельева вместе с женой, тоже сестрой милосердия, устало подмигнул Кате:

- Упасть бы в постель, да, сестричка? - И даже попытался скаламбурить: - Попасть бы в поспать!

Она слабо улыбнулась в ответ, испытывая двойственное чувство. С одной стороны, неприязнь: из-за него ведь отослали Савельева; с другой - сочувствие: ему и правда труднее других, болен, а работает как все, без всяких поблажек.

- Лесницкая! - окликнул главврач. - На улице линейка с ранеными. Поедете с ними на вокзал. Вот списки с диагнозами. Их осмотрели, оказали помощь. Если встретите инспектора, скажете, что у нас больше нет мест. И всех, кто сюда едет, разворачивайте назад.

Катя с радостью вышла на свежий воздух, но, едва глянув на раненых, побежала обратно.

- Как же так, Василий Петрович? Там трое раненых в живот. Их трогать нельзя, им покой - самое главное... Они же умрут, пока я их до вокзала довезу... Хоть этих давайте оставим, Василий Петрович!

- Выполняйте распоряжение без разговоров! Не хотите ехать - других пошлю...

Катя, глотая слезы, залезла в линейку.

- Воды бы, сестричка, - измученно прошептал солдат с бородой, казавшейся иссиня-черной на обескровленном лице.

- Нельзя пить. У вас рана в живот, - страдальчески морщась, физически ощущая чужую боль, проговорила Катя.

- А!.. Все равно помирать!

Тут колесо угодило в рытвину, и солдат потерял сознание. "Хоть на несколько минут ему освобождение от муки", - подумала Катя.

На вокзале она подождала, пока ее подопечных погрузили в грязный, набитый ранеными санитарный поезд, погладила по щеке еще живого чернобородого: "Не умирайте..." - и, передавая списки врачу, спросила, сколько раненых в составе. "Тысяча",- последовал ответ. Она вспомнила свой белоликий поезд, рассчитанный на сто семьдесят человек. Кому повезет возвращаться в роскошных вагонах?..

То, что Катя увидела несколькими минутами позже, ужаснуло ее.

Подошел товарняк. Но вместо грузчиков к нему двинулись санитары. И в раскрытые двери она на голых досках неотапливаемых вагонов увидела множество раненых. Их стали выволакивать наружу и укладывать кого на носилки, кого на замызганные серые одеяла, расстеленные по перрону. У Кати была с собой сумка с медикаментами, и она бросилась помогать фельдшеру. Умерших за время дороги складывали отдельно. Их было больше десятка в каждом вагоне.

Фельдшер, матерясь во всю глотку, кидал распоряжения санитарам. Увидев в стороне двух бесцельно стоящих офицеров, он не терпящим возражений голосом велел им помочь перетащить раненых в здание вокзала:

- Люди вы или не люди?!

- Ишь, раскомандовался, - неохотно огрызнулся молоденький поручик, но все-таки направился к носилкам.

- Изверги, что делают! Да почти все умершие от холода околели.

- Но как же так?

- Очень просто,- ответил фельдшер на Катин вопрос, одновременно пытаясь остановить открывшееся при переноске кровотечение у старого солдата-татарина. - Халатность и бездушие.

Перед Катей словно мелькнуло лицо Савельева "Бездушие, безобразие, беспорядки..."

- Три санитара и один врач на поезд... Без еды и свечей... В январские морозы... Лишь бы телеграфировать: "Все раненые вывезены", - а там все на войну спишется. Отслужат панихиду по убиенным, избавятся от раненых, издадут приказ: "Исключить из всех видов ротного довольствия". - И повторил: - Очень просто все.

- Эй, барышня, назад ехать надо, - позвал Катю госпитальный возчик, и она, передав фельдшеру оставшиеся перевязочные пакеты, поспешила к линейке. Только на минутку задержалась у киоска, чтобы купить номер хабаровского "Вестника".

На обратной дороге, вглядываясь в скачущие буквы, пыталась понять, каково же положение на фронтах. Но там было сказано что-то очень уж чудное, а именно, что наши войска, выполнив возложенную на них задачу, отошли на прежние позиции.

В госпитале Катю ждал выговор главврача:

- Где вы прохлаждаетесь, Лесницкая?

Но, глянув на ее осунувшееся, бледное лицо и чуть смягчившись, он добавил:

- Трудиться надо, Катерина. Идите в палату. Представлю к Георгию за самоотверженный уход за ранеными.

- Можно подумать, если бы мне не посулили награду, я бы спать ушла,- негодующе пробормотала Катя и сразу же откликнулась на первый беспомощный зов: - Сейчас напою...

К десятому дню такой выматывающей работы она почувствовала, что стала гораздо собраннее и сосредоточеннее. Делала все спокойнее, а успевала больше...

 

Чакрабон в составе свиты вошел за Николаем II в торжественную белую залу Царскосельского дворца. Императору подготовили встречу с депутацией петербургских рабочих.

Лек ожидал увидеть людей пусть в чистой, но дешевой и даже заплатанной одежде. Три десятка человек, очутившихся перед ликом императора, никак не подходили под представление о мастеровых. Конторщики, секретари? Очередной спектакль...

С июля он совершенно перестал уважать царя. Никак не в силах было его радушие заменить отсутствие государственного мышления. Не видит и не хочет видеть происходящего вокруг. Летом повелел инспектировать проведение третьей и четвертой частных мобилизаций по Петербургскому военному округу. Лек с воодушевлением взялся за дело, но окунулся в такое взяточничество и неурядицы, что понял - только волею императора можно навести хоть приблизительный порядок.

Он скакал из Красного Села. Недавно прошел дождь. И вдруг в дорожную грязь, на колени, под ноги коню кинулся бородатый мужик. Лек еле успел натянуть поводья: "Чего тебе?" А тот одной рукой на испуганных детей у обочины показывает - мал мала меньше, другой веревку протягивает: "Повесьте или застрелите..." И в глазах не страх - безнадежность, отчаяние. Оказалось, вдовец, пятеро детей, а его - на войну. Чакрабон своим личным распоряжением приказал освободить мужика. Если бы это был единственный случай!.. А лавочники да заводчики откупаются. Праздник для любителей набивать кошельки за чужой счет. Писарь берет трешку за незаконное снятие с учета, врач - по пятерке за признание негодности к воинской службе...

Лек составил докладную на имя императора. Все описал: и мобилизованных, не кормленных по нескольку дней, и грязные помещения, болезни, ропот... Неделю ожидал применения решительных мер. И, что ж? Когда царь соизволил его принять, он просто-напросто отмахнулся от деловых разговоров: "Обойдется! Мне подарили байдарку. Пойдем обновим. Ты что-то неважно выглядишь, Лек. Надо больше гулять на воздухе. Отец с меня спросит за твое здоровье..." И Чакрабон, почувствовав себя все тем же пажом, ответил словами столь же малозначительными, но внимание его обострилось, он стал пристальнее смотреть вокруг, подмечал просчеты царя и министров, чтобы потом не допускать ошибок в служении Сиаму.

Две недели назад Николай распорядился, чтобы Лек на время перебрался в Царское Село, и с тех пор держит его здесь, давая незначительные поручения. Не хотел, чтобы принц был очевидцем расстрела безоружных толп? Скорее всего... Но имеющий уши да слышит! Похвальба офицеров, чьи солдаты "с замечательной выдержкой и подъемом духа" убили несколько сот рабочих с женами и детьми, рассказы о лужах крови, следах разрушений, ослепшем Невском, магазинах, разграбленных бандитами "под шумок"...

Теперь вот депутация "рабочих".

Они стояли навытяжку, боясь шелохнуться. В глазах жгучий интерес к обстановке дворца; одни были обескуражены, другие пожирали царя обожающими взорами - сейчас растекутся от счастья его лицезреть... Николай II зачитал речь:

- Изменники и враги родины искушают вас... Я знаю, что жизнь рабочих нелегка, и позабочусь ее улучшить... Я выделяю пятьдесят тысяч на семьи жертв беспорядков...

Потом он подошел к одному из депутатов:

- Ты откуда? - Голос царя был благожелателен.

- С патронно-трубочного казенного завода, ваше величество. Унтер-офицер запаса Варламов.

- Ну-ну... - все, что нашел сказать государь этому "рабочему".

На том и кончилась встреча депутатов с императором. Их накормили завтраком и отправили в Петербург. Три десятка людей будут пересказывать детям и внукам, как стояли рядом с самим царем, а кто-то даже беседовал.

Не оттого ли все наперекосяк, что доверяется царь недобросовестным лицам? Он считает, что всегда поступает хорошо. Но ему нельзя верить, ибо одобренное сегодня отвергается завтра. Отсюда непорядки и беспокойство в империи?..

Неуютно, хотя многолюдно, светло и тепло было в Царском Селе. Леку хотелось скорее вернуться в свое отделение Зимнего, где можно было остаться наедине с мыслями. Нет электричества? Жили же раньше при свечах и петролевых лампах. Вот приедет, а там письмо от Катеньки...

Вот размечтался!.. Не пишет. Некогда? Конечно, но... отговорки. Просто не очень хочет. Это он строчит одно за другим. Никак не желает сердце забыть милую синеглазую девочку, искреннюю и серьезную.

 

А в госпитале к концу января, к китайскому Новому году, жизнь постепенно вошла в прежнее русло. Избыток раненых удалось вывезти. Медперсонал стал отсыпаться за две лихорадочные недели. Зоя, тоже похудевшая, совсем перестала смеяться. Если и говорила что-то, то только тогда, когда молчать было невозможно. Катя спросит - она ответит, глядя равнодушно или неприязненно.

"Словно из-за меня Савельев не хотел на ней жениться... А может, правда, из-за меня? Смотрел ласково... Всегда рядом оказывался, если что-то не получалось... Он сказал, что ничего не замечаю. Может, поэтому же? И Зое просто виднее все? Но я же не специально. И уехал он не из-за меня", - оправдывалась перед собой Катя, но выяснять отношения не хотелось ни той, ни другой. Так и жили в одной комнате, разделенные невидимой стеной отчуждения. А потом Зоя соорудила вполне ощутимую стенку - купила нарядную легкую в нестрашных драконах шелковую китайскую ширму и отгородила свою кровать. "Ну и пусть, если ей так легче",- сочувственно согласилась Катя.

Савельев не писал. Впрочем, он и не обещал никому... А заботливые письма-записки от Чакрабона приходили с каждой оказией: " ...Может, что-нибудь нужно? Деньги, влияние?.." Стихов больше не было, наверное, потому, что ответы следовали суховато-деловые. Накапливалось несколько его конвертов, Катя спохватывалась, бежала на телеграф и передавала, что "все в порядке, все есть, все хорошо, спасибо". Иван тоже писал редко, но с братом никогда не было у нее потребности в постоянном тесном общении. Просто каждый из них знал, что есть на свете родной человек, который, если нужно, все бросит, прибежит, поможет, и эта кровная связь не нуждалась в каждодневном письменном подтверждении. А по Савельеву Катя тосковала. Она несколько раз видела его во сне. И сны эти были тяжелые. Она просыпалась с ощущением, что ему плохо, незаметно вглядывалась в Зоино лицо: неужели и она испытывает то же? Но, кроме холодной отрешенности, ничего нельзя было прочесть на нем.

Катя, не выдержав, написала Сергею в полевой госпиталь короткое полуофициальное письмо, но на то, что оно найдет адресата при хаотичных частых передвижениях, надежды почти не было. Оставалось ждать, уповая на конец войны. Но прошло двадцать седьмое января, обещанное кромским провидцем, а мира, не было и в помине. Раненые поступали постоянно. Большинство из них осматривали и теми же линейками отправляли назад на вокзал, оставляя только самых тяжелых и тех, кого могли скоро вернуть к смертоносному делу. Врачи ворчали, что раненых надо осматривать и распределять прямо в поездах, не возя всех подряд в госпиталь и обратно, но сдвига в этом вопросе не намечалось. Так и сновали туда-сюда стонущие линейки. Крутилась запущенная в начале войны бюрократическая машина. "Был бы Савельев, может, он бы настоял, а остальные возмущаются, но мирятся", - думала Катя.

В феврале, когда китайцы еще праздновали вторую неделю своего Нового года, она увидела во дворе знакомую сухонькую фигурку.

- Степан Петрович, миленький, - по-родственному кинулась Катя к нему, - как вы там, какими судьбами?

Он за чашкой чая рассказал о своих мытарствах в поисках вагонов с медикаментами для полка, бесследно пропавших где-то между Харбином и Мукденом. Теперь вытребовал в инспекции две линейки с лошадьми, купленными взамен павших. Завтра загрузит их перевязочными пакетами, лекарствами и отправится назад. Только вот беда: Игнат, приехавший с ним, подхватил дизентерию и сейчас мучается, бедняга, во Втором госпитале. Кто вместо него поедет? Помощника надо искать.

- Степан Петрович, возьмите меня с собой, я сейчас многое умею, - загорелась Катя. "Там где-то Сережа, может, удастся свидеться". - Я договорюсь с начальством. - Она стала лихорадочно придумывать, как бы это устроить. - Меня отпустят! У нас одна сестра, приехавшая с мужем-врачом, внештатная, так я скажу, чтобы мое жалованье пока ей отдавали. Все будут довольны.

"И Зоя тоже", - добавила она мысленно.

Действительно, никаких осложнений с временным отпуском на "горячий" юг не случилось. Катя побросала в саквояж самые необходимые вещи и через два часа предстала перед доктором:

- Я готова, Степан Петрович.

- Ох, какая ты скорая, - усмехнулся тот. - Мне медикаменты со склада только завтра утром отпустят. Но раз ты освободилась, давай по городу проедем. Я в прошлый раз ничего не успел увидеть. И в китайскую аптеку надо заглянуть.

Катя рассказывала ему про Харбин, то и дело ловя себя на савельевских словах и интонациях. В китайском районе почти все магазины в честь Нового года были закрыты. Но фудутунок с разряженными пассажирами попадалось больше. Китайцы степенно вылезали из них у фанз, украшенных бумажными фонариками и неизменными драконами, громко стучали железными дверными кольцами, извещая о приходе гостей.

Аптека была открыта - и в праздничные дни можно заболеть! Внутри она мало чем отличалась от наших. Комнату пополам разделял прилавок. За ним неторопливый китаец приготовлял какую-то микстуру, добавляя капельки из разных колб, и время от времени встряхивал бутылочку с темной жидкостью. Перед ним лежал длинный, свертывающийся в трубочку рецепт - столбики иероглифов на рисовой бумаге. За спиной аптекаря всю стену сверху донизу занимали ящики с травами, полки с баночками и бутылями. Закончив взбалтывать микстуру, китаец вопросительно глянул на вошедших.

- Мне бы женьшень,- сказал врач.

- Шанго, шанго, - залопотал аптекарь, услышав знакомые слова, и разложил несколько корешков, называя цены. - Три... шесть... пять рублей.

Самыми дорогими были крупные корешки, точно воспроизводящие фигуру человека.

- В Мукдене дешевле. Придется там взять, - сказал Степан Петрович и пояснил Кате: - В Москву коллеге обещал выслать.

Чтобы не уходить с пустыми руками, он купил дешевый, всего за рубль, скрюченный корешок-инвалидик об одной руке и одной ноге, но зато с толстеньким туловищем.

На обратном пути они немного задержались у кафешантана "Веселые птички".

- Может, посмотрим, что там, и поужинаем заодно? - предложил Степан Петрович.

Швейцар приоткрыл двери, чтобы выпустить подвыпившую парочку, и кафешантан выдохнул разудалую музыку с клубами теплого душного воздуха.

- Что-то мне не хочется, - засомневалась Катя, но заглянула в окно с отодвинутыми шторами и минуту смотрела, как негр с изящной блондинкой в киримоне и русский офицер с китаянкой в голубом очень узком платье танцевали между столиками кэк-уок. Дамы старательно льнули к партнерам. Кате вдруг стало противно, и она потянула старого врача назад к коляске. Пойдемте, в госпитале поедим.

Рано утром Степан Петрович тихо, чтобы не разбудить Зою, постучал в темное окошко. Катя неслышно выскользнула на улицу. Он придирчиво оглядел девушку:

- Не замерзнешь? Оделяло захвати - ноги укутаешь.

У ворот стояли две линейки. На облучке одной восседал извозчик.

- Забирайся рядом с ним, присматривайся. Он только по городу провезет, а дальше сама.

- Я?.. - испугалась Катя. - А смогу? - Но пути назад не было, и она попробовала успокоить сама себя: - Вообще-то я полгода в школу верховой езды ходила...

Тем более, Катенька... Лошади смирные, дорога ровная. А выедем из Xарбина, какого-нибудь попутчика в помощь прихватим.

Попутчиком оказался русский мужик в китайском ватном халате, ковыляющий с палкой по обочине тракта.

- Ты откуда и куда? - спросил Степан Петрович, притормаживая на робко-просительный взмах руки.

- Ваше благородие, из госпиталя я, зовут Ильей, в свой Новочеркасский полк добираюсь. Три дня назад он под Байтану стоял.

- Садись вон к барышне. Править-то хоть сможешь? Руки целы?

- Целы, ваше благородие. Нога только покалеченная.

- Эх, бедолаги. Вояк в халате - смех сквозь слезы.

И линейка тронулась. Катя передала вожжи Илье, лошади, почувствовав крепкую мужскую руку, бежали быстрее, и девушка смогла наконец осмотреться. По обе стороны дороги - присыпанные неглубоким снегом поля. Участки отделены друг от друга темными остовами деревьев. Иногда они собирались в небольшой лесок, пытаясь укрыть селение с прямой улицей, аккуратными фанзами и кумирней. По узким дорожкам спешили арбы, запряженные тройками низкорослых крепких лошадок. Чем дальше от Харбина, тем менее оживленными были деревеньки, тем больше испуга и настороженности мелькало в узкоглазых желтых лицах, провожающих взглядами повозки. К вечеру попалась первая полуразрушенная деревня с разбитой кумирней, с раскиданными по снегу, обезображенными идолами. Катя, давно перебравшаяся к Степану Петровичу, спросила:

- Неужели здесь были бои?

- Нет, это работа карательных отрядов, говорят, за укрывание хунхузов. Дальше - больше... Есть деревни, где камня на камне не осталось. Представляешь, Катюша, сколько нужно терпения китайцам, сколько выдержки, чтобы беспрекословно переносить все это и безропотно смотреть, как чужеземцы двух стран варварски распоряжаются на их земле, разбивают фанзы, растаскивают веками скопленное добро.

Илья, всю дорогу певший песни, затянул что-то очень знакомое. Уловив фамилию Куропаткина в его басе, Катя спросила Степана Петровича, о чем поет Илья. Врач притормозил, чтобы вторая линейка догнала их, и прокричал Илье:

- Спой-ка еще разок!

И снова над полями и сопками Китая зазвучали куплеты, ловко слепленные - кем? - из злободневных событий и известных стихов:

Куропаткину обидно,

Что не страшен он врагам...

"В поле бес нас водит, видно,

И кружит по сторонам".

А наместник уезжает

Безвозвратно, навсегда -

"Птичка божия не знает

Ни заботы, ни труда.

С Порт-Артуром попрощался,

Получив большущий нос.

"Гром победы раздавайся

Веселися, храбрый росс".

Генералов вереница,

Офицеров без числа -

"Спой мне песню, как синица

Тихо за морем жила".

Но китаец, как хозяин,

Раскричится иногда:

"Что ты ночью бродишь. Каин?

Черт занес тебя сюда".

А Ояма наступает

Ночью и при свете дня -

"Посмотри, как он играет

Дует, плюет на меня".

Грустно, вяло и несмело

Рать солдат пустилась в путь,

"Ноги босы, грязно тело,

И едва прикрыта грудь".

Поработал на солдата

Интендант не без греха.

"Хороши наши ребята,

Только славушка плоха!"

- Не без юмора русский народ, однако, - заметил Степан Петрович, - и глаз острый. Вчерашний "Вестник маньчжурских армий" смотрела? "Командир корпуса благодарит войска... японские обозы отступают... музыка полковых оркестров... настроение войск веселое..." Это, видно, в редакции им было весело с ханшина.

- А говорят, госпитальный инспектор Солнцев застрелился...

- Говорят, - согласился врач. - Говорят еще, записку оставил, что считает себя виновным в гибели сотен раненых. Совесть взыграла. А что толку сейчас-то? И в России беспорядки. То забастовки, то демонстрации. Куда катимся?

Так, переговариваясь и останавливаясь перекусить в придорожных харчевнях, они продвигались на юг.

Заночевать пришлось в китайском домишке: гостиница Тьелина была переполнена. И, отдав по рублю с человека, они получили от хозяина фанзы, лысого старика с длинной тощей бороденкой, три ватных одеяла и несколько циновок. Катя устроилась на единственном подобии лавки и, глянув на грязные одеяла в каких-то подозрительных пятнах, обрадовалась, что захватила свое, укуталась в него и сразу погрузилась в сон, где, подскакивая на ухабах, уносились назад сопки, деревья, кумирни...

- Следующей ночью выспишься по-настоящему, - утешал утром Катю Степан Петрович, видя, как она потирает поясницу, ноющую от тряской дороги и непривычно жесткой лежанки.- Во всяком случае, когда я уезжал, госпиталь был хорошо устроен. А сейчас? Ну, доживем - увидим...

И снова побежала дорога.

Но что-то слишком много людей стало попадаться им навстречу. На арбах, волочащих нехитрый скарб, и пешком, семьями и поодиночке, китайцы и русские.

Перестал петь Илья. Хмуро молчал Степан Петрович.

Вот проехал длинный обоз. На ящиках - коричневой краской - "Экономическое общество".

- Что там? - прокричал врач последнему возчику.

- Отступаем... Японцы в Мукдене... - не притормаживая, ответил тот.

- Что будем делать? - повернулся Степан Петрович к Кате. - Где искать своих?

- Попробуем подъехать ближе? Может, город еще свободен? Далеко он?

- Да нет, рукой подать. - Он махнул куда-то вперед.

Но Катя, даже приглядевшись, не смогла ничего разобрать, кроме вихрей снежной пыли, смешанной с песком. Дул пронзительный северный ветер. Над красным кирпичным домом среди кучки строений висел на привязи воздушный шар. Его веревка чернела струной, оттянутой к югу.

Шум, поначалу отдаленно-глухой, усиливался, приближался. Встречный поток людей и повозок не давал двигаться.

- Ох, Катюша, не повезло! Не видать нам Мукдена. Вот что: пересаживайся на свою линейку. Илья, видно, неплохой мужик, но отвечаем за медикаменты мы. Бог его знает, что может случиться. А ля гер ком а ля гер. Будь разумной, девочка. Без паники. Укладочная книжка в нижнем ящике вашей линейки. А я уж сам. - Степан Петрович похлопал ее по плечу и замахал Илье. Но тот и так стоял. Ехать на юг было нельзя.

Потянулись воинские обозы: батареи, понтонные мосты...

Вдруг в полуверсте от дороги разорвалась первая, пущенная с запада шимоза. Еще чуть ближе ухнул тяжелый снаряд... Еще ближе, с другой стороны... Откуда-то появились на сопках орудия и стали засыпать обозы шрапнелью. Били безнаказанно, по ним - ни одного выстрела.

Кольцо заметно суживалось. Вдруг две шимозы одновременно разорвались среди обозов.

И тогда начался хаос, о котором Катя впоследствии не могла связно сказать ничего.

Паника.

Дорога не вмещала обозы, тщетно пытавшиеся вырваться из-под обстрела и лошадей пускали вскачь по пашне.

Повозки наскакивали друг на друга, перевертывались.

Беспорядочно стреляли из ружей близкие к помешательству обозные.

Отваливались колеса двуколок.

Храпели лошади, сломавшие ноги в канавах.

Вопили искалеченные люди.

- Сволочи! Куда?.. Стойте!

Катя оглянулась на отчаянный, высокий, почти мальчишеский, голос.

Офицер, размахивая шашкой, пытался остановить обезумевших солдат.

Бесполезно. Лицо его из гневного стало растерянным, и он, уже не сопротивляясь общему потоку, поскакал на север.

В крики, треск, уханья взрывов вплелся истошный визг. Черные китайские свиньи, ошалевшие от грохота, мчались наперерез обозам.

- Спокойно, только спокойно!- как заклинание повторяла Катя, давно потеряв из виду линейку Степана Петровича.

- Чему быть, того не миновать, - успокаивал Катю Илья и, чтобы только не молчать, продолжал, перекрикивая взрывы, раздававшиеся с обеих сторон: - Вы, барышня, как хотите, а я с дороги не сверну! Может, оно и посвободнее было бы по полям-то, так это только дурачью там лучше кажется. Вон сколько поломанных повозок. - И он показал в сторону поручика, пытавшегося с денщиком приладить сломанное колесо.

Вдруг, отчаявшись, поручик взмахом шашки перерезал постромки, вскочил на коня и, оставив солдата, кричавшего: "А я?.. А мне как же?" - унесся вперед. Вперед? Назад? Все сместилось. Совершалось невозможное. Рушились устои.

Полковник с выпученными глазами, спасая живот свой, махал руками, требуя остановиться и подобрать его, но повозки проносились мимо. Тогда он заметил лазаретную линейку, шедшую спокойнее других, ухватился за бортик и, балансируя, двинулся к Илье.

- Осторожнее, вы на лекарства наступаете, - только успела ахнуть Катя.

- Какие, к дьяволу, лекарства! - Он грязно выругался и ударил Илью шашкой плашмя по плечу. - Скорее, выродок! Чего плетешься?

И Илья, который всю свою жизнь считался скотинкой бессловесной, вдруг обернулся к полковнику и, глядя прямо ему в глаза, четко и громко сказал:

- Сам выродок! Хватит, докомандовались. А ну, брысь отсюдова! - И, чуть притормозив, одним движением сильной руки вышвырнул его из повозки.

Опешивший полковник вскочил с земли, едва увернувшись от проносящегося галопом коня без седока, и стал стрелять вслед линейке. Но, видно, здорово тряслись у него руки - одна пуля лишь просвистела где-то рядом.

- И чего торопиться, - продолжал Илья как ни в чем не бывало, - поспешим и угодим прямо под этот самый лихой снаряд. А так он впереди да без нас разорвется. А мне вас, барышня, домой доставить живьем надо. Негоже на добро злом отвечать. И с больной ногой мне обратно не добраться, так что линейку беречь надобно. А чем этого с собой брать, - он кивнул назад, - так лучше людей подвезти, - он сделал особое ударение на слове "людей", - вон сколько пораненных.

Напоминание о раненых кольнуло Катю. "Ох, что ж я о себе только и думаю! Какая же я сестра милосердия? Целый воз медикаментов, а никому не помогла". И она тут же сказала Илье строго, насколько могла, чтобы он свернул на пашню к двум ближе всех лежащим фигурам. Боялась, что не станет слушать, но он сразу выехал на гаоляновое поле, осторожно сдерживая лошадей.

Вот поручик со сломанной голенью. Стонет. В глазах безнадежность. Катя споро наложила лубок, помогла раненому забраться в линейку. Перевязала рваную рану штатскому - служащему банка, отставшему от своего обоза. Наложила жгут и забинтовала руку старухе китаянке. Можно было работать почти спокойно - полоса огня оставалась за спиной, - но быстро темнело. Илья, сам постанывая от боли, когда задевал чем-нибудь незажившую ногу, помогал как мог: нашел и зажег две свечи, успокаивал раненых, подносил перевязочные пакеты, не пускал в линейку тех, кто мог идти самостоятельно.

Женское лицо в трепещущем свете, сосредоточенно склоненное над очередным раненым, было видно издалека, и то тут, то там слышались призывные мольбы: "Сестричка, умираю... помогите..."

Кате было жарко в работе, а раненых знобило от неподвижности, холода, потери крови. Срочно надо было искать ночлег. Слева от дороги в полумраке угадывалась рощица. "Должно быть, и деревенька там", - подумала девушка, но дома оказались разрушенными до основания. Наконец Катя где-то на отшибе нашла маленькую фанзишку с целыми стенами и помогла всем перебраться под крышу. Одного, раненного в живот и часто теряющего сознание, решила оставить в линейке, но натаскала туда груду тряпья - старых ватных одеял и халатов, брошенных хозяевами при уходе. Наскоро сложили очаг, наломали веток, натолкали в котелок снега, смешанного с песком, поставили кипятить воду. Немного провизии было у Кати, плитка шоколада нашлась у поручика, сухари - у китаянки. Катя налила кому было можно по глотку спирта, и лица раненых потеплели, послышалось сонное сопение, перемежаемое всхрапыванием.

Илья задал корм лошадям, благо немного его было приготовлено прозапас, и отвел их под укрытие. Катя разобрала очаг, отнесла горячие еще камни в линейку, обложив ими оставшегося там на ночь человека, и тоже прикорнула, свернувшись калачиком на чьей-то шинели.

К утру фанзу выморозило, и раненые стали просыпаться от холода. Пришлось еще раз собрать грязный снег для оттаивания и распределить между всеми крохи, оставшиеся от ужина. Илья запряг лошадей, и линейка в рассветном сумраке выбралась на дорогу. По обочинам попадались трупы людей, лошадей. Даже окостеневший заяц мелькнул у самых колес.

 

Ехали на юг два дня, а обратно добирались неделю.

Где-то в районе Тьелина нашли эвакуирующийся госпиталь, и Катя наконец смогла передать своих подопечных в руки врачей. Так и добирались до Харбина с мукденским сводным госпиталем. Катю как сестру милосердия и Илью как кучера приняли на временное довольствие. Неспешно, чтобы зря не тревожить раненых, катили лазаретные линейки. На долгих стоянках делали инъекции и перевязки. Катины медикаменты пришлись очень кстати, и, пока добрались до места, в ее багаже не осталось ни одного перевязочного пакета.

Харбин был переполнен людьми. На лицах встречных читались растерянность, недоумение, отчаяние. Катя попросила Илью остановить линейку где-нибудь поближе к своему госпиталю, тепло поблагодарила его за помощь ("Не за что, барышня... Это вам спасибо от людей!") и, попрощавшись с ранеными, вошла в знакомые ворота.

Здесь тоже все были взвинчены. Главврач едва глянул в Катину сторону: "Прибыли, ну и ладно, приступайте к работе". Одна сестра опять оказалась сверхштатной. Зоя, воспользовавшись неурядицей, попросила в мединспекции, чтобы ее отправили в Россию с каким-нибудь санитарным поездом, и стала укладывать вещи, упаковывать многочисленные безделушки, отрезы шелка.

Когда Катя зашла попрощаться, Зоя в раздумье глядела на ширму: с собой везти - громоздко, оставить - жалко.

- А ты возьми только шелк... Он легко должен сниматься с перекладинок, а вместо бамбука тебе дома остов из хороших палочек сделают.

Не отвечая, Зоя стала сдирать яркое полотнище.

- Ну что ты на меня сердишься? Давай хоть попрощаемся по-хорошему. Ну что нам делить?

- Теперь уж и правда делить нечего. - Зоины глаза сразу намокли, и губы стали кривиться.

- Что?.. - спросила Катя, предчувствуя, ответ.

- Нет больше Савельева... Видели его последний раз мертвого где-то у Сифонтая. А так... Разве я бы уехала? - Зоя всхлипнула, едва сдерживая рыдания.

Катя смотрела на нее и думала: "Неужели я так же изменилась? Какая она была? Хорошенькая и веселая. А сейчас? Темные круги под глазами, осунувшееся лицо, глубокие морщинки у губ и скорбь во взгляде... Но Сережа!.. Вот пусть докажут мне, что он умер! Пока не увижу списки погибших - не поверю. Даже в бумагах при нынешней неразберихе и то может быть путаница.."

- Тебя проводить до вокзала? - не зная, что сказать и как утешить Зою, спросила Катя.

- Не надо. За мной обещали двуколку прислать. И точно, в дверь постучал санитар и забрал сразу большую часть вещей.

Зоя на минутку присела перед дорогой, потом, резко поднявшись, встряхнула головой, словно освобождаясь от всего несчастливого, что было в этом городе, подошла к Кате, чмокнула ее в теплую щеку.

- Бог с тобой! Будь удачливее меня.

У Кати на языке вертелись какие-то плоские фразы вроде: "Ты еще молода. И у тебя еще все образуется". Но зачем? И она произнесла только:

- Счастливого пути. Прощай!..

Она смотрела в окно, как проехала Зоя, не оглядываясь на дом, где были прожиты три месяца, слушала удаляющийся цокот копыт по промерзшей земле и удивлялась самой себе: "Я же не верю, что он погиб, именно поэтому так спокойно слушала Зою. Но почему я ей этого не сказала? Не посоветовала остаться и уточнить все? Проверить списки, спросить не одного, а нескольких свидетелей? Я, наверное, нехороший человек. Эгоистка. Сразу подумала: пускай она уезжает, а я его сама буду искать, и - кто знает? - может, отыщется, пусть раненый... Даже лучше: я его выхожу. Но это же нечестно! Всегда старалась поступать по справедливости... А почему нечестно? Раз уж она его так любит, то пусть бы сама подумала и поискала. Но все равно для себя самой не очень честно". Но что было теперь делать? Документы на отъезд у Зои были оформлены еще вчера. Да и не осталась бы она. А поезд сейчас уже отходит...

Катя окинула взглядом опустевшую комнату: стены, непривычно белые без полотен с цветами и птицами, кровать, неприкаянно чернеющую пружинной сеткой. Даже отсутствие ширмы, вначале воспринимаемой почти как оскорбление, сейчас ощущалось утратой. Катя сложила оголенные бамбуковые перекладины и вынесла их в коридор: может, пригодятся кому-нибудь.

Следующим утром на кухне, где она помогала разливать по мискам жидкую пшенку, ее разыскал Степан Петрович. Он с такой живостью подскочил к ней, чтобы погладить по голове - неужто живая? - заглянуть в глаза - все в порядке? - что Катя от неожиданности плеснула ему на мундир желтую кашу.

- Ох, чепуха все это, - отмахнулся он от ее попыток извиниться, стирая мокрой тряпкой ошметки пшенки. - Как ты добралась?

После сумбурных рассказов и сравнений выяснилось, что происходило с ними одно и то же. Только вместо Ильи Степан Петрович взял в экипаж помощником сноровистого и спокойного солдатика да прямо ночью в набитой людьми фанзе пришлось делать операцию, извлекать осколки.

- А я не знала, куда линейку девать, и оставила ее в госпитале, а медикаменты все использовала.

- Ну и молодец, хоть с толком истратила, не японцам достались. А линейка? Что ж... в одном госпитале или в другом - неважно. Я уже отчитался, что она потеряна при отступлении. Теперь все будет списываться на отступление. Бежали без оглядки, как французы в двенадцатом. Уже и не стрелял никто, а бежали, давили, гибли. Ходит по рукам чей-то стишок в ритме "Бородина". Читала? Нет? Длинный, но конец сейчас вспомню.

Он потер переносицу и выразительно, но тихо, чтобы не услышало начальство - крамола! - продекламировал:

Так мы узнали в заключенье,

В чем скрыта прелесть отступленья...

И право, легче, брат,

Идти вперед, ломясь стеной,

И поплатиться головой,

Чем пятиться назад...

- Степан Петрович, а как можно узнать, погиб или нет человек... врач? Он раньше у нас работал, потом был переведен в полевой госпиталь и, говорят, погиб. Но только говорят...

- Как фамилия? Может, я встречал?

- Савельев, Сергей Матвеевич.

- Фамилия знакома. - Степан Петрович задумался. - Нет, последнее время не слышал. Это раньше кто-то из коллег говорил, что есть такой способный хирург. Но попробовать установить можно...

Раненых постепенно вывозили. Работы с каждым днем становилось меньше. Едва освободившись, Катя начала ходить по инстанциям, выясняя хоть что-нибудь о возможной гибели или ранении, разыскивая свидетелей, пытаясь найти хоть какую-либо зацепочку. Безуспешно! Утешало лишь то, что в списках убитых фамилии Савельева не значилось. Но огорчало, что среди раненых его тоже не было. Некоторые служащие равнодушно перелистывали бумажки и устало бросали: "Нет!" - некоторые придирчиво выспрашивали, кто он ей, прежде чем достать нужную папку. "Никто, коллега, - проговаривала она наспех придуманную легенду. - Он при отъезде вещи у нас оставил. Не знаем, или родным отсылать, или его дожидаться?" В ответ следовало безразличное пожатие плечами: "Как хотите!"

Тем временем потеплело. Коричневые мохнатые гусеницы тополиных соцветий падали под ноги, и Катя машинально переступала через них, чтобы не раздавить. Деревья сначала укутала желто-зеленая дымка пробивающейся листвы. Еще неделя, и в их тени уже можно будет укрыться от по-летнему жаркого солнца. Жалко, мало деревьев в Харбине.

К маю стало ясно, что ожидание и поиски бесполезны.

Неужели чьи-то жадные руки трясущимися от радости пальцами переводили стрелки швейцарских савельевских часов, удивляясь странному времени, ими отсчитываемому?

Весна обещала спокойствие. Согнутые фигурки китайцев копошились на полях: соломенные островерхие шляпы, синие бумажные штаны, закатанные до колен, соломенные башмаки. Восстанавливались разрушенные кумирни; разоренные деревни обретали хозяев; камешек складывался с камешком, и жизнь потихоньку входила в прежнее русло, как Сунгари после половодья. Минул третий месяц, как отгремел последний артиллерийский залп, а мир подписан не был. Японцы, тоже обескровленные изнурительной войной, вовсе не собирались наступать. Неопределенность и двусмысленность положения тягостно отражались на всех: "Что ж правительства тянут?" Не спокойствие, а только жадное ожидание его освещало бездеятельность харбинской весны. Скорее бы домой, к родным, к мирному делу, к своим лесам и пашням... Переполненные поезда один за другим уезжали с вокзала к Сибири, но очередь до госпиталя никак не доходила, хотя раненые почти все были вывезены. Врачи сутками играли в карты и шахматы. Сестры милосердия слонялись без дела.

Только в середине лета Катя получила разрешение уехать в Россию, испытав забытое ощущение свободы и неподчиненности кому бы то ни было. Она оглядела неуютную, с радостью покидаемую комнату - пустые стены, никому больше не пригодившуюся Зоину кровать. Нарядное платье так и не пришлось надеть. Что ж праздновать, коли мир не подписан? Рядом с ним в чемодан уложила китайскую скатерть - не стало единственного яркого пятна в комнате, - шелковые халаты, купленные вместе с Савельевым, портсигар, инкрустированный перламутром, в подарок Ивану, корешки женьшеня - кому-нибудь, розовый батистовый платочек, пойманный Сергеем в китайском театре... Катя вдохнула еле заметный уже запах травы. Рядом с пакетом писем от Лека положила слоненка. Похожего на него, костяного, она однажды увидела в захудалой харбинской лавчонке. Тогда ее кольнуло чувство ревности: неужели кто-то еще станет обладателем такого же? И она купила слоненка. А когда принесла домой и поставила рядом, оказалось, что ни в какое сравнение они не идут. Костяной, местами пожелтевший сильнее, был слишком зримым, четко очерченным, с мелкими деталями. Паутинно-тоненькие выемки забила грязь. Он не притягивал глаз таинственной полупрозрачностью, не просился в ладони ласковой гладкостью. Катя отдала его на прощание сестре-хозяйке. И шубу тоже оставила. За тяжкую неделю отступления беличий мех сильно пообтерся, пятна от крови раненых и грязи, как их ни отчищали, все равно были заметны.

 

Поезд оказался старым, тряским, дребезжащим, но все пассажиры были рады и ему, были согласны терпеть временные неудобства, лишь бы добраться наконец домой, а он часами стоял на сибирских разъездах. Ветер был свеж и напоен запахами тайги. Бабы на станциях продавали кедровые орешки, грибы - сушеные и жаренные в сметане. Мальчишки в надежде заработать несколько копеек протягивали к раскрытым вагонным окнам букеты полевых цветов, переложенных ажурными листьями папоротника, - Катя поставила в стакан несколько душистых стеблей кипрея.

С попутчицей не повезло. Кате сразу показалось знакомым лицо молодой женщины, раскрашенное ярче, чем следовало бы. Только никак не вспоминалось откуда. А когда познакомились, она представилась: "Изольда" - и замялась, прежде чем сказать, что работала в Харбине служащей банка, не назвав его... Катя сразу узнала в ней дамочку из кафешантана "Веселые птички", расчетливо прильнувшую к негру в танце, и ей стало неприятно это случайное знакомство, а впрочем, попутчица не навязывала свое общество, разве что просила присмотреть за вещами, выходя прогуляться на остановках, да напевала что-то себе под нос.

Катя от нечего делать взялась перечитывать письма, присланные Леком. Одно, другое... Все явственнее ощущала она признательность к этому симпатичному человеку, с которым ее ничто не связывало, кроме дружеского расположения. Вот-вот, это как раз и согревало. Ирина Петровна заботилась о ней, прежде всего, в память об умерших родителях. Иван? Из чувства ответственности за судьбу сестренки. Раненым и начальству она нужна была очень: первым - как сестра милосердия, вторым - как исполнительный работник. А сама по себе? Со своей душой и собственным внутренним миром, со своими вопросами и фантазиями? Никому. Кроме Чакрабона. "И пожалуй, Сергея", - робко прошептал второй голос. А первый прикрикнул на него: "Нет! Ну нет же его!"

Катя разыскала конверт с рождественским письмом. Вспомнила свое удивление: Лек пишет стихи? Никогда не говорил... Но он вообще мало говорил о себе. Перечитала строки:

В Петербурге завьюжило,

а у вас пыльный ветер -

снег растерян порошей

на далеком пути.

Зимней ночью застуженной

горше холод неведенья.

Ты не пишешь нарочно?

Ты не пишешь почти...

Понимая, что некогда,

маюсь я в ожидании.

Чем помочь тебе, девочка,

в трудном деле твоем?

От тоски деться некуда.

Нереально свидание

в суете повседневности.

Белый мрак за окном...

Где твой дом? Где мой дом?

На чужбине живем.

Дом... Как он верно написал про него. Сам на столько северных лет оторван от родины. А ее дом? В Харбине был временный приют. В Петербурге ждет гостеприимный, но не свой дом. В Киеве после маминой смерти опустевшие комнаты стали чужими. Сейчас вернуться туда одной, в большой особняк Лесницких? Нет, только не это. Предстояло самой ответить на множество вопросов, главный из которых: чем заняться дальше? Не окончанием же гимназии. Может, музыкой? Или английским? Ладно, успеется... Несколько месяцев отдыха, а потом что-нибудь придумается. Или Ивана попросит взять ее с собой за границу, когда он станет дипломатом. Как секретаря...

А пока единственное горячее желание - иметь свой дом. И для каждой вещи самой выбирать место. Не слишком возвышенные мечты? Ну и пусть. Это же молча, про себя. Мало ли что и кому приходит в голову!

Поезд гулко прогромыхал по железному волжскому мосту.

 

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

 

Вагонное стекло заливали потоки дождя, и пригороды Петербурга убегали назад буро-зелеными размытыми пятнами. Как некстати этот дождь! Хорошо, если телеграммы получили и кто-нибудь встретит...

Вокзал. Служитель открыл окна, обращенные к перрону. Старый поезд замедлял ход. Тише... Тише... Вздрогнул напоследок и в изнеможении остановился.

Катя выглянула в окно. Зонты, зонты... Из-под каждого выглядывают лица, ждущие встречи. Чьи-то глаза перебегают с одного окна на другое в поисках ответного взгляда. Чьи-то, уже успокоенные, светятся предощущением жарких объятий.

Сначала она чуть поодаль заметила мундир академии генерального штаба с серебряными аксельбантами, спускающимися к шитому серебром же поясу. Чакрабон! Она подняла руку для приветствия и тут же совсем рядом увидела родные синие глаза. "Иван!" - радостно крикнула она одновременно с его: "Сестренка!"

Спустя несколько минут они сидели в императорском экипаже, и Катя узнавающе вдыхала аромат дорогой ткани, прекрасной кожи, дерева редких сортов - аромат роскоши, уверенной в себе.

За вокзальной суетой она не успела представить мужчин друг другу. Но Лек сразу сказал, что экипаж их ожидает, чтобы Иван отпустил извозчика.

- Вы знакомы? - обратилась она к принцу.

- Да, мы встречались у Храповицкой.

Лек, впервые видевший Катю рядом с братом, с пристрастием вглядывался в похожие и разные лица.

Одинаковые глаза, но у Ивана с лучиками морщинок. Катины губы с чуть приподнятыми уголками, словно всегда в преддверии улыбки. У Ивана лицо такое же открытое, только губы затенены усами, а улыбки больше в глазах. Да волосы темнее, без Катиной соломенной рыжинки, да подбородок жестче, да меньше милой неправильности в чертах.

- Мы едем к Ирине Петровне? - полуутвердительно спросил он.

- Катенька, может, остановишься у меня? Я присмотрел квартирку посвободнее, но не решился переезжать без твоего согласия...

Она отрицательно покачала головой, зная, что Ирину Петровну она никак не стесняет, а у Ивана свои друзья и привязанности, и квартира была ему удобна во всех отношениях.

- Нет, нет, не надо ничего менять пока... а потом будет видно!

В особняке Храповицких все было по-прежнему. Те же проблемы: балы, обеды, гастроли, разговоры, чуть подслащенные комплиментами присутствующим и приперченные сплетнями об отсутствующих, интеллигентно приправленные новостями науки и политики: "Ах, когда же мы вздохнем свободнее, заключив мир?" Конфеты от Гурме, розы от Эйлера. Стойкий, пропитавший весь дом аромат французских духов.

- Катрин, как там на войне? - спрашивали многочисленные гости.

- А ля гер ком а ля гер, - отшучивалась она. Вряд ли им стало бы понятно чувство жалости, охватившее Катю при виде сизых мужицких лиц на палубе байкальского ледокола, или ужас паники отступающей - удирающей? - армии. Нет, никому и ничего не хотелось рассказывать.

- Оставьте девочку в покое, - вступалась Ирина Петровна. - Пусть отдыхает. Кому охота вспоминать неудобства, начальство, бинты, работу?

"Если бы только неудобства и начальство",- грустно усмехалась Катя.

Отдыхала, отдыхала... Две недели на даче листала журналы, без особого азарта отбивала теннисный мяч, когда проглядывало солнышко, купалась. Все нехотя, как докучливое домашнее задание: отдохнуть от... и до...

Двадцать четвертого августа особняк Храповицкой был празднично иллюминирован и убран цветами - душно, сладко пахли розы, томно клонили кудрявые головки хризантемы. Только что в Портсмуте на английском и французском были начертаны долгожданные слова: "Мир и дружба пребудут отныне между их величествами императором всероссийским и императором Японии, равно как между их государствами и обоюдными подданными".

Оркестр встречал гостей, взрывалось шампанское, стреляли бальные митральезки, усиливая бравурность маршей.

- Катрин, вас не узнать! Такая взрослая и неприступная. Но, если вы не успели никому пообещать, оставьте первый вальс за мной.

- Конечно, принц. - Катя коснулась затейливо уложенных волос. - Это Ирина Петровна уговорила хоть на вечер изменить прическу.

- И тебе так идет, тебе все идет, Катенька. - Он перешел на "ты". - Но прическа - это второстепенное. Повзрослела... Взгляд у тебя стал серьезнее, нет, не то... может, умудреннее?

- Просто я научилась принимать глубокомысленный вид, - улыбнулась она.

- Вот! Улыбаться улыбаешься, а глаза грустные. Хочешь, сходим в театр? Здесь сейчас Айседора Дункан.

- С удовольствием, ваше высочество. Я много слышала о ней.

- Если можно, не столь официально, Катрин!

- Хорошо, Лек. Но вы слышите? Вальс! Вы меня пригласили?

Чакрабон стал часто - два-три раза в неделю - бывать у Храповицкой, иногда принимая участие в шумно-обильных или по-семейному уютных застольях, иногда просто коротая вечер в зеленой гостиной за тихой беседой. Когда мадам оставляла их наедине, разговор становился более серьезным, доверительным. Лек пытался "разморозить" Катю и теперь уже без настойчивых просьб рассказывал о детстве, о родных:

- Катрин, когда я был маленьким, угадай, с кем в одном чане меня купали? - И на недоумевающий взгляд девушки весело сообщал: - С обезьянкой! С белой обезьянкой. Такое поверье у нас, что если малыша мыть в одной воде с обезьянкой, то все болезни на нее перейдут; а белая потому, что простая мартышка не стоит даже насморка принца. Представляешь? Мокрая бело-розовая обезьянка и розово-черный мальчуган.

Иногда Катя рассказывала про войну, про дядю Захара. Леку первому сказала о полученных орденах.

- Катенька, но отчего же ты скрываешь? Это почетно, достойно тебя. Пусть знают все.

- Я сама еще не знаю, как к ним относиться... Было несколько очень тяжелых дней в госпитале после боев под Сандепу, и когда попали в волну отступления под Мукденом...

- Но ты не говорила. Как же тебя занесло под Мукден?

- А-а! Потом как-нибудь расскажу, - махнула она рукой. - Но дело не в этом. Те дни, когда я действительно делала все, что могла и не могла, никто ничем не отличил, а награды выдались в плановом порядке, как всем. Первая из них - вообще к Рождеству. Рождественский подарок. И такое ощущение, что ордена сами по себе, незаслуженно, и в то же время немного обидно, что никто доброго слова не сказал, когда было совсем трудно. Но ты не подумай, я вовсе не за что-то старалась, я просто не знаю, как объяснить, чтобы правильно было, по справедливости.

- Да я прекрасно все понимаю. - Лек на минуту задумался, потом, найдя выход из положения, хлопнул в ладоши. - Я понял, что следует сделать! - И, перейдя вдруг на официальный тон, строго спросил: - Лесницкая, вы считаете меня офицером русской армии? - И добавил: - Через несколько месяцев я получу звание полковника.

- Конечно, считаю, но при чем... - сказала она, уже догадываясь, куда клонит Чакрабон.

- А при том, сестра милосердия Екатерина Лесницкая, что я своей властью перенаграждаю вас. С этой минуты считайте, что вы получили орден святого Станислава по уходу за ранеными, побывавшими в бою под Сандепу, орден святого Георгия за храбрость и помощь раненым при отступлении армии под Мукденом и орден святой Анны за постоянный и самоотверженный уход за ранеными на протяжении полугода.

Лек говорил торжественно, без тени улыбки, и хотя оба понимали, что это не что иное, как игра, Катя с этих минут стала спокойнее относиться к своим наградам, не хвастая ими, но и не скрывая, если кто-нибудь спрашивал.

Каждый раз, рассказывая о войне, она старалась уловить, правильно ли Чакрабон понимает то, что она увидела и прочувствовала. Обычно убеждалась - правильно. Одной только темы не касалась она - всего, что связано было с Савельевым.

Как-то Лек спросил:

- А что тот врач, Зоин жених?

Катино сердце больно заныло, ухнуло куда-то в пустоту.

- Да не жених он вовсе. Пропал без вести. Погиб? Попал в плен? Никто не знает.

Видя, что упоминание о враче надолго опечалило ее, Чакрабон никогда больше не заговаривал о нем.

 

Стояли последние ясные осенние дни. Катя, как договорились, ждала Ивана, прогуливаясь по аллеям Летнего сада. Солнце празднично сияло на позолоченных завитках ограды. Она подумала: "Золото ограды почти сливается с золотом листвы. - И тут же без всякой связи с предыдущим: - Лек же меня приручает!" Только на долю секунды эта мысль вызвала холодок неприязни. А потом: "Ну и что? Да, приручает. Он же из самых лучших чувств (чуть не вырвалось - "любя"). И кроме того, я сама иду навстречу. И хочу приручиться. Нет, это совсем не то, неподвластное разуму, что охватывало, когда думалось о Сергее. Нет смятения. Но зато есть доброта, спокойствие, радость от прикосновений и, самое главное, ощущение необходимости и надежности. Защищенности, что ли? Кажется, ничто плохое невозможно, когда рядом Лек. И удивительно: как он улавливает смену настроения! Не успеет прийти в голову что-нибудь грустное, как он сразу спрашивает: "Что случилось? Не надо думать о плохом. Все будет хорошо". Или так уж на моем лице все написано? Но другие же не замечают. Или просто им нет дела до меня?"

- Катюша, ты что, родного брата не признаешь?

- Ох, извини, Иван, задумалась. Здравствуй!

Он поцеловал ее в щеку, пахнущую "Лориганом".

- Как живешь, малышка?

- Вот именно, как малышка: ем, сплю, гуляю. Начинаю скучать. Может, серьезно подготовиться и поступить на Высшие женские курсы? Или посвятить себя музыке? Не знаю. Определенного желания нет, и в то же время завидую людям, которые занимаются предопределенной работой.

- Тут вряд ли кто поможет. Постарайся сама прислушаться к себе. Но чтобы не скучала.. У меня есть знакомый. Он посещает любительскую театральную студию. Там немного людей, с два десятка. Сейчас они решили ставить пьесу Ростана "Сирано де Бержерак", и им не хватает девушки на какую-то роль. Может, попробуешь? Мордашка вроде симпатичная. Носик вот чаще вниз смотрит, чем вверх, но это военный трофей. А вообще ты у меня веселый человечек, правда?

- Правда. Но что за автор? Я слышала это имя вскользь...

- Пьеса с успехом шла по всем крупным театрам Европы. Я тебе принесу текст. Почитай, подумай. Только не медли, а то займут твое второстепенное место какой-нибудь третьестепенной мордашкой.

Театр... Вот уж никогда не думалось. Наверное, оттого, что не было потребности в аплодисментах и превознесениях. Но два подобия театра были в Катином детстве. Один - летом в Хижняках, когда для занавеса снимались кремовые шелковые шторы из зала и ими завешивался вход на просторную сцену-веранду. Вокруг крыльца размещался партер для родных и гостей - кресла, шезлонги; дальше амфитеатр для дворни и галерка для крестьян, но их мало было в разгар полевых работ. Старшие кузины читали французские стихи, пели "Жаворонка", закатывая глаза от старания, а потом показывали сказку про сестрицу Аленушку и братца Иванушку. Тут доходил черед до семилетней Кати. Ей предстояло жалостно просить золотоволосую Асю разрешить испить водицы из заколдованного озерка. Катюша умоляюще складывала ладошки, и слезы набегали на глаза. Другой театр, подаренный ей в третьем классе гимназии, носил более творческие черты, хотя был всего-навсего игрушкой. Раскладной, в яркой коробке. На стенках - сменяющиеся лаковые картинки декораций. Картонная сцена отделялась синим муаровым занавесом, который поднимался, накручиваясь на верхний валик. Декорации и фигурки актеров можно было передвигать как шахматы.

Сначала она играла с Сонечкой Гольдер, но Кате все время казалось, что Сонечка не туда передвигает своих актеров и говорит за них как-то не по-настоящему, а когда увлекалась сама, "входила в образ", и слезы звенели в голосе Джульетты, она вдруг натыкалась на умненько-ироничный взгляд отличницы, делалось неловко, и вскоре Катя перестала приглашать Соню в игру. Сама была каждым персонажем по очереди. Она видела всю сцену сразу, импровизировала на ходу - была прежде всего режиссером. И тогда еще смутно появлялись мысли о том, что вряд ли смогла бы она быть хорошей актрисой. Тут нагромождалось многое. Перевоплотиться и стать на время Джульеттой, Людмилой, Офелией она могла бы легко, поддаваясь потоку чужих обстоятельств, переживая глубоко, до самозабвения, их несчастья и радости. Но становиться хоть на час несимпатичным, нехорошим человеком? Здесь восставала вся Катина сущность. И потом, если бы каждый актер играл, как хотел, лишь бы искренне, а не постановщик расставлял их по сцене и указывал, куда надо двигаться и каким тоном говорить. Тут уже противилось врожденное чувство независимости. А если добавить, что к третьему спектаклю наверняка наскучило бы говорить одни и те же слова и передвигаться по утвержденной схеме, да еще отсутствие честолюбия... Что ж говорить про театр...

Но пьесу, принесенную Иваном, Катя с интересом открыла, а прочитав первые страницы, уже не могла оторваться до конца. На строках: "Здесь похоронен поэт, бретер, философ, не разрешивший жизненных вопросов" - буквы сначала расплылись, а когда стали видны снова, две слезинки текли к уголкам дрожащих губ. Мысли набегали одна на другую, спотыкаясь и недооформляясь до конца: "Бедный Сирано! Такой неистовый и застенчивый. Господи, ну при чем же тут красота? Хотя все сложно... Не знаю, влюбилась бы я в Савельева, если бы он не был красив. Я бы, конечно, была дружна с ним, уважала бы... А больше? Трудно сказать. Тут дело не в том, что влюбляются только в писаных красавцев, а в том, что красота же разная и вовсе не в идеальных пропорциях. Просто, чтобы любить человека, должно быть радостно на него смотреть, а если неприятно - не будет из этого ничего хорошего. Роксана не могла не ответить на чувство Сирано, правда с оговоркой - не могла не ответить до встречи с Кристианом или через какое-то время после его смерти. Во всяком случае, Сирано должен был попытаться открыться. А вдруг?.. Кажется, поняла: храбрецу де Бержераку не хватило эмоциональной отваги, смелости признания. И из-за этого он страдал - может быть, зря? - и не сделал счастливой Роксану... И еще - он не верил, что она может полюбить его лишь за душевную красоту, за талант, и этим самым принизил ее, даже не дав возможности доказать обратное. Сложно... В себе-то сложно разобраться. Что ж говорить за других? Но на ее месте я бы обязательно почувствовала любовь Сирано. Стоп! Опять кривлю душой. Лек мне писал-писал, и стихи тоже, а я была слишком увлечена Савельевым, чтобы хотя бы отвечать ему регулярно и подробно. Все кажется простым со стороны. Как говорят англичане? "Зрители видят большую часть игры". Но пьеса... Кем бы хотелось побыть? Пожалуй, только Сирано, и то если переделать всю пьесу. Но как же тогда быть с Ростаном? Кому сказать - будут хохотать до вечера. А что касается других ролей, то все одно - хоть Роксану, хоть монахиню".

Занятия в студии вел бывший актер Глеб. Он ушел из театра по болезни - чахотка. Говорили, играл раньше великолепно. Верилось. Горящие черным пламенем глаза, пегие, всегда всклокоченные волосы, сдерживаемая страсть в движениях и речи. Лек, когда узнал про его болезнь, забеспокоился и, не считая себя вправе запрещать Кате что-либо, очень просил хотя бы держаться от Глеба подальше. Она обещала, и это не составило большого труда, потому что предназначенная ей скромная роль буфетчицы содержала два десятка фраз и не стоила особого беспокойства постановщику. А Сирано, которого очень хотел играть начинающий адвокат Гуго, постоянно его расстраивал. Гуго можно было понять. У него был огромный нос, служивший постоянным предметом насмешек и позволявший обходиться без грима. Он хотел быть таким же гордым в своем несчастье, но все равно оставался тихим занудой, и никак не верилось, что он мог писать пламенные стихи. Если бы Глеб мог передать ему свою неистовость! Он нервничал, начинал кашлять, и репетиция прекращалась.

С Кристианом все обстояло благополучно. Студент, будущий врач, Михаил играл себя наизнанку, и у него все получалось как надо. По пьесе Кристиан был красив и уверен в своей красоте, но терялся, когда требовалось продемонстрировать ум, хоть и не был глупцом. А Михаил был уверен в своем уме, но стоило ему вспомнить о своей внешности, как тут же руки опускались. Казалось бы, как раз то, что не давало жить спокойно Сирано, и его бы Михаилу и играть. Но Глеб поступил мудро: он убеждал Михаила в том, что тот красив. И это получалось. Кристиан даже на репетициях был в гриме, и Катю не удивило, что сердце Роксаны отдано этому стройному и милому человеку. Но когда он снял парик, накладные усы и слой грима, став альбиносом с редкими белесыми волосами и бесцветными ресницами, со ставшими сразу невыразительными глазами и розовой кожицей, Катя подумала сочувственно: "Пусть бы так всегда и носил парик или вовсе перекрасился".

Роксану играла молоденькая учительница французского в княжеском семействе. Она была хороша собой, но не более того. И у Кати, несколько репетиций просидевшей на стуле в углу, зародилось подозрение, что Лизетте очень хочется быть благородной синьорой с завидной родословной и она прислушивается к урокам Глеба, пытаясь приобрести манеры знатной дамы. Остальные приходили кто от скуки, кто из желания приобщиться к Богеме, кто встретиться с другом или увидеть милые глазки... Дело шло так медленно, сцены отделывались так тщательно, словно спектакль предстояло показывать в императорском театре. А при весьма низкой одаренности большинства студийцев не похоже было, что к лету доберутся до последнего акта. Но никто не торопился. "Почему же?" - думала Катя. И решила, что все здесь всех устраивает. Глеб получает заслуженную сотню рублей. Гуго несколько часов в неделю чувствует себя гордым и бесстрашным, Михаил - красивым, Лизетта - благородной. Что ж еще? "Как жаль, что мне ничего не надо",- подумала она еще и заскучала, чем очень обрадовала Лека.

- Вот и хорошо, и не ходи туда, не будет этот чахоточный на тебя кашлять.

- И почему ты недолюбливаешь драматический театр? - недоумевала Катя.

- Наверное, у меня или недостаток, или переизбыток воображения. Всегда вижу, что это актеры и они играют. Отмечаю малейшую напыщенность, фальшь и ухожу в середине спектакля с испорченным настроением. А в балете совсем другое. Там все настолько условно, что никто ничто и не пытается выдавать за настоящее. А я, принимая эту условность, вижу за жестами и па живые чувства. Или просто наслаждаюсь красотой движений. Может, потому, что я - сиамец? У нас же нет театров в европейском смысле. Если ставят спектакли, то в основном полусказочные, танцевальные...

- Значит, все в них известно заранее... Это, должно быть, не очень интересно?

- Катюша, ты не права. Известен сюжет, да, но каждый раз заново переживаются актером и зрителем вечные чувства: любовь, разлука, утрата, обретение, ненависть и благодарность, знакомые каждому.

- Поэтому тебе больше и нравится балет. Движениями легче передать чувства. То, что в словах часто выглядит напыщенным, можно точно передать одним взмахом руки, улыбкой. Но опять зависит все от таланта. Можно передать, а можно - нет.

- А почему это - мне больше нравится? Мы смотрели танцы Айседоры Дункан. Разве тебе не понравилось?

Катя на миг задумалась, вспоминая мягкую пластику мисс Дункан, свободную гибкость фигурки, едва покрытой куском легкой прозрачной ткани - ни корсета, ни лифа, ни туфель. На сцене жила женщина такой, какой ее создал Бог: очарование девичьей скромности, первая страсть, отчаяние с трагическими нотами неудавшегося счастья.

Старуха, сидящая в соседней ложе, громко и скрипуче возмущалась "цензурным попущением". Но отчего? Не было ничего шокирующего нравственность в античном целомудрии свободных движений.

- Очень понравилось. Но вот я думаю, думаю, чего же мне не хватает в балете? Наверное, мыслей... неожиданных мыслей, сюжетных ходов. Увлекательности...

- Непредсказуемости? Хорошо бы тебе, Катюша, побывать на наших народных гуляньях. Крестьяне Сиама очень любят импровизированные представления, нечто вроде соревнований в остроумии и актерском мастерстве между деревнями. На любой свободной площадке, без кулис и занавеса, но с очень строгими ценителями. Первые реплики и вообще начало могут быть тривиальными, но дальше события развиваются непредвиденно. Прямо из зрителей выходят в круг новые герои. Погибшие замолкают и отступают в сторону. Но горе тому, кто замешкался или был недостаточно находчив, кто смазал игру. Засмеют и долго будут поминать бездарность.

- Да, интересно. Только вряд ли придется увидеть.

Чакрабон посмотрел на медленное кружение снежинок за окном - опять снег - и неопределенно проговорил:

- Кто знает, кто знает...

На следующий день Катя последний раз шла в студию.

По дороге заглянула в кондитерскую, купила коробку пирожных, шоколад - к чаю. И прощание получилось теплым. Поулыбались, она пообещала обязательно быть на премьере. "До свидания". - "Всего хорошего..."

"Вот и театр не для меня", - думала Катя, бесцельно бродя по сумрачным улицам.

Календарь возвещал о весне. Но какая же это весна? Разве что подтаяло... Серо. Сыро. Безрадостно. Морось. И откуда-то тянет запахом хлорки... Постой-ка... Уже была эта слякоть, этот запах. Ну, конечно же! Госпиталь, куда бегали с Зоей на занятия. И она поняла, чего ей хочется. Больше всего хочется надеть строгую белую косынку, фартук с красным крестом и войти в палату, где от тебя ждут помощи, исцеления от горячечного бреда.

Катя приоткрыла тяжелую темно-вишневую дверь, не сомневаясь, что ей обрадуются, даже если здесь не осталось знакомых.

Дверь, подтолкнув ее в вестибюль, гулко захлопнулась. Катя оглянулась: "А-а, поставили пружину..."

- Барышня, вам кого? - окликнул ее неприязненный голос.

Бесцветное лицо, одежда в тон сероватых больничных стен.

- Мне?.. Я бы хотела работать сестрой милосердия.

И Катя, смутившись, стала путано объяснять про курсы, которые закончила вот здесь же, про войну, про желание приносить пользу людям.

- Ах эти краткосрочные курсы! - пренебрежительно перебила ее женщина. - Их давно не существует. Что там давалось?.. Что вы умеете делать кроме перевязок?

- Но разве не важно правильно перевязать? И опыт... нескольких месяцев войны.

- Знаю я вашу войну! Таскались небось с офицерами по ресторанам? Покажите-ка ручки. Холеные ведь?

Катю захлестнула волна обиды. За что? Унижаться... Только не хватало ей ладони показывать. Да! И ногти отполированы! Но это же ни о чем не говорит! И с какой, собственно, стати она должна выслушивать оскорбления? Катя вскинула голову:

- Если вы не возражаете, я хотела бы все же поговорить с главврачом.

- Идите, идите, - услышала она вслед брюзжание и решительно поднялась по лестнице.

Главврач был толст, лыс и устало-доброжелателен.

- Голубушка, - сказал он, выслушав Катю, - с войны вернулись сотни сестер, и все почему-то хотят работать в Петербурге. Или в Москве. Дипломированные сестры милосердия, окончившие не краткосрочные, наши, а более солидные курсы. Но мы не можем обеспечить всех работой в стольном граде. Вы хотите быть полезной отечеству. Так отчего бы вам не отправиться в какую-нибудь земскую больничку? Но нет, в Тмутаракань вы не поедете. Не правда ль? А жаль!

- Я не говорю - нет. Я не думала об этом. Не знаю.

Катя представила избу в глухой деревеньке. Бесконечная зима, тоска, волки воют по ночам. Чужие люди. Опять одиночество. Зябко поежилась.

- Ну подумайте, подумайте... А надумаете - обратитесь в департамент. Вас с радостью поддержат.

- Хорошо.

- А еще выход: коли, голубушка, вы считаете медицину своим призванием, постарайтесь получить высшее медицинское образование. Женщинам, слава Богу, оно уже доступно.

- Я не успела окончить гимназию.

- Даже так! Ну, это-то как раз не страшно. Было бы желание. Сдадите экзамены экстерном.

- Да, да, - кивала в такт его словам Катя. А как было не согласиться? Все правильно.

- Я вам даже раскрою карты. Есть у меня место сестры. Со вчерашнего дня...

Катя встрепенулась.

- Нет, нет. - Он отстраняюще выставил перед собой ладонь. - Есть, но, я думаю, вы сами от него откажетесь... У вас достаточно обеспеченный вид. Значит, средства имеются? - Он скорее утвердил, чем спросил.

- Вполне.

- Ну вот. И, может быть, даже влиятельные родственники, покровители?

- Допустим. Но какое отношение...

- А такое, что, вероятно, если вы попросите кого-либо походатайствовать, похлопотать, то устроитесь. В том числе и к нам. Отобрав это место у женщины, для которой заработная плата сестры - единственная возможность существовать. Понимаете? Вы отнимете у нее кусок хлеба.

- Но я не из-за денег. Правда.

- А благотворительность мне не нужна. У нас строгая дисциплина, жесткие обязанности. Я требую, и я должен знать, за что требую. Нет, нет...

Катя встала с узкого диванчика.

- Ну что ж...

- Голубушка, вы не обижайтесь на меня. Но поймите.

- Я понимаю.

- Вот и хорошо. Будьте счастливы.

Катя под колюче-торжествующим взглядом пересекла вестибюль и, придержав дверь, чтобы не хлопнула, вышла. На серую улицу. Дошла до перекрестка. Прямо пойдешь - к Храповицким придешь. Может, к Ивану? А если выбрать земскую больницу? Тогда назад, мимо госпиталя, к департаменту. "Господи! Да если бы Савельев был рядом, я сомневалась бы, куда идти? Пусть хоть какая глухая деревенька! Или работа на износ - как на войне. Да что угодно!.. Но уехать сейчас одна я не смогу. Только не одиночество с бесконечными воспоминаниями! Да и Иван ни за что не отпустит".

Слезы навернулись на глаза, Катя всхлипнула и сразу оглянулась: не слышит ли кто? Но нет: пожилая чета шла рядом, мирно переговариваясь, стайка гимназисток бежала навстречу, пролетка похлюпала мимо по снежной кашице - никому до нее не было никакого дела.

Только Лек вечером пожалел, успокоил:

- Не переживай, Катюша. Ну, если так уж хочешь... Хочешь, я попрошу кое-кого - и тебя не только примут в этот госпиталь, тебя будут умолять оказать им честь, надев форму сестры милосердия, и еще извинятся за столь неприветливый прием. Хочешь?

- Нет. Хотела бы. Но не на таких условиях - я ведь рассказала вам об обстоятельствах дела. Чтобы из-за меня кто-то пострадал? Нет.

Лек подумал, что при желании можно было бы уладить все к обоюдному удовольствию, но он этого не желал.

- Катрин, а хотели бы вы иметь в своем распоряжении целый госпиталь?

- О чем вы? - Катя глянула на него непонимающе.

- Все равно от разговора не уйти.

Он отвернулся к окну, и его голос прозвучал глуше:

- Тогда еще один вопрос. Катрин, а как вы относитесь к электрическим вентиляторам?

Катя с некоторым недоумением посмотрела на него. Электрический свет - это понятно. Электромобиль видела. А что такое вентилятор? Для чего он? Лек очень серьезно глядел на нее, ожидая ответа. Спросить? Тут что-то не так просто. Но раз электрический - значит, нужный.

- Хорошо отношусь, а что?

- Но, если так, вы смогли бы спокойно переносить сиамскую жару.

- Ваше высочество, вы приглашаете меня в гости в Бангкок? Вы уезжаете? Я все время забываю, что вам скоро уезжать.

- Да. Через месяц. Вам стало бы недоставать меня, Катрин?

- Конечно, принц.

- Мы перешли на столь официальный тон... Но, может быть, так даже лучше. Я вовсе не зря спросил про вентилятор. Если бы вы ответили "нет", не знаю, решился бы я продолжить наш разговор. Я приглашаю вас не в гости... Я очень надеюсь, что вы согласитесь стать моей женой! И ваш госпиталь будет на моей, на нашей, родине. Представляете, Катрин, как Сиаму нужны люди хотя бы просто знакомые с медициной?! Врачи-иностранцы обслуживают лишь королевский двор, крупнейших сановников и тех же иностранцев. А на миллионы остальных только горстка монахов-знахарей. И там будут все возможности, чтобы проявить себя, свои силы, чтобы помочь людям... - Он торопился сказать побольше слов, привести максимум доводов до Катиного ответа, чтобы не услышать короткого "нет", и сам сознавал, что лукавит: вряд ли жене принца доведется исцелять бедняков, покрытых язвами и лишаями. Но это - потом... Потом...

Катя, даже не давая себе отчета, давно ждала признания. Но не предложения. Если бы он был русским, Катя, пожалуй, не стала бы колебаться. И сейчас, если забыть, что он сын короля, и просто по-человечески сравнить его со всеми знакомыми ей молодыми людьми из тех, что приходили в особняк Храповицкой, посещали театральную студию, встречались в харбинском госпитале ("Сережа!.. Нельзя... Не думать о нем!"), то, несомненно, Чакрабон был ближе всех. Если и хотелось видеть кого-то рядом, то именно его. Милый, добрый, заботливый Лек. Странно представлять себя замужней дамой. Катя прислушалась к себе. Счастлива? Не уверена. А рада? Конечно. Если только не думать, что ждет там, в неизвестной стране. Помочь бедным сиамцам? Она сможет! Она многое умеет! Месяцы войны не прошли даром... Пальмы, слоны. Слоненок...

Летом, когда Катя только что приехала из Харбина и ее мучили ночные кошмары, Лек спросил: "Ты не потеряла слоненка?" - "Нет". - "Дай мне его на минутку". Он поднес нефрит к лицу и, касаясь губами, что-то зашептал, а потом сказал ей: "Я не только офицер, но и лекарь-знахарь. Положишь под подушку слоненка, будешь видеть только добрые сказки". Правда, помогло.

"Теперь не будет проблемы, чем занять свободное время. Постараюсь и я помочь Леку, чем смогу. Вот уж и совсем согласилась. Иван? Но это лишь отговорка. Он хорошо относится к Леку и всегда говорит, что спокоен за сестру, когда тот рядом..."

- Лек! Но я никогда не думала... Я не ожидала...

- Вы не хотите?.. - Он поднялся с намерением попрощаться.

- Подождите. - Катя тоже встала, заглядывая в расстроенные глаза, коснулась пальцами рукава мундира. - Я просто не готова сейчас к ответу. Вы - принц, а я даже не графиня...

- У вас самое царственное имя России - Екатерина! - Чакрабон с надеждой улыбнулся.

- У меня нет родителей, и без согласия брата я вряд ли решусь сказать "да". А ваши родители? Не может быть, чтобы они смирились с недостаточно знатной невесткой.

- Я думал об этом, уверен, что знаю отца, и, хорошо разработав тактику, можно ждать благоприятного исхода.

- Тактика боя и его исход... Разговор офицера.

- Куда ж от этого деться, Катрин? Так вы согласны? Вы сами? Или лучше так: вы оставляете мне надежду?

- Да, принц. Иван обещал навестить меня завтра утром. Так что до следующей встречи, Лек.

 

Чакрабон прямо от Кати поехал к Ивану. Лесницкий, увидев его взволнованное лицо, тревожно спросил:

- Что случилось, ваше высочество? Неприятности? Что-нибудь с Катей?

- Нет, Иван Иванович. Все в порядке. Но сейчас вся моя жизнь зависит от вас. Мы с Катей просим вашего благословения.

Иван, успокоившись, вздохнул:

- Я был готов к этому разговору. Будь вы российским подданным, о лучшей партии для Катерины я бы и не мечтал. Я верю, что вы всегда будете ей надежным другом. Но что скажет император? А ваши родители?

- Я все продумал, Иван Иванович. Взять в жены подданную Российской империи без согласия Николая Второго нельзя, и я знаю, что не получу его. Приглашая меня для обучения военному делу, император обещал отцу моему Чулалонгкорну заботиться обо мне и не дал бы согласия без ведома отца. А отец ни за что не согласится. Сейчас, во всяком случае.

- Но что же вы предлагаете, ваше высочество? - обеспокоенно спросил Иван.

- Я думаю, что все обойдется. Отца я поставлю перед свершившимся фактом. Мать? Мама и есть мама. Они очень любят меня. А то, что русская?.. Открою вам маленький секрет. Только пусть Катюша не знает. Два года назад, будучи в отпуске дома, еще до знакомства с вашей сестрой, я был очень увлечен своей кузиной Валиндрой и попросил отца дать разрешение на брак. Казалось бы, почему бы и нет? Королевская кровь, одна из самых знатных девушек Сиама. И отвечала мне взаимностью. Так нет. Отец отказал. Говорит, рано. Я думаю, что просто он хочет сначала женить моего старшего брата, кронпринца. А Вачиравуд, по врожденной холодности своей к женщинам или еще отчего-то, не хочет. Я давно его не видел, в письмах всего не напишешь, но я намеками спрашивал, не собирается ли он жениться в скором будущем, и получил в ответ категоричное "нет". Так что добровольного согласия отца не будет. А я люблю Катрин и уверен, что ей будет хорошо со мной.

- Но что вы предлагаете? - переспросил Лесницкий.

- Все можно устроить достаточно просто. Никто сейчас, кроме вас и Катрин, не знает о моих планах, и, чтобы не получать отказа отца и императора, я не буду спрашивать их согласия. Еще месяц, и в чине полковника я оставлю Петербург. Катрин едет со мной. Венчание в первой же церкви за пределами России. В Константинополе. Свадебное путешествие: Каир, Цейлон. А родители... Даже если они лишат меня наследства и титула "небесного принца", я остаюсь офицером и жалованья вполне хватит для безбедного существования.

Иван задумался. Странный человек принц, неоднозначный. Жаль, что не пришлось сблизиться раньше. Но при всей доброжелательности он всегда был отделен некоторым барьером. Черта характера или влияние "голубой крови"? Нет, превосходства, пожалуй, не чувствуется. Просто сильная личность. На первый взгляд - невысокий, изящный, но за внешней хрупкостью - уверенность, надежность, сила.

Чакрабон не торопил Лесницкого. Даже отвернулся к окну, понимая, как сложно Ивану одним словом решить судьбу сестры.

- Ну что ж, если все зависит только от меня, то я не против.

- Иван Иванович, я вам очень благодарен. Но, возможно, у вас найдется сейчас два часа свободного времени, чтобы сказать это Катрин? Экипаж ждет у подъезда.

Катя в этот вечер не находила себе места. Пыталась читать, не улавливая смысла фраз. Подходила к роялю, поднимала крышку и, постояв задумчиво, опять прикрывала черно-белую полоску.

- Екатерина Ивановна, ваш брат пришел, - заглянула в ее комнату горничная.

- Иван? Здравствуй. Что случилось? Ты обещал быть только завтра...

- Катюша, я разговаривал сейчас с принцем. Он внизу, задержался, Ирина Петровна с ним...

Катя покраснела, выжидающе глядя на брата.

- Да. Он просил моего согласия на ваш брак. Я не против. Но, Катенька, уверена ли ты, что это именно то, что тебе нужно? На всю жизнь? Уверена ли ты в своей любви?

- Да!.. Пожалуй...

- Вот это "пожалуй" меня смущает. Ты осознаешь, какие могут быть трудности? Чужой язык, обычаи. Ты сможешь принять их, посчитать родными?

- Смогу. Ты же выучил китайский, японский и английский.

- Но мне было нужно для работы. И дело не в том, что ты не сможешь выучить сиамский... Сможешь. Сейчас поднимется Чакрабон. Ты все решила обдуманно и бесповоротно?

- Да.

- Катрин, извините за столь скорое возвращение. Так уж получилось. - Лек улыбался немного неуверенно и был бледнее обычного.

- Все хорошо, ваше высочество, - постаралась его успокоить Катя, но сама почувствовала, как голос предательски задрожал.

- Друзья мои, - подошел к ним Лесницкий, - мне, право же, никогда не приходилось никого благословлять, но я желаю вам счастья и с надеждой на него вверяю вам, ваше высочество, судьбу самого родного мне человека.- Иван перекрестил и трижды, по-русски крепко, поцеловал принца и сестру. Даже у него на глаза навернулись слезы. - Самое главное, будьте счастливы.

Помолчали немного. Втроем говорить было больше не о чем. Следовало привыкнуть к новому положению.

- Позвольте в честь знаменательного события пригласить вас на скромный ужин в "Англетер",- все еще скрывая волнение за официальным тоном, проговорил Чакрабон.

- Чудесно! - Катя хлопнула в ладоши. - Я пойду скажу Ирине Петровне.

- Нет, нет, Катенька, не надо никому ничего говорить. И ей тоже. Иначе завтра все будет известно императору. Я потом объясню тебе подробнее свои планы.

Она взглянула на брата. Иван подтверждающе кивнул.

- Да, сестричка, не стоит... И еще я забыл сказать, у меня есть возможность выбора места для службы в нескольких посольствах. Вовремя все определилось. Сейчас я могу еще выбрать Китай и буду все-таки ближе к тебе. И я хочу, чтобы ты знала: что бы ни случилось, у тебя есть брат и ты в любой момент можешь вернуться в Киев или приехать ко мне.

- Я очень надеюсь, что у Катрин не появится в этом необходимости.

 

Официант на серебряном подносе подал Леку записку. Он прочитал, оглядел зал, заметил через несколько столов великого князя Андрея с Матильдой Кшесинской, неохотно встал, извинившись перед Катей.

С князем он уже встречался утром, поэтому ограничился кивком, Кшесинской поцеловал руку. Впрочем, без должного пыла, что ее удивило.

- Матильда Феликсовна, какими судьбами? Я думал, вы все еще в Каннах.

- Да, хотела переждать эту заварушку подальше от Петербурга... Не можете до сих пор навести порядок. Была бы я на вашем месте... То света нет, то на железной дороге забастовки. Еле добралась. - Она с упреком посмотрела на мужчин. - Пришлось из-за брата приехать. Умудрился прослыть смутьяном. Выгнали из балетной труппы. Сергей Михайлович пробовал помочь его восстановлению, да безуспешно. Ради меня и не мог расстараться!..

- Малечка, ты должна тоже его понять. Где это видано? Великий князь хлопочет за революционера. Это было бы странно в сложившейся ситуации. Серж и так сделал все возможное, - сказал князь Андрей.

- Нашли тоже революционера. Бред какой-то. Кшесинскому захотелось выбить некоторые блага у дирекции, и он попытался сделать это под современной маркой. А Теляковский взъерепенился. Назло мне. Потому что я далеко. Не достану. Везде враги и завистники.

Лек из вежливости послушал несколько минут обсуждение козней дирекции императорских театров против оскорбленной и несчастной Кшесинской. Такую обидишь!

Матильда была на своем коньке. В уставшей от бездеятельности темноволосой головке закипали планы грандиозных интриг.

- Кажется, вы наскучались и отдохнули на безмятежных средиземноморских берегах. Сколько энергии!.. Мне даже жаль Теляковского. Вы сметете его с лица земли.

Матильда самодовольно усмехнулась:

- Да, они думают, меня уж нет. Не было в Петербурге, так это не значит, что я умерла!.. Отдали мои балеты... Все той же Павловой...

"Что ж я в ней находил? - думал Лек.- Бездна апломба! Не столько красива, сколько уверена в своей красоте. Разве что силой характера интересна да своеобразием ума. Нет, пожалуй, уже не интересна. Все одно и, то же".

- Лек, а что это за женщина с тобой за столиком? - И, не давая ему ответить, Кшесинская продолжала: - Мне не понравилось, как ты на нее смотрел. Она не стоит твоего внимания.

- Ну, Малечка, что тебе за дело до увлечений Чакрабона?

- Мне до всего есть дело. Ты и за это тоже любишь меня, а не какую-нибудь ограниченную клушку, не правда ли?

Неизвестно, кого она имела в виду, но посмотрела при этом на Катрин.

Первым побуждением Лека было резко оборвать ее, но он взял себя в руки. И так очень некстати встреча с ними. Ни к чему сейчас лишние разговоры. Царь... Андрей Владимирович... Кшесинская... и рикошетом их вопросы "между прочим". Но на них сложно ответить правдой, а отгораживаться от Катрин, даже из тактических соображений, не хотелось, казалось противоестественным.

- Ну, я не буду вам мешать. - Чакрабон поднялся.

Ни Иван, ни Катя не спросили, о чем шел разговор.

Лек заглянул в синие глаза девушки, и сразу стало спокойно на душе, словно глотнул живой родниковой воды.

- Все хорошо, Катюша.

 

Катя гуляла по Петербургу, надолго прощаясь с его величием. В душе не возникало чувства близкой утраты. Слишком холодным, рассудочным и неуютным казался ей этот город с прямолинейными проспектами и серыми громадами домов после взбалмошного и улыбчивого Киева.

Вещи были уложены. Лек убедил ее взять только самое необходимое и поменьше теплых вещей: "Катенька, в Сиаме же лед только в дворцовых подвалах - для шампанского".

Ирина Петровна удивилась Катиному решению вернуться в Киев, но, видно почувствовав подвох, не стала уговаривать ее остаться. Лишь попросила зайти К ней перед сном в последний петербургский день. И когда Катя спустилась поздним вечером в спальню Храповицкой, вдохнув особый запах французских духов, пудры, крема и еще чего-то неуловимо будуарного, Ирина Петровна начала сразу, без вступлений и реверансов:

- Надумала ехать, и ладно. Чакрабон уезжает тоже. - Она внимательно глянула на Катю. - Он вчера давал прощальный банкет. Ты знаешь?

- Да. Лек приглашал меня, но я себя неважно чувствовала.

- Это я так, к слову. Поступай как знаешь. Не маленькая. Дело не в этом. - Она взяла со столика знакомую сафьяновую коробочку. - Вот ожерелье. Оно твое. Я надеюсь, ты не станешь отказываться теперь и ставить меня в совершенно неловкое положение.

- Не стану. - Катя поцеловала мадам в гладкую, ухоженную щеку. - Спасибо вам за все.

- Только, ради Бога, не шмыгай носом. Без мелодрам. Знаешь ведь, не люблю. И на вокзал потому же не пойду. Брат проводит. Но смотри, если захочешь вернуться, приезжай в любое время. А теперь иди спать. Спокойной ночи.

Курьерский поезд вторые сутки шел на юг. Длинный пульмановский вагон мягко покачивался, сияя медным вензелем Екатерины II. Лек и Катя занимали два соседних купе первого класса, каждое с ярко-синими бархатными диванами и сетками для багажа, с зеркалами и голубыми шелковыми занавесками. Когда Катя надела дорожное платье, переложила на столик мелочи, необходимые в пути, и начала уже скучать, поглядывая на предвесенние леса северной России, вошел Чакрабон. Она впервые видела его в штатской одежде. В темно-сером, прекрасно сшитом костюме он казался выше и еще изящнее.

- Катенька, до Сингапура забудь, что я "высочество". Мы с тобой праздные туристы. Инкогнито. Иначе придется наносить официальные визиты всем, начиная с турецкого султана. Не хочу. Ни к чему. У меня может быть просто свадебное путешествие? Не осложненное обязанностями, которые непременно сопутствуют передвижению "небесного принца"?

- Может, Лек, - улыбнулась она. - Ты же знаешь, я сама недолюбливаю парадные обеды.

- Катюша, я, собственно, зашел сказать, что не хотел бы стеснять тебя никоим образом, поэтому я не буду часами сидеть в твоем купе, а давай договоримся, что я в любую минуту счастлив тебя видеть и ты сама приходи ко мне, как только заскучаешь. Ладно? - И он тихонько прикрыл дверь.

Так и повелось. Катя почти все время проводила в его купе. Им было интересно смотреть вместе на пробегающие леса и города, удивительно хорошо говорить первое, что взбредет в голову, и знать, что сидящий рядом человек поймет все, что другой сказал или только хотел сказать.

Когда темный мартовский вечер притушил все краски и лишь редкие отсветы станционных огней мелькали на лицах Кати и Лека, он произнес:

- Пора спать, девочка. Ты утомилась сегодня. Иди ложись. Я зайду чуть погодя - проверить, удобно ли тебе.

Катя переоделась и, свернувшись клубочком под мягким одеялом, вслушивалась в перестук колес.

- Можно, Катенька? - Лек включил свет, переложил вещи, чтобы ничего не упало с полок, поправил одеяло и, присев на краешек дивана, поцеловал ее в лоб, тронул губами пушистые ресницы. - Спи спокойно, Катюша.

Она вытащила из-под подушки слоненка:

- Со мной талисман. Значит, сны будут хорошие. Утром расскажу.

... Синее и безоблачнее становилось небо. Празднично-вкусным казался весенний воздух после желтых туманов Петербурга.

Если поезд нагоняла короткая гроза, она была бесшабашно веселой и крупные радужные капли приплясывали на перронах.

Легкая грусть расставания примешивалась к радости - убегали на север знакомые с детства выбеленные хатки, крытые чуть лохматыми шапками соломы, окошки, обведенные синькой, проглядывали сквозь пену зацветающих вишен, глиняные горшки вразнобой мелькали на кольях плетней.

... Одесса, умытая, ясноглазая, встретила и проводила их. Только солнечный луч блеснул на синем куполе городского театра и голубом - Ботанической церкви.

К обычной портовой разноголосице добавлялся шум строительных работ- это восстанавливались эстакады, сожженные во время прошлогодней революции. Замызганные буксирные катера сновали между громадами пароходов. Красавец "Алеко" ждал путешественников.

Катя и Лек заняли, как в поезде, соседние каюты, только обивка диванов оказалась не синей, а буро-зеленой да окошко иллюминатора было слишком мало, чтобы глядеть в него вдвоем, и рассматривать, собственно, было нечего... Катя поставила в стакан темно-лиловый бархатистый букетик пармских фиалок, купленных Леком на углу Дерибасовской и Екатерининской, и застоявшийся воздух каюты стал по-весеннему нежным.

- Катенька, пойдем на палубу. Сейчас отчаливаем,- позвал ее Лек.

Они долго провожали взглядом панораму порта с белоснежным удлиненным колоколом маяка. Слева за карантинным молом виднелся еще берег, увенчанный старыми крепостными верками. Правее амфитеатром сбегала к волнам Одесса, а еще правее тянулся плоский берег Пересыпи, отделяющей море от Куяльницких лиманов.

- Ну, девочка, ты что-то у меня совсем запечалилась.- Лек посмотрел в особенно синие от набежавших слез глаза. - А я платок в каюте оставил... Нас никто не видит? - Он оглянулся по сторонам и, притянув к себе Катину головку, поцеловал мокрые глаза.

- Тебе хорошо, ты на родину едешь, - вздохнула она.

- А ты куда? Ты же моя жена... Ну, будешь через день женой... И ты едешь в свой, в наш дом. Все будет хорошо. Ты мне веришь? Тогда улыбнись! Пожалуйста... Ну вот и умница!

Зазвенел гонг, приглашая пассажиров первого класса к ужину.

 

В Константинопольском порту по сходням парохода, сбивая пассажиров, на палубу ворвалась толпа комиссионеров, предлагающих отели. Лек подозвал двух, кричащих: "Royal"! "Royal"!" - и передал им вещи. Процедура таможенного досмотра оказалась на удивление короткой: по два щелчка замками чемодана - открыли и закрыли.

- Так быстро! - обрадовалась Катя.

- Дитя! Каждому досмотрщику по пять франков - и можешь везти чемодан алмазов и опиума. Мы уже в царстве бакшиша, перед которым российские подачки на чай и водку выглядят вполне невинно.

Экипаж, тесный, душный, с такими ветхими стенами, что их боязно было задеть - рассыплются, вез их по невзрачной Галате, и панорама города, величественная издали, вблизи разменивалась на житейскую прозу Востока с неугомонной уличной жизнью, неопрятностью и пестротой. Мельком Катя увидела вывеску "Русского общества пароходства и торговли". Левее на склоне горы огромным карандашом торчала Галатская башня, дальше тянулись неуклюжие турецкие дома. Гортанно кричали разносчики, пищали кондукторские рожки, грохотали по невозможно узким мостовым конки, пугая зазевавшихся прохожих.

Наконец экипаж въехал в европейский район - Пера после патриархальной Галаты щеголяла признаками изящества и благоустройства - и остановился у отеля, слегка чопорного на вид, но привлекательного своей опрятностью.

- Катюша, ты очень устала? - задержал ее на лестнице Лек. - Если ты скажешь "нет", я все равно не поверю. Но послушай мой план: нужно поторопиться, если мы хотим обвенчаться сегодня. А ждать до завтра?.. Я больше не могу, не хочу. Катенька, здесь недалеко константинопольский пассаж "Аu bon marche". Поедем купим тебе свадебное платье, и ты потом будешь долго-долго, целых два часа, отдыхать, пока я съезжу в церковь и обо всем договорюсь.

- А нас обвенчают? Ты же не христианин... И где мы возьмем шафера? - В Катиных словах звучала еле скрываемая тревога.

- Не надо об этом волноваться. Что я тебе говорил про бакшиш, помнишь? А теперь пятнадцать минут на то, чтобы подняться в номер и умыться с дороги. Я буду ждать тебя у ворот.

Вернувшись из магазина, Катя попробовала задремать, чтобы не выглядеть слишком утомленной, но карусельное мельтешение мыслей отгоняло сон. Она выкупалась, переплела косы и, подумав, уложила их корзиночкой. Полежала еще немного, потом забеспокоилась - вдруг Лек сейчас приедет, а она еще не собрана - и позвонила горничной, чтобы та помогла ей одеться. С трудом подбирая слова - девушка говорила только по-английски, - они стали примерять фату, расправлять воланы платья, и только Катя успела в заключительном штрихе коснуться волос пальцами, смоченными "Кер де флер", вошел Лек.

- Как ты прелестна, Катрин!

Она последний раз оглядела себя в огромном зеркале - жемчужно-белый струящийся шелк платья, нитку жемчуга на шее, фату с восковым флердоранжем, - встретила свой отраженный смятенный взгляд и обернулась к Леку: "Пойдем!"

Экипаж, новенький и просторный, не то что утренний, вез их мимо зеленого поля школы верховой езды, мимо военного училища и стен госпиталя к холму с вознесшейся на нем русской церковью.

- Если бы ты была сиамской девушкой, я, по обычаю, сказал бы: "Моя постель наполовину свободна, мне не справиться с едой одному. Моя пылающая комета одиноко летит по небу. Ах, почему у нее нет товарища?.." Катрин, у тебя есть еще несколько минут, чтобы передумать.

- Нет, Лек.

Их встретили несколько нарядных мужчин и женщин.

- Кто эти люди? - шепотом спросила Катя.

- Русский госпиталь рядом. Мы проезжали мимо. Свободные врачи и сестры... Я попросил... - так же тихо ответил Лек. - Ты их, вероятно, больше никогда не увидишь, так что и знакомиться не стоит... Формальность.

На каменных плитах церковного пола, на стенах лежали теплые полосы закатного света.

Старенький священник, благообразный и бесплотный, вложил холодную Катину ладонь в горячую руку Лека. Шафера держали венцы над русой и темной головами. Торжественно, поглощенно прошли они за священником вокруг аналоя, вместе ступив на белую атласную церковную полоску. Пламя свечей, бесцветное в последних солнечных лучах и яркое по притемненным углам, трепетало в потоке вечернего ветерка. Только сейчас Катя услышала стройное пение хора.

На обратной дороге Лек спросил:

- Катюша, праздничный ужин в ресторане?.. Или попросим накрыть в номере?

- Если бы мы были с друзьями и родственниками, тогда бы, конечно, в ресторане, а так какая разница? Все равно только мы одни. Пусть подадут наверх.

- Не одни, а вдвоем, Катенька. Вроде одно и то же, а оттенок другой. - Он поднес к губам прохладные пальцы. - Ты замерзла? Днем было жарко.... Лек накинул пелеринку ей на плечи.

- Спасибо. Чуть знобит... Но в константинопольском апреле теплее, чем петербургским летом.

Когда подъехали к отелю, на землю опустились короткие южные сумерки.

В номере, к их приходу убранном цветами, горничная распахнула окно, и комнаты освежил вечерний воздух.

Два боя в голубых ливреях с вышитыми на груди британскими львами вкатили тележку с ужином. Из серебряного ведерка, набитого льдом, выглядывало позолоченное горлышко шампанского "Редерер". Хрустальные фужеры искрились в свете настольной лампы. Из ресторана приглушенно доносилась музыка.

Катя подошла к окну.

- Лек, посмотри, какая прелесть!

Прямо под окном цвела магнолия, и огромные белые, особенно белые в темноте, цветы были похожи на стаю снежных птиц, опустившихся на мгновение на еще безлистные ветви.

- Ты еще прелестней! - Лек усадил ее в кресло. - Катрин, чуть-чуть шампанского за наше счастье!

Зашипела пена, мелодично звякнул хрусталь, Катя отпила терпко-сладкий глоток:

- Да, пусть мы будем счастливы!.. Я совсем не умею пить. Уже закружилась голова.

- Конечно! Голодная и уставшая. Бедная девочка. Ешь, пожалуйста...

- Да я и не хочу. А ты устал куда больше меня. Я днем отдыхала.

- Катюша, милая, родная моя, о чем мы говорим? Иди ко мне! - Он поднял ее на руки и закружил по комнате.

- Я же тяжелая, и у меня башмачок упал.

- Ты легче перышка, а башмачки долой, и свет долой - смотри, какая луна,- и платье, и фату - все долой...

- ...Катрин, я не хочу, чтобы нас разделял даже твой крестик. Позволь мне снять его...

- ...Теперь тебе не нужен будет нефритовый слоненок... Я сам буду выбирать для тебя самые лучшие сны... Катрин!

 

... Днем они гуляли по Константинополю.

Оказывается, добираться от Перы до Галаты было очень просто: садишься на станции подземной железной дороги возле монастыря дервишей Текие в маленький низкий вагон - выходы по бокам, грязные мягкие диванчики - ц через три минуты выходишь возле пароходных агентств у нового моста. Этот мост был железным, построенным по настоянию султанши Валиде. А был еще старый мост через Золотой Рог, деревянный, Махмудов. Он дребезжал даже при ходьбе пешеходов, а когда на него выезжал экипаж, то было полное впечатление езды по клавишам - каждая доска по очереди со скрипом вдавливалась в пролет. И за эту музыку еще взималась некоторая мзда подорожной или no-мостовой платы.

В ходу были всякие деньги - французское серебро, итальянские монеты, наши двугривенные и пятиалтынные...

Лек сразу воспользовался советом кельнера и нанял проводника, вручая ему ежедневно пятнадцать франков. Тот сам расплачивался за экипаж, посещение музеев, разные мелочи. И многоплеменный шустрый торговый народ, орущий, не жалея глоток, "Хады суда!", "Чево хочишь?", усмирялся, зная, что проводника не обдерешь.

Они заходили в турецкий арсенал, бывший ранее византийским храмом святой Ирины, уважительно трогали знаменитую железную цепь, которая при императорах и генуэзцах пересекала Босфор, пропуская корабли после уплаты таможенного сбора. Побывали и в красе Царьграда Ая-Софии. Сторож за десять пиастров подал неудобные широкие шлепанцы и повел их внутрь. Туфли все время сваливались с ног, и циновки, покрывающие пол храма, постоянно осквернялись следами неверных - к огорчению турков.

Высочайшие стены, пологий купол над вереницей окон оставляли ощущение светлого простора. Гулко и монотонно звучали в прохладном храме суры Корана, возносились к люстре и возвращались эхом, смешавшимся с воркованием голубей, ютившихся где-то под сводами. Правоверные в чалмах и халатах сидели на полу в разных концах, внимали...

Когда прощались с проводником, он отозвал Лека в сторону и долго, жестикулируя и подмигивая, уговаривал его сходить куда-то. Лек отрицательно качал головой, а потом, оставшись вдвоем с Катей, пересказал предложение Хасана:

- Хотел отвезти меня вечером на улицу Абаноз Зокаги. - И пояснил в ответ на вопросительный Катин взгляд: - Это улица женщин, доступных за три-четыре франка. Хасан говорит, живут они так, словно их никто не видит, - смеются, ссорятся, кричат, едят... А снаружи, у крохотных окошек, толпятся мужчины, выбирают... Но проводник у нас дурачок! Как ему могло прийти такое в голову? Он же видит рядом тебя! - Лек ласково провел пальцами по Катиной руке.

- А гарем? Я в сказках читала, и осталось представление о роскоши с привкусом нечистоты. - Она задумалась. - Как румяное яблоко. Откусишь, а там червоточина.

- Гарем... - Лек помолчал. - У отца ведь тоже несколько жен, но у нас обстановка совсем другая. Более тёплая, домашняя. Ты еще увидишь дворцы жен Чулалонгкорна... Я дружен со всеми братьями, родными и сводными. В жизни сиамских королей тоже были трагедии, но до турецких султанов, до их жестокости им далеко. Эпилептик Мурад Третий приказал удушить пятерых своих братьев, претендуя на престол, а Мухаммед, уже став султаном, для своего спокойствия повелел уничтожить девятнадцать братьев.

- Ужасно, - прошептала Катя.

- Да, про гарем... Когда мне исполнилось восемнадцать, отец поручил мне передать султану Абдуле Хамиду дары королевского дома Чакри, а он в ответ наградил меня османским орденом, высочайшим в Турции, водил по гарему сераля. Ну и ничего особенного. Никаких чудес. Скучно, буднично. Вроде гостиницы с номерами. Идешь по длинному коридору, а с обеих сторон жилища султанских жен и одалисок. В комнатах неопрятно, затхлый воздух, мягкие тахты, лубочные картинки на стенах. Только отделение султанши немного богаче. Кроме комнаты еще баня с мраморными бассейнами. А в стеклянных шкафчиках у бархатной тахты письменный прибор, декоративное оружие, безделушки. Султан тогда написал отцу письмо, в котором характеризовал меня как очень серьезного юношу, которого не смогли пленить его очаровательные гаремные девы. А я там не видел ничего очаровательного. Нет, ничего хорошего нет в сказочных гаремах. Он помолчал. - Я давно тебе собираюсь рассказать о тантре. Напомни вечером...

- А сейчас?

- Нет. Нужно особое настроение. А сейчас у нас еще билеты в "Petits champs". Какая-то французская оперетка.

И они с людной улицы Перы вошли в просторный сад, окружавший театр.

Поздним вечером вернувшись из ресторана, Лек с Катей сидели в глубоких уютных креслах номера и тихо разговаривали, потягивая мягкое константинопольское вино. Катя еще не сняла зеленое - под цвет изумрудного колье - шелковое платье.

- А помнишь, как ты отказалась принять от меня изумруды?

- Помню, конечно. Но ты же должен был не обижаться, а правильно меня понять!

- Катюша, я все понял как надо. А кстати, "понимать" в буквальном переводе с тайского означает "проникать в сердце". Ты думаешь, мы верно понимаем друг друга?

- Да! Я только начинаю говорить, а ты уже знаешь все, что я хочу сказать.

- Ну что ты, Катрин, мне, наоборот, кажется, что ты слишком часто непредсказуема и неожиданна в суждениях. Я тебе обещал рассказать о моем знакомстве с тантрой. Но тут придется коснуться имени моей сводной сестры. Валиндра. Два года назад, даже больше, я думал, что она станет моей женой, но отец не разрешил, сказал, что рано еще, хотя у самого в моем возрасте уже было несколько детей. Но, Катенька, ты не ревнуешь? Я ведь тогда не знал тебя!

Нет, Катя не ревновала. Первой мыслью было: "Неужели ему в ответ на откровенность нужно будет рассказать о Савельеве? Нет-нет! Это невозможно. Это все еще болезненно и неприкосновенно". Днем, когда говорили о гареме, она подумала: "Вдруг пришлось бы быть одной из жен Чакрабона?" Ну и что? Она восприняла бы это совершенно спокойно. А может, так только сейчас, когда есть полная уверенность в ее необходимости, в его пылкой любви? Трудно сказать. Итак, ревности не было.

- Умница Валиндра. Отец любил ее, пожалуй, больше других дочерей. И она отвечала мне взаимностью, но так уж получилось... Возможно, она уже вышла замуж за какого-нибудь другого принца? Я был бы рад за нее. Итак, в тот приезд домой было время увлекаться разными религиями. Я сравнивал их, пытался отыскать общие черты христианства и буддизма. И тогда меня познакомили с одним стариком - тантристом. Сначала он рассказывал неохотно, а потом, убедившись в моем искреннем желании понять его, загорелся и даже стал уговаривать меня последовать учению. - Катя вопросительно взглянула на Лека, и он пояснил: - Это одна из школ буддизма, правда очень обособленная и не принятая в Сиаме. Вершина тантры - это экстаз любви, это состояние счастья, которое невозможно описать, это просветление, которое на стенах храмов изображается символически как слияние мужчины и женщины. Понимаешь, любовь занимает такое место в жизни тантриста, что переполняет человека и выплескивается любовью не только к женщине, но и ко всем людям. Мудрость считается пассивным и всеобъемлющим женским принципом, из которого все развивается и в котором все теряет смысл, а сострадание - активным мужским принципом любви ко всему сущему. Неясно, да? Слишком сложно?

- Немного, но интересно. Ты продолжай.

- Все прекрасно, и тантра обещает наслаждение, равного которому нет в мире. Возможно. Верю. Но слишком дорогой ценой. Нужно отрешиться от всякой общественной жизни. Ничего, кроме любви и медитации. Это мог себе позволить вельможа, у которого нет никаких обязанностей и уйма слуг и денег. Могли позволить себе люди, которым для поддержания жизни достаточно было протянуть руку и сорвать с ветки пару бананов и апельсинов, но не надо кормить кучу голодных детей и трудиться от зари до зари на клочке рисового поля. И прогресс... Ты представляешь, что было бы, если бы все перебрались в теплые пещеры, окруженные садами, и занимались только любовью. Ни электричества, ни машин, ни книг... Вечные счастливчики, которым можно позавидовать, но почему-то не, спешишь занять их место. Ведические индусы изучали чувственную сторону любви методично и упорно, как математику, спокойно исследовали ее, создавая науку о наслаждении. Как же говорил этот старик? - Лек потер переносицу, вспоминая слова наставника, и произнес нараспев, измененным тембром: - "Клеветники выставляют тантризм развратом, но это его полная противоположность. Презренен Казанова и все легендарные повесы. Для них пятиминутное чувственное удовольствие приплюсовывается к бесконечному ряду "завоеваний". Тантра - это прежде всего духовное слияние, когда время перестает существовать, а цвет, звуки и вкусовые оттенки становятся ослепительно яркими, это духовная экзальтация, которой бесполезно пытаются достичь наркоманы и аскеты". Заманчиво, но не для нас. Я сразу это понял. Правда, в тантре меня пленило слияние чувственного и духовного в любви, которое невозможно и не нужно при флиртах и полигамии. Тантра обещает рай только при полном взаимопонимании и равной самоотдаче мужчины и женщины. Это ведь хорошо, да?

Катя кивнула в ответ. Лек пересел к ней ближе и взял ее ладошку в свои руки.

- Учение требует длительной подготовки, чтобы полнее ощутить сочувствие в полном смысле этого слова. Мне пора было уезжать, и я только наспех прослушал некоторые уроки...

- Вместе с Валиндрой? - вставила Катя, отметив в своих словах неожиданно ревнивую нотку.

- Ну, ты же обещала! Да. Я говорил об этом с ней. И только. Но она, выросла в стране буддизма. На женской половине дворца. Поэтому и понимала все иначе. Не обижайся. Не лучше и не хуже, а иначе. Ну, говорить дальше? Или я не стану...

- Что ты, милый, извини, я нечаянно. Я больше не буду. - Катя поцеловала его в тщательно выбритую щеку.

- Слушай, - опять увлекаясь, продолжал Лек,- там есть такое упражнение - перемещение "центра сознания" в разные места тела. Например, в запястье. Словно оно растет из черепа. Нужно сосредоточить внутренний взгляд на фалангах пальцев, на кончиках ногтей... И удерживать это ощущение. Ты не испугалась? Непривычно, да? Но интересно. Когда у меня получилось впервые, я ощутил такую легкость!.. Но это не главное. Главное дальше. Нужно почувствовать так не свое запястье или предплечье, а то, как это чувствует близкий тебе человек. Раздвоиться. Вот смотри, я глажу твою руку, я целую твои пальцы и должен |; почувствовать, как мои руки и губы касаются тебя и как ты ощущаешь мои прикосновения. Тогда если мне хорошо и тебе тоже, то каждому из нас хорошо вдвойне, и если мы вместе вдыхаем аромат розы, то это двойное наслаждение для каждого. Но тут нужна постоянная готовность понять и принять.

- Не знаю, получилось ли бы у меня. Хотя, когда я работала в госпитале, мне казалось часто, что я ощущаю боль других как свою. А вот радость?.. Не приходилось задумываться. Но я постараюсь.

- И мысли должны быть общими.

- Это же невозможно, Лек. Ты, конечно, сможешь меня понять всегда. - Катя на минутку замолчала. "Чтобы кто-то, пусть самый близкий, знал все-все мои мысли? Нет, не хочется. Мало ли что может взбрести в голову! Даже если всегда стараешься поступать так, чтобы саму себя можно было уважать. Пусть будет хоть крошечный уголок сознания свой, и только свой, не подотчетный никому".- А твоя работа? Разве я смогла бы постичь твои мысли в военных премудростях?

- Катюша, дело не в медицинских или армейских терминах, а в самом главном, что связывает и разъединяет двух людей. Я люблю тебя.

 

В старом городе на холмы карабкались ступенчатые с желтыми деревянными домами. Множество кошек и собак сновали под ногами. Смуглолицые люди в фесках и чалмах спешили по своим делам, пили турецкий - с гущей - кофе, сидя прямо на улицах. Тут же бойкие цирюльники намыливали и брили головы желающих. Город жил открыто. Незашторенные окна ничуть не стеснялись демонстрировать скромную обстановку квартир и выплескивали на улицу семейные проблемы. Но зато турчанок вне домов можно было увидеть только закутанными в покрывала. Сверкнут чёрные глаза, и не знаешь, старуха ли это или девочка-подросток.

Началась жара. Возле уличных водопроводов и открытых харчевен толпились люди.

Откуда-то потянуло вкусным запахом дымка и жареного мяса.

- Шашлык хочэте? - спросил Хасан, видимо сам проголодавшись.

- Хотим! - в один голос ответили Катя и Лек. Все двинулись на вкусный аромат, обнаружив за кустами жасмина фонтанчик и шашлычника, раздувающего картонкой пепельно-красные уголья жаровни. Катя сполоснула руки под серебристыми струйками и, не доставая платка, стряхнула с них капли.

- Аи, вай, вай! - неодобрительно покачал головой старик.

- Что это он? - удивленно спросила Катя у проводника.

- Пока вы здесь, не стоит стряхивать воду с рук. Просушите их или, если уж торопитесь, вытрите тканью. Где-то рядом шайтан! - Хасан попытался сделать страшные глаза, но они стали просто хитрыми. - Капли с ваших рук отправляются прямо в его пасть.

 

- А он не мог бы напиться прямо из фонтанчика?

- Нет! - Хасан, словно в испуге, оглянулся и прошептал: - Он питается только крохами, оставшимися от людей, поэтому надо все допивать и доедать...

Продымленные сочные кусочки баранины были вкусны непередаваемо, но после четвертого шампура Катя сдалась:

- Лек, я не могу больше! Можно, я оставлю чуть-чуть шайтану?

- Не кощунствуй! Я и сам наелся. Вон собачка крутится. Осчастливь ее.- И он кинул последний кусочек замызганной беспризорнице. - Куда теперь направимся?

- Я уже отдохнула. Куда глаза глядят. - И они шли дальше по узким переулкам и широким улицам, мимо мелких лавочек и иностранных консульств.

Катя остановилась у готического собора. Припекало солнышко, и сумрачная тишина храма манила прохладой.

- Заглянем?

- Заглянем.

У входа их встретила суровая старуха с жертвенной кружкой, но, когда они опустили туда два франка, старуха дежурно улыбнулась и повела их за собой, говоря быстро по-английски. Катя улавливала лишь обрывки рассказов о железных рыцарях, стоящих возле толстых каменных колонн, о шелковых ветхих серо-голубых знаменах с выцветшими гербами. Заметив напряженное внимание на лице молодой женщины, старуха перешла на французский:

- Мадам, подождите, не наступайте на эту плиту! - Катя шагнула назад. - Это не простой камень. Под ним лежит прах маркиза де Грюе. Говорят, он по числу любовных приключений перещеголял Дон Жуана и, умирая старым холостяком, раскаялся, передал все состояние собору и завещал похоронить себя под плитой храмового пола, чтобы после смерти женщины попирали его прах ногами. Но есть другая версия - он хотел и оттуда глядеть на женские ножки. - Старуха усмехнулась. - А теперь можете встать на плиту и загадать любое желание. Исполнится. Но мужчин, - она кивнула в сторону Лека, - это не касается. Прошу, мадам!

Катя шагнула на камень с надписью, полустертой множеством туфелек, и задумалась. "Все это, конечно, несерьезно. Какой-то местный донжуан! Но если бы и правда желание исполнилось?.. Что бы я хотела? Все хорошо, и я счастлива, наверное, настолько, насколько вообще могу. А Савельев? Где он? Живой? Если он жив, то пусть даже я его никогда не увижу, пусть он где-то далеко... Но пусть он тоже будет счастлив. Я безмерно благодарна Леку за любовь и заботу и желаю счастья другому... Но Леку я отдам все, я постараюсь, чтобы ему было хорошо, а Сереже я могу только пожелать счастья. Пусть будет так!"

Пока они разглядывали иконы особенного письма, с символами, не встречающимися в русских церквах, и витражи - разноцветные узкие окошки, красно-желтые стеклянные стрелки, указывающие вверх, ко всевышнему, - на рядах скамеек появились люди. Прозвучали латинские возгласы, а орган, начав с медленных, тягучих и тихих звуков, набрал силу и, когда Катя с Леком выходили на улицу, проводил их жесткими металлическими аккордами.

- Катрин, сейчас заедем в русское пароходное агентство за билетами в Александрию на завтра. Последний раз на русском пароходе. А по океану поплывем на английском. Надо учить язык, иначе тебе трудно придется в Сиаме.

- Знаю... Ты хотел начать учить меня тайскому.

- Нам предстоит длинная дорога, и будет еще время. А пока, если ты не устала, Хасан предлагает после агентства отправиться в монастырь вертящихся дервишей Мевлеви.

- А что там? Расскажи, Хасан!

Проводник, коверкая слова, попытался объяснить и даже покрутился на одной ноге:

- Каменный двор, кельи, в них дервиши живут, секта такая, там арена, турчанки любят смотреть, дервиши вертятся, вертятся так, что глаза болят, себя мучают...

- И все?

- И все... - обескураженный равнодушием, проговорил проводник. - Интересно же.

- Не знаю! Не пойдем, ладно, Лек? Я не люблю и боюсь фанатиков. У меня двоюродная бабушка католичка. В Вильнюсе живет. Она меня брала с собой в костел святой Терезии. Сначала мне там понравилось. С темной высокой лестницы попадаешь в ослепительно нарядную комнату. Православные храмы темно-золотые, одеяния священников, лики, ризы -- все такое же. А там все светлое и больше серебра, чем золота. Вокруг иконы Богоматери белый шелк и кружева, и стены словно кружевные - все усеяны маленькими и побольше серебряными, золотыми сердечками. Каждый прикрепляет к ним свое, чтобы исполнилось желание или просьба. Красиво... Девочки поют ангельскими голосами... А потом оглянулась и увидела исступление на лицах. Вышла на лестницу - по ней снизу на коленях, на каждой ступеньке ударяясь лбом о холодные камни, шепча слова просьб и молитв, почти в истерике, ползли женщины. Мне стало страшно, и, как бабушка ни уговаривала, я туда больше не соглашалась ходить. - Катя сжала пальцами виски.

- Ну что ты, милая, аллах с ними, с дервишами. Хасану же спокойнее - меньше работы. Да, Хасан?

Тот радостно закивал головой:

- Я пойду, а завтра приду вас проводить!

... Поздним вечером экипаж ехал через Галату к рейду по засыпающему городу. Свет выхватывал разбегающихся собак, бродяг, свалившихся там, где застала их тьма. Изредка попадались еще освещенные лавочки.

У Босфора воздух посветлел. Взошли по сходням парохода. Прозвучал гулкий, колокольный бой часов, ему ответили другие. С палубы Катя и Лек смотрели на громадный Константинополь, темную Галату и ярко иллюминированную Перу. Удаленность сближала отдельные точки лампочек, окон, и они сливались в светящиеся гирлянды, развешенные на семи холмах. Отплывающие прощались с Турцией:

- Аллаху исмарладык!

- Гюле, гюле, гюле...

 

"Ладога" плыла по зеленовато-серому Мраморному морю, спокойному и теплому, по извилистым Дарданеллам с гористыми берегами, охраняемыми таинственными развалинами старинных замков, мимо греческих ; островов, названия которых вызывали в памяти страницы "Истории древнего мира", по ослепительно синему Средиземному морю.

Катя задремала после обеда. Проснулась - Лека нет и нет. Она поскучала немножко и пошла его разыскивать. Проходя мимо приоткрытой двери капитанской каюты, Катя услышала родной голос.

- Здравствуйте, капитан! Лек, я тебя совсем потеряла.

- Катюша, заходи!.. Екатерина Ивановна, моя жена, - представил он ее. - Андрей Львович... Катрин, оказывается, мы с капитаном знакомы вечность. Он был старпомом, когда его корабль вез меня в Россию. Мы в шторм попали. А что я был? Совсем мальчишка, напичканный сказками и суевериями. Корабль качало так, что мачты доставали до воды. Пенистые гребни волн казались мне гримасничающими демонами моря. Это было ужасно. Наверное, самые страшные часы в моей жизни. И ты представляешь, Катрин, Андрей Львович меня узнал. А я его нет. Для меня все русские были на одно лицо. Я их только по росту да по цвету различал.

- Ваше высочество, у меня прекрасная зрительная память.

Катя первый раз была в каюте капитана. Она выглядела гораздо проще и строже их бархатно-серебряного первоклассного гнездышка. В углу темнел лик покровителя моряков Николая Мирликийского с суровым взглядом, шкиперской бородкой и тускло бронзовеющей лысиной. Капитан, спросив разрешения закурить, чиркнул спичкой о коробок с этикеткой в желтых медалях, поднес ее к трубке, потом затеплил огонек у образа.

- Пожалуйста, Андрей Львович, забудьте о моих титулах. Мы с Катюшей так тщательно конспирируемся. Я просто наслаждаюсь, чувствуя себя никому не известным сибаритом, и заранее жалею, что через месяц моя беззаботность окончится.

Капитан приказал подать ужин в каюту. Катю уговорили сделать крошечный глоточек гавайского рома, и потом с час мужчины вспоминали давнее путешествие маленького "небесного принца".

- Капитан хотел меня успокоить в тот злополучный шторм и протянул руку, чтобы погладить по голове. А сам привел меня этим в неописуемый ужас. У сиамцев по поверью нельзя касаться головы человека, так как голова - место обитания его души. Они огорчаются, если это происходит случайно. Даже корону при коронации не надевают, а вручают...

"Вот почему Лек отводит мою руку, когда я глажу его по волосам! - Катя словно в первый раз увидела лицо, казалось изученное до мелочей: умные черные глаза под длинными прямыми ресницами, аккуратные усики, шрам на щеке - след детских сражений. - Все-таки я мало его знаю".

... Раскаленные железные рельсы вонзались в дрожащий горизонт. Справа от поезда зеленело озеро Мареотис, слева тянулся канал Махмудиэ. От их стоячей воды трудно было ожидать прохлады. Не верилось, что это только начало мая. Кое-где торчали желтые стебли тростника. Между ними изящными гипсовыми статуэтками стояли длинноногие белые птицы. "Знаменитые египетские ибисы..." - проговорил Лек. Огромные черные колеса водочерпалок были похожи на украинские ветряные мельницы! Феллахи в голубой одежде уже снимали первый урожай с бледно-золотых пшеничных полей. Катино внимание привлек патриарх в черном плаще и белой чалме, горделиво восседающий на крошечном серо-голубом ослике.

- Смотри! - позвала она Лека. - Сам босой, пятками по пыли, зато в руках французский зонтик от дождя. Еще и в цветочек...

По массивному чугунному мосту, который издали казался воздушно-кружевным, поезд переехал Розеттский рукав Нила. Вода внизу плескалась жидким молочным киселем. Чаще стали попадаться верблюды - одногорбые, поджарые, блекло-желтые - в цвет пустыни. Воздух наполовину состоял из пыли. Тонкая и едкая, она проникала в легкие, заполняла весь организм.

В Каир приехали поздно. Не успели осмотреться, как утром, собственно даже ночью - в три часа, их разбудил могучий, трубный, отчаянный рев, почище солидного духового оркестра. Требовали пищи проголодавшиеся ослы, привязанные на вымощенной площади, где не сыскать ни бурьяна, ни репейника.

- Вроде наших петухов... - сквозь сон пробормотала Катя.

Попыталась снова задремать. Но куда там... Слышались крики погонщиков, хлопанье дверей. В пять часов к ним тоже постучала горничная - пухленькая негритянка в белом форменном платье.

- Мадам, месье, пардон, ваш завтрак...

- Что ж так рано? - протянула Катя, окончательно просыпаясь.

- Ах, мадам, если вы не поедете гулять сейчас, то к десяти часам это станет просто невозможно, особенно поначалу.

Катя открыла стеклянную дверь балкона и увидела, что площадь уже полна народу. Среди пестрой босоногой кричащей египетской толпы виднелось несколько европейцев, выбирающих осликов для прогулок.

- И мы тоже поедем на ослике? Вот здорово! - обрадовалась Катя.

- Ну конечно. - Лек подал ей дорожное платье. - Старый город велик, и пешком ты сразу устанешь. Извозчиков там нет - слишком узкие улицы.

- А нам в гимназии говорили, что Наполеон Первый ездил по старому Каиру в карете, запряженной шестериком...

Лек недоверчиво пожал плечами:

- Ну, скоро увидим сами. И на базар надо заехать, купить подарки родителям.

- А что им может понравиться?

- Там посмотрим. Маме - украшения, отцу - оружие для коллекции. Сама будешь выбирать. Так и скажем, что от тебя.

- Ох, Лек, боязно. Вдруг не угожу!

- Трусишка. Ну я же с тобой! - Он погладил ее по щеке. - Уже загорела...

Ослики были жирные и чисто остриженные. Катя выбрала одного, не очень упрямого на вид. Мальчишка-погонщик с хитрой ухмылочкой отвесил низкий поклон, приложив ко лбу руку. Катя потрогала широкое мягкое седло, обтянутое красным сафьяном, уздечку, украшенную ракушками и медными бляхами, всунула ногу в стремя, но оказалась не на спине осла, а в объятиях Лека, благо он был рядом. Паршивый мальчишка хохотал вместе со своим товарищем. А все потому, что ремни от стремян не прикреплялись к седлу, а просто перекидывались через него, и, если погонщик не успевал ухватиться за противоположное стремя, неопытный ездок падал, развлекая толпу своей оплошностью.

Копытца зацокали по мостовым узких и кривых улиц. Погонщик шел или бежал следом, покрикивая: "Руах... шемалек... еминек... уарек" ("Берегись... налево... направо... в сторону") - и тыча в серый бок кулаком, насколько хватало сил, отчего бедное животное кидалось не в ту сторону, куда следовало.

Купцы в белых тюрбанах восседали на серых рогожках у входов в лавочки с мусульманским спокойствием, прихлебывали кофе из маленьких чашечек, затягивались наргиле.

Лек с Катей отобрали в подарок королю клинки в ножнах, украшенных алжирской серебряной филигранью, а королеве - высокий деревянный резной головной убор с золотыми подвесками. Он был настолько хрупок, что невозможно было представить, как его выпиливали мастера из куска древесины.

Процесс покупки был и забавен и утомителен.

- Сколько это стоит? - спрашивал погонщик у продавца про указанную Леком вещь.

- Возьмите ее как подарок на память обо мне, - отвечал тот.

- Но все-таки, сколько же стоит?

И, словно смирившись с отказом от щедрого дара, темнолицый старик безразлично называл баснословную цену. Когда его просили сбавить немного, он отвечал: "Ла... ла..." ("Нет... нет..."), - но так нежно и вроде бы даже сочувствуя нищим чужеземцам, что Катя не знала, как к нему отнестись - обидеться или рассмеяться. Наконец, с пятого захода, подарки купили, и ос-

лики двинулись назад по коридорам-улицам. Балкончики и галерейки с обеих сторон почти смыкались над головой, образуя полутемные ущелья со специфическим, не очень приятным запахом.

- Странно, Лек, совсем нет стекол!

- А зачем они тут? Холодов не бывает. Только задерживали бы движение воздуха.

Решетки из резного темного дерева, мрачноватые комнаты с окнами, вымаливающими у природы сквознячок...

- Привыкай, привыкай, - подшучивал Лек, - закаляйся. У нас сейчас тоже очень жарко, но мы приедем как раз в сезон дождей, и тебе будет легче освоиться.

- Да, сурово, - вздохнула Катя, облизывая потрескавшиеся губы.

Следующим утром они ходили по щеголеватым залам новенькой цитадели на выступе Мокатамских гор. На мраморных полах расстилались огромные ковры с таким пушистым ворсом, что передвигаться можно было только потихоньку, по-птичьи поднимая ноги. Колоннады блестели. Фонтан звенел. Разноцветные стекла добавляли нарядности. Катя рассматривала низко висящую люстру:

- Странные плафоны... Смотри, Лек! Такой тонкий фарфор!..

- Мадам, это скорлупа страусовых яиц, - внес уточнение элегантный проводник неопределенной национальности.

- А я видела страусов только на рисунках.

- Нет ничего проще. Недалеко от Каира французы создали страусовую ферму. Если интересно, я могу отвезти вас туда.

- Конечно, поедем! Да, Лек?

- Поедем. Во-первых, это должно быть занимательно само по себе, а во-вторых, - я тебе не говорил? - отец последнее время увлекается разведением кур-леггорнов. Страусы чуть покрупнее, конечно, но ты все запоминай, а при случае расскажешь ему, развлечешь моего любознательного отца. Я сам удивляюсь, как в нем уживается крайний консерватизм с искренним интересом ко всему на свете.

Они еще раз окинули взглядом со смотровой площадки панораму Каира - море плоскокрыших восточных домов с пиками минаретов, соревнующихся в высоте - ближе к Аллаху, скорее долетит до него певучий голос муэдзина. Серой лентой, пыльной, как небо, тянулся Нил. Три пирамиды виднелись ясно, остальные почти сливались с блеклой желтизной пустыни.

Через день, во время, самое подходящее для экскурсий - семь часов, Катя и Лек входили за частокол, которым обнесена была часть песчаной равнины. В середине, в маленьком домике, окруженном цветником, обитали хозяева, а в разгороженных загонах размером от комнаты до теннисного корта важно вышагивали страусы всех возрастов. Катя интересовалась буквально всем: "А где инкубатор?", "А почему яйца в воде лежат?" Хозяйка обстоятельно объясняла, что в воде легче поддерживать нужную температуру. "Не забыть бы, шестьдесят градусов Цельсия в воде и потом последние четыре дня на воздухе пятьдесят пять", - повторяла про себя Катя, и новые вопросы сыпались на голову хозяйки, но та, ублаженная пятью франками за скорлупу - еще один сувенир королю - и двадцатью за прекрасные перья - подарок королеве, не скупилась на слова:

- Да, конечно, больно, когда вырывают, но из-за перьев и разводим. У самок не очень ценные - серые, их потом красить приходится, а у самцов, видите, снаружи черные, а под крыльями белоснежные и попушистее. Один страус-трехлетка дает нам перьев на триста франков в год... Может, вы отведаете яичницу?

- А не жалко разбивать яйца?

- Я утром отбраковала два, которые только для еды хороши.

Через несколько минут им была подана фырчащая сковорода с ароматной яичницей, посыпанной перцем и ^укропом. Отдельно стояли блюдечки с холодными горьковато-кислыми маслинами и солнечными кружками лимона. Объеденье! А потом - кофе. Вечный кофе. Катя в который раз подумала, что соскучилась по чаю, но опять вежливо пила непроглядно черный напиток.

Тот же кофе пили они и на веранде английского отеля "Мена", отдыхая перед восхождением на пирамиду Хеопса.

- Лек, а что тебе больше нравится - пирамида или сфинкс? - Катя задумчиво глядела на панораму просыпающейся пустыни.

- Детский вопрос, Катюша... Что ты любишь больше - пирожки с повидлом или котлеты?

- Ну, может, я не так спросила, но ты же понял? Значит, тебе все равно. А мне симпатичнее сфинкс. Понимаешь, пирамиды - нечто правильное, геометрическое, безразличное. Чтобы их сложить, нужно было только очень много грубой силы и расчет.

- Величественная гора вряд ли стоит тысячи загубленных жизней. А сфинкс - это создание, наделенное душой и характером. Пусть он меньше размерами, но именно он со своей полуулыбкой делает таким явным ощущение незыблемости, именно он символизирует вечность, ее загадку, ее неподвластность воображению простого смертного.

- Да, ты, пожалуй, права. Сфинкс же старше пирамиды. Хеопс, выбирая место для своей, укрывался в его тени. Этих гранитных камней касались Александр, Юлий, Антоний, Клеопатра и Наполеон. У отца есть фотография Николая Второго, тоже запечатленного здесь, когда он путешествовал к Сиаму и Японии, еще будучи наследным принцем... Сиятельная Екатерина, позвольте предложить вам руку принца, хоть и не наследного, чтобы проводить вас к свидетелю тысячелетий, пока солнце снисходительно к нашим желаниям.

И они пошли, погладили красноватые шершавые выветрившиеся глыбы, которые издали виделись лапами сфинкса, а потом направились к пирамиде Хеопса мимо кладбища менее значительных фараонов - маленькие пирамиды были почти разрушены, камень разобран на другие постройки. С маленьким легче же справиться.

У основания пирамиды галдели проводники-арабы. Они окружили тощего англичанина в белом пробковом шлеме, а он, словно не замечая их, хотя это сделать было очень трудно, начал взбираться по плитам известняка в выбоинах и кавернах. Вдруг один из проводников увидел новых туристов. Тотчас орущая толпа ринулась к ним и, не встретив должного отпора, стала принимать деятельное участие в их подъеме, рассчитывай на щедрый бакшиш. Арабы суетились, подталкивали, дергали за руки, создавая видимость помощи, а на самом деле мешая двигаться. Наконец Лек не вынес такого бесцеремонного обращения с собственной супругой - Катя умоляюще глядела на него, утомленная назойливой, ненужной подмогой, - и повелевающим тоном со стальными нотами в голосе приказал оставить их в покое. "Как это у него получается? - удивленно подумала Катя. - Вроде такой ласковый, родной, а вот поди ж ты..."

Гомонящая орда сразу утихла и хоть не спустилась вниз, но стала двигаться за ними на приличном расстоянии.

Хороший ходок взобрался бы на пирамиду за четверть часа. Спокойно Катя и Лек преодолели бы этот путь за сорок минут. С помощью проводников они потратили почти час. Когда были на середине подъема, англичанин, уже спускаясь, пожелал им счастливого путешествия.

Вершина снизу и издали казалась острой, но когда Лек сильной рукой подтянул на нее Катю, она очутилась на просторной площадке, где свободно могло разместиться человек тридцать.

Один проводник, самый нахальный, подобравшись поближе, взялся было объяснять, что под ногами находится пирамида Хеопса, а там - Нил, а там - пустыня, но Лек таким взглядом окинул араба, что тот быстро скрылся с оскорбленным выражением на шоколадном лице.

Вид сверху был похож на вид с цитадели - та же необъятная желтая равнина. А сфинкса вдруг почему-то стало жалко. Он был не так впечатляющ отсюда, как снизу, - маленький, полузасыпанный, разрушающийся.

... В Красном море вода оказалась красновато-бурой лишь у берегов, а в середине розовела только на заре. Иногда виднелись убогие серые паруса арабских ладей.

Белыми фейерверками вспыхивали стаи спугнутых чаек. Покружив, они спускались на коричневые скалы, торчащие здесь и там на безлюдно-угрюмом берегу. Песок, тоже белый, наносило с пустыни в трещины скал, и казалось, что белые змейки сползали с обнаженных вершин по обрывистым склонам. А однажды, когда Катя любовалась грядой полупрозрачных облаков редкостной формы, похожих на страусиные перья, Лек тронул ее за руку: "Смотри!" - и прямо внизу она увидела остов погибшего корабля. Он зловеще чернел, наводя на грустные мысли: "Что здесь произошло? Авария? Нападение пиратов? Шторм?" В шторм не верилось - море спокойно мерцало зеленоватой чешуей. Лек успокоил жену:

- Если расстраиваться из-за каждого корабля - их ведь тысячи, затонувших, - то останется ли время радоваться, строя новые? Нельзя быть такой впечатлительной, Катюша.

Словно это от нее зависело.

И еще одна грустная встреча случилась на пустынном английском острове Перим в Баб-эль-Мандебском проливе.

Пароход вошел в узкую бухту, обращенную к Индийскому океану. По обе стороны тянулись плоские голые берега, усыпанные темными, опаленными солнцем камнями. Слева - засыпанная углем пристань, дом губернатора, телеграфная станция, казармы англичан; справа - высокие белые столбы - знаки для мореходов...

Все пассажиры вышли побродить по твердой земле. Вечерело. Жара спадала. С океана потянуло свежим ветерком, обещающим несколько часов прохлады.

Лек с Катей поднялись в гору по пологой тропинке и, очутившись на самом высоком гребне Перима, увидели, что остров этот - коралловый атолл с высохшей лагуной, а пролив, соединяющий когда-то ее с морем, и есть бухта. Восточный рукав Баб-эль-Мандеба терялся в сливающейся перспективе перимского и аравийского - в серых скалах - берегов. Западный же рукав был виден ясно, пока косые лучи солнца от дикого африканского берега не стали слепить глаза.

Белая тропинка, расчищенная среди черных валунов и редких кудрявых кустиков, вела Лека и Катю вниз к песчаному дну лагуны. Еще сверху Лек заметил небольшую площадку за каменным забором, и теперь они подошли к ограде, из-за которой выглядывали памятники и кресты христианского кладбища. С правой стороны дорожки гробницы были выше, наряднее, памятники, украшенные венками, с портретами англичан, почивших на своем посту, исчертаны трогательными эпитафиями. Слева - могилы поскромнее, беспризорнее. У самой ограды Катя увидела полуразрушенную гробницу в трещинах, с обломившимся углом и поваленным наземь крестом. "Анна Шерлинская" - лапидарно сообщала надпись. Катя печально задумалась: "Кем она была? Ганночкой из Варшавы или русской Анютой? Все чужое - британские имена, аравийские пески - вокруг славянки. Буква "Ш" изображена по-английски "Sh", но русские написали бы ее скорее по-французски "Ch" или по-немецки "Sch", а поляки по-польски "Sz", так что закрывали покойной глаза и выбивали надпись англичане. Никаких дат. Когда умерла? Что понадобилось славянке среди белых песков? А что мне самой нужно в чужом краю?" Катя почувствовала, как на глаза навернулись слезы.

- Ну вот, только этого еще не хватало, - расстроился за нее Лек.- Черт меня дернул вести тебя на прогулку. Это пустыня так угнетающе действует. Пойдем скорее на пароход. Наверное, уголь уже загрузили и скоро отчалим. Все. Теперь никаких портов до Цейлона. Целую неделю одна вода. И начинаем серьезные занятия. Вот скажи мне, как будет по-тайски "лимонад"?

- Намманау, - послушно ответила Катя.

- Молодец, помнишь. Ладно, урок отложим, а сейчас поспешим вниз...

Лек взял ее за руку, и они, увлекаемые упругой песчаной дорожкой, сбежали к своему временному приюту в голубой каюте "Лайфа".

Судно раскачивали высокие волны Аденского залива - урок продолжался:

- Наш язык и проще и сложнее русского. Проще тем, что каждое слово в нем независимо, то есть не изменяется по падежам и родам, не имеет склонения и времени, прост состав предложения: подлежащее - сказуемое - дополнение, не запутаешься. Ты не задумывалась, каково человеку, выросшему без падежей, вдруг очутиться среди загадочных спряжений? Сложно. Я уже знал множество слов и все равно, начиная предложение, запинался, лихорадочно копаясь в памяти, подбирая нужное окончание... И слова исконно тайские просты, односложны, а если длинны, значит, слеплены из маленьких, как из кирпичиков, понимаешь? Слушай: "лукпын" - "пуля", из двух кирпичиков: "лук" - "дитя", "пын" - "винтовка". Пуля - это дитя винтовки. А "спички" - "майкитфай" разбивается на "дерево-чиркать-огонь". Просто, правда? Иностранцев обычно приводят в замешательство пять тайских тонов, и они думают, что в разных тонах произносится одно и то же слово, отчего оно меняет значение, но на самом деле совсем не так. Как же тебе объяснить?.. Ну, слушай. Возьмем два русских слова - "окурок" и "куры". Тебе же не придет в голову говорить, что "куры" - это измененный "окурок", хотя они близки по произношению. Это совсем разные слова. Например, "май": в обычном тоне слово означает "миля", в низком - "новый", в падающем является отрицанием "не", в восходящем значит "какой?", а произнесенное высоким тоном представляет собой "дерево". Но ты не пугайся. Это только кажется сложным. Давай поупражняемся...

- Май... май... маай... - пытаясь уловить малейшие оттенки в голосе учителя, повторяла Катя.

- Получается. Я же говорил, что ты умница. Только не тяни звук долго зря, а то получится опять не то и тебя не поймут. Если ты скажешь коротко "рак", то это будет таким дорогим словом "любить", а если чуть протянешь "раак" - получится "корень". Так что нужно контролировать и тон и долготу звучания...

Вечера проводили на палубе. Катя не переставала удивляться кратковременности тропических сумерек: только что сиял день, но вот солнце коснулось воды, нырнуло в океан, и вода сразу из голубой превратилась в темную, и на черном Небе появились звезды. С каждым днем Полярная опускалась ниже и ниже к горизонту, утягивая за собой опрокинутую Кассиопею, а Лек показывал новые, невиданные раньше созвездия: Паруса, Центавр, Волк. Каждое из них отражалось в воде. Звездный полог над головой и затканное подрагивающими светлячками покрывало у ног. А посмотришь на пароходную трубу - оттуда высовывается дымный дракон, дышащий искрами и глотающий звезды.

Море почти всю дорогу было спокойным. Лишь однажды, уже у индийских берегов, попали в небольшой шторм. Небо потемнело. Стремительные альбатросы срезали белые гребешки с вздымающихся волн. Словно серые бусины унизали мачты и такелаж птички-штормовки. Осторожный капитан принял необходимые меры: матросы убрали тенты, укрепили винтами и веревками все, что могло смыть с палубы.

Корабль раскачивало не хуже дачных качелей. Но там крикнешь, и остановят, а этим мерным широким взмахам не было конца и края. Катю мутило. Она лежала голубая на голубом диване, а Лек, тоже бледный, сидел рядом, поглаживая ее руку:

- Катюша, может, ты поспишь? Закрой глазки.

- Уснуть, представляя себя в огромной люльке... Только колыбельной не хватает. Ты умеешь петь колыбельные?

- Нет, не приходилось. Хотя... подожди. Я знаю одну колыбельную, которую поют обычно мужчины. Это колыбельная для слона.

- Для слоненка, который не хочет спать и мешает другим?

- Не угадала. Песня, которую поют, когда ловят белого слона. Чтобы его успокоить, умилостивить. Я спою, если хочешь, но ты постарайся представить, что вначале голос сопровождает флейта, а потом вступают деревянные колотушки. Ну, вместо них я этой трубкой по столику постучу. - Лек запел мелодично и протяжно.

- И так может в Сиаме каждый?

- Конечно, а что?

- Наверное, у всех сиамцев идеальный слух. Такие сложные тональные переходы... Я, говорят, неплохо пела, но совсем не уверена, что смогла бы повторить мелодию. А перевести ты можешь?

- Могу, и даже стихами. А вот спеть на русском не получается. В мотив не укладываюсь. Послушай. - И он заговорил речитативом:

 

Господин белый слон, в джунглях плохо жить.

И пантера и тигр поджидают там,

И змея подползет по твоим следам...

А мы с миром идем, вместо пуль - жасмин...

 

- Это ты прямо сейчас сочинил?

- Ну что ты! Для импровизации на русском у меня явно не хватает способностей. Я на эту колыбельную три вечера потратил, когда ты на войне была. Не знал, чем отвлечься, чтобы поменьше думать о тебе.

- А зачем же поменьше? - Катя попробовала кокетливо улыбнуться, но пароход провалился в очередную яму, и они одновременно охнули. -, Ну и качка!

- А затем, - продолжал Лек,- что ты мне очень мало надежды оставляла и на письма через раз отвечала.

- Давай не будем про войну, я же с тобой. - И она на миг увидела глаза Савельева, тряхнула гудящей головой. - Давай лучше о стихах... Ты много написал?

- На русском - нет. Несколько переводов да то письмо тебе в Харбин. Трудно. Тайские слова сами собой рифмуются. Редко кто у нас не умеет сочинять стихи. Помнишь, я тебе рассказывал про деревенские представления? Все, что там говорят актеры, - в стихах, и попробуй не подбери за секунды нужного слова - прогонят с позором. Даже дети играют в рифмы.

- А у нас частушки тоже на ходу сочиняют, вот! Чтобы не задавался!

Лек попробовал возразить, но Катя, слабо улыбнувшись, остановила его:

- Да шучу... Я же знаю, что ты не можешь на чужую культуру ни снизу вверх, ни сверху вниз смотреть, тем более что Россия тебе не чужая, да? Я сама пробовала в гимназии писать стихи, но вовремя опомнилась: если нет таланта, то лучше читать классиков, чем переводить время и бумагу. - Катя помолчала, припоминая что-то. - А как я начала сочинять стихи, хочешь знать? У нас в Киеве бабка одна была, жена булочника, так она все говорила только в рифму, ямбом. Мне случилось один раз быть на базаре, когда она выбирала продукты, так я за ней по пятам полчаса ходила. Представляешь? Ругает торговок, говорит, что товар никуда не годный, поминает и Бога, и черта, и погоду - и все в рифму! Сначала слушается с восторгом, а потом приедается... Я, когда пришла домой, подумала: "Ну чем я хуже?", и попробовала тоже в рифму говорить. Не получилось. Лезут в голову слова совсем из другой оперы. А если очень стараться и их подгонять, получается вымученно. И кому это тогда нужно? Поэзия должна рождаться сама. Как журчание ручья.

- Наверное, у всех по-разному. Одному поэту стихи даются легко - прекрасно! Другой мучается над каждым словом, но иначе жить не может. А мы можем - значит, просто мы не поэты... В Сиаме твоя бабка не была бы редкостью. У нас самый обычный разговор считается благозвучным, если он ведется в рифму. И любой дворянин может написать оду на рачасапе изысканным размером "клонг".

- Что такое "рачасап"? И "клонг"?

- Не слишком ли много для твоей больной головки? Может, все-таки подремлешь?

- Нет, нет. Я все равно не усну, так хоть отвлекаюсь. Когда же я всему научусь? Приеду, ничего не зная. А я не хочу быть посторонней чужестранкой. И мне просто интересно! Может так быть?

- Может. Ну, если так, "рачасап" - это придворный язык, возникший, когда короля приравняли ко всевышнему, когда он стал священным, недоступным и таинственным для простых смертных. Придворные, обращаясь к нему, вынуждены были изобретать новые слова, старались избежать "грубых" слов: "бык", "собака", "есть", тем более "высморкаться", чтобы не осквернить слух Бога-царя.

- То, чему учишь меня ты, рачасап?

- Нет, общепринятый тайский.

- Ясно. Но скажи, значит, король мог не понять, что говорят его подданные?

- Не мог. Мальчишкой, когда неизвестно еще, будет ли он королем, принц дружит и с детьми придворных. Разговаривает, дерется. Ты бы видела, какие сабельные бои мне приходилось вести в детстве с сыновьями нетитулованных сиамцев! - Лек машинально коснулся шрама на лице. - Мы вовсе не росли в золоченой клетке. - Он прислушался. - Тихо... Кажется, мы не утонули!

- Да! Пронесло на этот раз. Завтра будем в Коломбо.

Опустилась ночь.

Юность в упоении любовью обретала зрелость.

Лек шептал: "Если бы я мог поцеловать тебя всю сразу, а то целую один пальчик - остальные скучают..." - и еще слова, трогательные и естественные, когда их произносит в минуту близости родной голос, но обращающиеся томительными банальностями при переложении их на бумажный лист.

Длилась ночь.

Потом поднялось солнце, освещая стеклянной гладкости море, умытый зеленый берег - природу, словно приготовившуюся к утренней молитве.

- Катюша, проснись! Рядом - Цейлон!

Пароход входил в порт. Справа желтой узкой дамбой прорезывал волны брекватер. Слева расстилался почти вровень с морем берег в тропических зарослях.

Впереди, в самой глубине бухты, среди зелени проглядывали городские здания, брекватер, тянущийся от английского форта, начинался и заканчивался стройными колоннами маяков. Морские, валы, налетая на его каменную преграду, вздымались на огромную высоту и, добравшись до вершины, заглядывали в гавань, швыряя туда клочья пены. Пароходы стояли на открытом рейде, далеко от берега. Везде сновали десятки узких гребных сингальских лодок. Одни везли в город и обратно пассажиров. Другие сразу окружали новый корабль. Эти были переполнены горами фруктов - радовало глаз обилие ананасов, бананов, апельсинов и кокосов. А челноки служили рабочим местом голых мальчишек, внимательно следящих за иностранцами. Те швыряли с палуб мелкие серебряные монеты. За ними устремлялись в зелено-голубую глубину коричневые стрелы тел. Сверху было прекрасно видно, как они, по-лягушачьи дрыгая ногами, ловили блестящие кружки, иногда отталкивая друг друга, чтобы завладеть добычей, и сразу прятали монеты за щеку - а куда ж еще?

Кавалеры и дамы - сингалы и сингалки - были одеты в национальные костюмы, то есть в короткие передники, небрежно обернутые вокруг бедер. Но, несмотря на непривычность такого платья, Катя вовсе не ощущала его непристойности.

- Почему так? - спрашивала она Лека. - Наверное, оттого, что смуглы, они не выглядят раздетыми - темные, стройные... Бледные жители Севера смотрелись бы на их месте ужасно.

- Ты не права. А жители древней Эллады?.. Спартанцы? Пристойность и непристойность одеяния определяются скорее намерениями человека, чем количеством материи, в которую упаковано тело. Можно быть целомудренно обнаженной - вспомни Айседору Дункан, и можно быть порочной, закутавшись как аравитянка. Ты не обращала внимание в Константинополе, как группы иностранцев провожали голодными взглядами полностью задрапированные фигуры турчанок? Сверкнут одни глаза, но так обещающе... И любому становится ясно, что турчанка думает исключительно о своих прелестях и о том, как ими лучше воспользоваться. А египетские крестьянки, работающие от темна до темна на полях? Видела? Открытые лица и одежда более приемлемая для труда. Им некогда. Так и Цейлон. Нет необходимости в излишках одежды. Это естественно и поэтому не отталкивает.

От отеля "Ориенталь", возвышающегося на берегу бухты, они поехали по главной - Йоркской - улице города к югу, чтобы провести три дня стоянки парохода в каком-нибудь небольшом пансионе. И в южном пригороде, приспособленном англичанами для европейцев, сразу нашли что хотели - просторный одноэтажный дом в густом саду.

Отдохнули. Потом долго гуляли по отлично вымощенным улицам с обилием магазинов и лавок.

Увидев небольшую толпу, окружившую сидящего возле корзин человека, они подошли к ней. Это был заклинатель змей - старый индиец с ветхими седыми волосами, затянутыми на затылке хвостиком. Два простых серебряных кольца украшали его темные сморщенные пальцы. Старик, зажав в зубах дудочку, начал насвистывать неприятно резкую и в то же время монотонную мелодию. Руки его короткими движениями подергивали за шеи кобр, те пришли в ярость и остервенело бросились на мучителя, раздувая капюшоны, открывая зубастые пасти. Катя поежилась. Лек повернулся к ней:

- Может, уйдем?

- Нет, досмотрим!

Индиец играл все громче, а метания змей замедлились. Сначала одна, потом другая в такт музыке стали раскачивать плоскими пятнистыми головами и вытягиваться вверх ядовитыми струнами. Заклинатель, не переставая дудеть, обмотал змей вокруг шеи и обнаженных рук, придерживая все так же качающиеся головы, и обошел зрителей, стараясь подойти как можно ближе, а то и коснуться их своими страшными артистами. Люди шарахались назад, только один англичанин не двинулся с места, сухо пробормотав, что у змей конечно же удалены ядовитые зубы. Но слишком бледным от усталости, с испариной на лбу и дрожащими коленями был индиец, заталкивающий змей в корзины, чтобы верить непробиваемому Фоме.

На обратной дороге они зашли в ювелирную лавку.

- Мне хочется подарить тебе камень, который я люблю больше всего, - сказал Лек.

- Но что же это?

- Сейчас увидишь. Насколько я знаю, только в двух местах - на Цейлоне и на Урале - добывают его. - И Лек указал продавцу на подвеску и кольцо с крупными александритами. В вечернем свете они отливали рубиновой краснотой.

- А изумруды, которые ты мне подарил, разве они не лучше?

- Может быть, красивее, дороже, но я люблю именно александрит за невозможность его фальсификации. Стоит перенести его под другой свет, он из розоватого станет зеленым, и всем ясно - драгоценность, а не алмаз из хрусталя. Не выношу подделок. И тебя поэтому люблю. Ты, как александрит, прекрасна своей неподдельностью и нежеланием казаться лучше, чем ты есть. - Голос Лека был слишком серьезен, чтобы ответить на него шуткой.

- Спасибо, милый. - Катя поцеловала его и с благодарностью приняла упакованную продавцом коробку.

В пансионе Лек сразу пошел расспросить хозяина о дороге к Адамову пику, а Катя осталась прогуляться в саду. По красной песчаной дорожке она шла от одного странного дерева к другому. Орхидеи со стрельчатыми листьями росли под ногами как простой бурьян. Огромные букеты бамбуков с желтыми, ярко-зелеными и красными стволами выделялись среди сплошной зеленой массы листвы. У нее закружилась голова от насыщенного благоухания, в котором можно было иногда уловить знакомые ароматы - корица, кардамон, камфара... Мускатом пахло около высокого дерева с темно-зеленой листвой, среди которой светлели желтые, похожие на абрикосы плоды.

"Если есть рай, то, наверное, он таков", - думала Катя, срывая с лианы длинный стручок, дохнувший на нее сильным запахом ванили.

Завороженная тропической щедростью, она не заметила, как оказалась под громадным раскидистым деревом, стоящим отдельно, и вдруг очнулась от голоса Лека: "Осторожно! Назад!" Катя отбежала к нему и, оглянувшись, увидела, как на то место, где она стояла секунды назад, упал огромный - с большой арбуз - плод, покрытый твердыми и длинными иглами.

- Ты что, читать не умеешь? - первый раз в жизни Лек был почти груб с женой, но Катя, сама испуганная, и не думала обижаться. Только сейчас она обратила внимание на особенно пышную, нетронутую траву под деревом и табличку "No walking!".

- Ты закричал - я подумала: змея... А что это за дерево?

- Дуриан. Его тяжеленные плоды падают предательски от спелости, от порчи. И если прямое попадание, то насмерть.

Бамбуковым шестом, лежащим рядом, он подкатил к себе плод.

- Раз уж так случилось, отнесем его на кухню - сразу и попробуешь.

Когда плод разрезали, Катя придвинулась поближе к темнокожей служанке, пытаясь предугадать, что окажется под толстой кожурой - арбузная мякоть, апельсиновые дольки?.. Но тут же отошла в сторону, морща нос.

- Что, не нравится? - усмехнулся Лек.

Белая волокнистая масса оказалась ужасно зловонной и напомнила Кате запах застарелых гнойных ран с оттенком прогорклого масла. Сдерживая дыхание, она смотрела издали, как из белых гнездышек извлекали ярко-желтые студенистые плодики размером с яблоко, промывали их в чистой воде и укладывали в фарфоровую вазу.

- А теперь ешь... - протянул ей Лек шарик.

Катя взяла его с некоторым недоверием, сначала понюхала - только легкий запах оливок, потом откусила и с удовольствием съела сочный, сладкий с приятной кислинкой плод, от которого осталась маленькая косточка. Вкусно!

Быстро сгущающаяся за окном темнота принесла с собой множество новых звуков. В резкий, чуть скрежещущий тон цикадного оркестра вплелся звон маленьких колокольчиков. Катя подошла к окну, прислушалась;

- Серебряный звук... Что это, Лек?

- Лягушки, Катюша. Тропические зеленые лягушки. Их пение не хочется называть кваканьем, да?

И тут же на деревьях, в воздухе сада вспыхнули тысячи светящихся точек. Белые, голубоватые. Светлячки! Они медленно парили или отдыхали, вкрапленные в непроглядную листву. Катя стояла завороженная волшебной картиной, пока ее не позвал Лек:

- Если ты завтра поедешь со мной к Адамову пику, надо пораньше лечь спать. Может, ты останешься здесь? На самый пик тебе нельзя подниматься - дорога трудная. Говорят, не каждый мужчина справится. Но я обещал отцу поклониться буддийской святыне.

- Лек, ты говорил, что Лик и для христиан святое место. Правда?

- Не совсем. Хотя в четырнадцатом веке римско-католическая церковь присылала папского легата Иоанна де Мариньолу поклониться следу всеобщего праотца. А потом, после многолетних споров, Адамов пик был выведен из разряда христианских святынь. Но тысячелетия он притягивает благочестивых паломников со всех сторон Азии - буддисты, брахманы, мусульмане... Немецкий Брокен и греческий Олимп священны только в своих странах, а ваша Лысая гора известна лишь киевлянам, которые пугают ведьминскими шабашами маленьких детей. Здесь же мечтают побывать индийцы, тайцы, японцы, персы, арабы - всех не перечислишь.

- Я случайно услышала, как хозяин отговаривал тебя подниматься туда...

- Пустое! Он пугал дикими слонами, хищниками и удавами. Но, думаю, это оттого, что чем меньше людей там побывает, тем ценнее свидетельство каждого и выше престиж пика. У подножия живут проводники - сингалы. На них вполне можно положиться. Но так и быть, возьму револьвер с ножом - для твоего спокойствия. Уверен, не пригодятся.

На рассвете они уже ехали цейлонской железной дорогой. Катя дремала на плече у Лека. Снился Днепр, лодка, мерные взмахи весла, кувшинки у берегов...

- Катенька, может, ты проснешься?.. - ласково прошептал Лек. - Я же не могу один смотреть на такую красоту!

Она приоткрыла глаза, на миг зажмурилась от яркого солнца и в восхищении прильнула к окну: все, что виделось, можно было описать только превосходной степенью языка: высочайшие горы, глубочайшие ущелья, первобытнейшие леса... Ясное утро, краски которого смог бы передать разве что сумасбродный импрессионист. Недаром жители Цейлона называют свою страну "Шри Ланка", что значит "Благодатный остров".

Поезд шел со скоростью около сорока верст в час. Чем выше, тем мрачней становился пейзаж. "Как же люди пробивали эту дорогу?" - думала Катя, прижимаясь к Леку: поезд проезжал туннелем, вместо одной стены которого зияла пропасть. Черно-серые гранитные скалы нависали сверху, теснили к обрыву. И словно обрывки пламени, оторванные ветром, метались огромные красные бабочки. Странные слова мелькнули в Катиной голове: "Агония вагонов и огонь".

Станции дороги были почти через каждую версту. Их украшали дебаркадеры, увитые жасмином, пышные клумбы. Английские усадьбы, окруженные плантациями, привлекали взгляд изысканной архитектурой. И везде бледно зеленели низкие кустики чайных рядов, не перебиваемые ни единым пучком сорной травы.

- Можешь представить, что здесь недавно был тропический лес?

Катя отрицательно покачала головой. Гаттон, объединяющий богатое поместье английского плантатора и сельскую общину, встретил их аркой, перекинутой через рельсовый путь. На ажурной металлической веранде они подождали прибытия маленького дилижанса, крышу которого подпирали четыре столбика, сели на скамейки с высокими спинками, тянущиеся вдоль экипажа. Кондуктор примостился на задней ступеньке, затрубил в рожок, дилижанс тронулся на восток мимо станции, мимо хижин с распахнутыми настежь дверями - их обитателям нечего было скрывать. Женщины стряпали, мужчины запрягали буйволов, девушки спешили за водой.

Дорога повторяла извилистый путь Кегельгали, которая серебрилась глубоко внизу, разделяя хребты, а потом обрывалась у маленькой деревушки. Вперед? Пожалуйста. Только пешком!

Проводника нашли сразу. Молодой индиец, собрав группу из пяти человек, инструктировал их перед дальнейшим путешествием, а оно, как оказалось, предстояло не близкое: пять часов до пика, и три из них - собственно подъем. Солнце стояло высоко. После обеда должны были отправиться. Катя оставалась в гостиничке, которую вернее было бы назвать постоялым двором. Лек с рук на руки передал ее заботам жены хозяина, предупредив, что до ночи им не успеть, придется ночевать наверху, благо там есть крошечный монастырь для паломников. Катя озабоченно посмотрела на пик, глава которого была окружена облаками:

- Ты за меня не волнуйся. Главное, будь сам осторожен. Пожалуйста!

- Ладно. - Лек прощально поцеловал ее и по струнному мосту над рекой пошел вслед за проводником дорогой Адама. Здесь он, изгнанный из рая, в отчаянии пробирался непроходимыми дебрями дальше и выше, пока идти стало некуда, и на вершине плакал много лет, пролив столько слез, что гора, пропитанная ими, до сих пор истекает множеством родников с хрустальной священной водой.

Катя посмотрела на удаляющиеся фигурки шести пилигримов, еще раз помахала оглянувшемуся Леку, подошла к мосту.

Это было удивительное сооружение. По обе стороны реки к устоям были прикреплены деревянные перекладины, от которых тянулись над бурлящей, пенящейся глубоко внизу рекой четыре металлические проволоки-струны. Две верхние играли роль перил. На нижних были привязаны поперек деревянные досочки шириной и с промежутком в четверть аршина. Катя переступила по ним, стараясь держаться середины. Стоило встать ближе к краю - и мост из пружинистой дорожки становился косогором. Закружилась голова, и Катя потихоньку двинулась назад.

День исчезал. Красное солнце спрыгнуло с вершины хребта. Вмиг стало темно и тихо. Катя поужинала с хозяевами, угостив их оставшимися бутербродами и подтаявшим шоколадом, и пошла спать в маленькую светелку. Неуютно и страшновато было ей в чужом доме. Оказывается, привыкла к Леку, и очень не хватало сейчас тепла его тела. Прислушалась: странные шорохи, чьи-то шаги, никогда прежде не слышанные звуки - то ли еще какие-нибудь лягушки, то ли птицы ночные кричат. Она подошла к окну, забранному решеткой, посмотрела на черное небо в звездах. Одна упала, ярче вспыхнув у горизонта. И эта бледная вспышка и оставленный звездой светящийся след были похожи на стебель с цветком, склоненным к земле. Катя поежилась, накинула крючок на дверь и нырнула в постель, с головой завернувшись в легкое покрывало. Последней полусонной мыслью было: "Как там Лек? Ничего теплого с собой не взял. И я не позаботилась. А вершина в облаках, значит, там туман, сырость..."

Покорители пика вернулись лишь в полдень, осунувшиеся, голодные. Лек прихрамывал, время от времени потирая ушибленное при спуске колено. Катя вилась вокруг него, не зная, чем еще помочь: погладила, приласкала, сбегала за крепким чаем, пока не поспел обед, узнала у хозяев, когда придет дилижанс. Лек в этот день почти ничего не говорил о восхождении. Только потом, на пароходе, он рассказал, как шли они белой тропинкой, даже не тропинкой, а промоиной, обнажившей гнейс. Она из пологой превратилась в почти отвесную и влилась в темный лесной туннель с кудрявыми лиственными стенами. Подъемы, спуски, овраги, груды камней, обрывы. И так четыре мили, три часа... На самом верху, одна за другой, десять скал с цепями, за которые надо было подтягиваться, взбираясь выше и выше. Но кто-то из первых обходился без спасительных цепей, кто-то вбивал крюки для них, делая это на века. Говорят, здесь восходил Македонский. Так, может, он посылал вперед отряд скалолазов, чтобы облегчить себе путь? Наконец невысокая каменная ограда и широкий вход с востока. Неужели добрались? Они осмотрелись в набегающем клубами тумане. Крутая лестница вела к скале. Над ней возвышался купол. Под его центром и лежал святой след - продолговатое углубление в сером камне. Оттолкнувшись от него, Будда за пятьсот лет до рождества Христова взлетел в небеса, слившись в нирване с мировой душою.

"Да, так и есть, как говорил Геккель. Пять с четвертью футов длины и два с половиной ширины",- проговорил упитанный англичанин, всю дорогу вздыхавший и покряхтывавший.

"Вы уже отдышались, мистер Грэндфил? - спросил Лек историка и вежливо посочувствовал, вспомнив, как проводник чуть ли не на своих плечах затаскивал его на последние скалы. - Тяжелый подъем... Даже мне временами было трудновато. Но вы назвали имя Геккеля. Он был здесь?"

"Да. В тысяча восемьсот восемьдесят втором году. И говорил, что мне на пике никогда не бывать. А я залез. Вместе со своей одышкой. Вот! - гордо закончил Грэндфил. - Жаль, уже темнеет и в тумане не видно обещанных четырех стран света. Пойдемте в хижину Мы заслужили отдых, мой юный друг. Будем надеяться, что утро будет ясным, несмотря на начало сезона дождей".

И они в великом блаженстве опустились на простые лавки, укрываясь неизвестно чьими ветхими одеялами.

Им повезло: утро было солнечным. Над головой синее небо, под ногами клочья облаков, то приоткрывающих, то вновь заволакивающих дымкой долину.

"Там где-то Катюша. Может, сейчас тоже смотрит сюда", - думал Лек, глядя на северо-запад в облачные прорехи.

"Вот, как раз прояснилось... посмотрите... - тронул его за руку Грэндфил. - Там длинная мель, связывающая Индию с Цейлоном. Эпос рассказывает, что это остатки плотины, построенной Рамой для перехода войска. Одна из песней говорит..." - Он, удивляя Лека блестящей памятью, долго читал английский перевод "Рамаяны", и было понятно, почему на этой вершине верующие, отделенные от земли, испытывают религиозный экстаз, чувство причастности к небесам, близкое высочайшему откровению.

Паломники еще раз коснулись святых плит и стали спускаться. Обратная дорога была ничуть не легче - камни выскальзывали из-под ног, рождая осыпи. Хотелось ускорить шаг на срывающейся вниз тропинке, но переплетения толстых древесных корней сбивали ноги, ветки рвали одежду... Потом короткий отдых у подножия и двухчасовой путь к деревушке, к Катеньке. Лек, шагая под палящими лучами, думал, что за время жизни в прохладном Петербурге совсем отвык от такого обилия солнца.

... Подъехал дилижанс. Усталые путники заняли места, и лошади резво побежали вниз к Гаттону. Англичанин дремал. Лишь когда пересели в поезд, разговорился, обращаясь больше к Кате:

- Девочка моя, вашему супругу я обязан жизнью.

- Не преувеличивайте, мистер Грэндфил, - перебил его Лек.

- Нет уж, мне лучше знать! - И продолжал, нагнувшись к Катиному уху, но не приглушая громкого голоса: - Я распрощался с жизнью, летя со скалы, а он меня поймал!

Катя недоверчиво глянула на массивную, в два раза толще Лека, фигуру англичанина.

- Да это была какая-то доля секунды! Потом я все же выпустил ваш плащ...

- Но этой доли мне хватило, чтобы снова уцепиться за куст. Намертво. - И англичанин показал Кате ободранные ладони, усмехнулся: - Честолюбие требует жертв.

Грэндфил спросил у Лека разрешения поразвлекать Катрин, если ей скучно. Кате не было скучно, но она вежливо кивнула и не пожалела об этом, до самого Коломбо слушая легенды и были Цейлона, Индии...

- А знаете ли, девочка моя, как хоронили здесь королей в древние времена?.. Когда король умирал, клали его несчастное тело на низкую повозку так, что голова свисала почти до земли. Медленно ехала повозка, медленно шла за ней женщина, держа в руках метелку и подбрасывая ею на королевскую голову пыль, громко кричал мужчина: "Люди, вот король, который был вашим повелителем, но со смертью власть его над вами исчезла. Видите, что с ним стало? Не стоит полагаться на бренность жизни!" И так три дня. После этого его бальзамировали, сжигали и развеивали пепел по воздуху. И знаете ли вы, Что нужно было, чтобы стать королем? Папу-короля? Ошибаетесь! - И он торжествующе, предчувствуя удивление молодой женщины, провозгласил: - Хороший характер! И чтобы, конечно, народ любил, потому что на престол избирали... И возраст зрелый. А детей нельзя было иметь. Чтобы, не дай Бог, не стала корона наследной. В этом я, как отец двоих детей, ему сочувствую.

- А если все-таки родились? Неужели убивали?

- Нет, девочка, он просто снимал корону. Это была одна из самых демократичных стран мира, какие я знаю. Только был ли король королем, если его могли судить наравне с подданными, а при злостном преступлении изгоняли из общества, отказывая в самых необходимых для жизни вещах? Может, его следовало назвать президентом? Президент, одетый в набедренную повязку... Но вы представляете, никому не дозволялось иметь не то что невольников, а даже слуг! Каждый сам себе должен был служить, дабы избегнуть неги и лености. По этой же причине запрещалось здоровым людям спать, пока солнце не опустится за горизонт..

На вокзале в Коломбо мистер Грэндфил галантно поцеловал Кате руку и, узнав, что они собирались посетить знаменитую пагоду в Канди, где хранится зуб Будды - "далада", предложил сопровождать их, что было принято с благодарностью.

В последний день пребывания на Цейлоне поезд вез их той же дорогой, только дальше, мимо Гаттона, к центру острова.

Мистер Грэндфил на этот раз сменил тему беседы и надолго увлекся описанием той неизмеримой помощи, которую его соотечественники оказывают темным во всех отношениях туземцам - сингалам:

- Как? Вы не знаете, кто такой сэр Грегори? Не может быть! Перед входом в цейлонский музей - высокий пьедестал с его бронзовой фигурой. Всего пять лет правил островом, с семьдесят второго по семьдесят седьмой год прошлого века, но что значит прекрасный администратор! Удобные шоссе и улицы... железная дорога... культура плантаций...

Катя физически ощущала, как в Леке закипает раздражение.

- Да, конечно, благодетели - англичане! Старая песенка. И вы всерьез думаете, что они дают больше, чем отбирают? Благодарные сингалы отрабатывают устройство шоссе, нужного прежде всего вашим соотечественникам, на плантациях, трудясь от рассвета до заката за жалкие гроши. Не вы ли говорили вчера о разумной и здоровой жизни древних цейлонцев, обходившихся без чужеземных благ?

Не желая вступать в спор, мистер Грэндфил надолго замолчал - до самого храма, примыкающего к царскому дворцу в Канди.

Святыня помещалась на втором этаже в комнате, похожей на склеп. Монах привел их сюда за солидную мзду. До недавнего времени очень мало кто из иностранцев мог похвастаться, что видел "даладу", но один из предприимчивых настоятелей сделал верный вывод, что от демонстрации святыни ее не убудет, а состояние храма можно значительно увеличить.

Большую часть комнаты занимал стол. На нем стояли маленькие золотое и хрустальное изваяния Будды. Рядом четыре двенадцатидюймовых вместилища с реликвиями. Между ними колокол из позолоченного серебра с вкраплениями драгоценных камней. Монах открыл маленькую дверцу вместилища. И как в сказке -"на дубу ларец, в ларце яйцо, в яйце игла..." - извлек изящный сосуд, затканный дорогой материей, из него другой, поменьше, но не менее красивый, оттуда золотую чашу, пеструю от алмазов, рубинов и изумрудов, а там уже лежала золотая шкатулка с зубом, почерневшим от времени, оправленным в золото. Он был совсем не похож на человеческий, громадный - размером с три коренных.

- Жаль, я не биолог, - пробормотал, ухмыляясь, Грэндфил, - и не могу по виду установить, какого зверя они оставили беззубым.

- А вас не смущает, мистер Грэндфил, что если собрать по церквам все мощи, приписываемые какому-нибудь святому Иоанну, то окажется, что у него был десяток ног, да и рук не меньше? Так он был уродом? - Лек мрачнел все больше.

- В этой фразе согласие с фактом подделки.

- Пусть, но не стоит смеяться над религией других.

- Да Будда с вами! Никто не думает смеяться. Спустились вниз. Лек отошел в сторону, Катя хотела пойти за ним, но Грэндфил придержал ее за руку:

- Девочка, посмотрите на изображения над папертью - это интересно.

Катя стала разглядывать грубо измалеванные картины мучений грешников, похожие на лубки в крестьянских избах России.

- Каждое отделение ада имеет свое название. Любой религиозно образованный буддист ориентируется в них как в комнатах родного дома и знает поименно всех дьяволов. А всего придумано четыре страшных места наказания - ад, царство теней, царство падших духов и мир животных. Но о чем я говорю!.. Ваш муж конечно же вам все это рассказывал?

Катя покосилась на силуэт Лека в дверном проеме:

- Нет, почти ничего...

- Послушайте, что говорил Будда: "...Очищай свой разум, воздерживайся от порока и упражняйся в добродетели... побеждай гнев кротостью, зло добром, скупость щедростью, ложь правдою..., избегай безверия, чувственности, сквернословия..." Знакомо и христианам, не правда ли?

Катя согласно кивнула.

- А вот это: "...Очищай свой разум... это медленная работа, которая должна производиться постепенно, подобно тому, как ювелир удаляет нечистоту с золота..." Уже чуть-чуть другой оттенок. "Жизнь - цепь мучений". Но за муки христианам обещают рай. Есть ли он - это другой вопрос. А буддисты мечтают скорее добраться до состояния нирваны. Но что это? Бесчувствие, индифферентность... Вы собираетесь принять буддизм?

- Нет-нет, что вы! Муж вовсе не настаивает на этом. Напротив, говорит, что буддисты очень терпимо относятся ко всем вероисповеданиям.

- Да, к счастью, так оно и есть. Если бы вы стали женой мусульманина, дело бы приняло совсем другой оборот.

Катя наконец смогла подойти к Леку, давно ломающему сорванную веточку на крошечные кусочки.

- Неудобно было так резко оставить его одного. Он вовсе не хотел тебя обидеть.

- О чем же вы беседовали? О Будде?

- Да. Но, Лек, милый, я в этот момент думала исключительно о том, как бы повежливее покинуть Грэндфила. О Будде ты мне все расскажешь сам...

Вечерний поезд. Пансион. Засыпающая Йоркская улица. Узкая странная сингальская лодка с прикрепленным для устойчивости бревном. Каюта, в которой провели десять дней и которой предстояло быть их жилищем еще неделю - до Сингапура. Путешествие продолжалось.

Катя старательно повторяла певучие тайские фразы. Лек награждал ее поцелуями за успехи - путешествие было свадебным.

Проплывая Малакским проливом, уроки тайского они переносили на палубу. Если не налетала очередная гроза. Никогда Кате не приходилось видеть такую причудливую погоду. Короткий ливень, солнце, опять ливень... На горизонте можно было насчитать до пяти шквальных вихрей, несущихся серыми дьяволами по закипающему под ними морю. И близкий берег в громадах гор, украшенных молниями. То там, то здесь сверкали их огненные росчерки. А чуть ниже спокойно зеленели под солнцем леса. Необузданным могуществом веяло от этой природы.

Несколько последних густо-зеленых островов-атоллов в лазоревом море и последний взгляд на голубой каютный уют: "Ничего не забыли?"

Город белел кубиками зданий в пышной зелени. Отчетливо выделялся готический собор. Но при ближайшем рассмотрении, как и Константинополь, город на стыке океанов оказался шумливым, суетливым и грязным.

Индиец-возчик в легком экипаже, запряженном парой лошадок, доставил их в дорогой отель.

- Какой-то номер казенный. - Катя оглядывала просторную, полупустую комнату.

- Да, милая... Здесь не живут подолгу. Заключил договор, закончил сделку - уехал... Кто задерживается, снимает коттедж за городом. И тебе подыщем что-нибудь посимпатичнее этих хором. Как ты будешь тут одна? Прямо сердце разрывается: и тебя жалко оставлять, и родственников подготовить надо. Нельзя же - как снег на голову. Может, тебе следует остановиться в семье русского консула, надворного советника Рудановского? Он обаятельный человек и с удовольствием приютит соотечественницу, к тому же жену "небесного принца". В любом случае тебе следует с ним познакомиться. Два-три официальных визита... Знаю, что ты не испытываешь от этого особой радости, но ничего не поделаешь: здесь я представляю Сиам.

Через два дня они переехали в рекомендованный Рудановским маленький пансион в хаотично раскиданном пригороде. Десять минут ходьбы было от него до шумного китайского района со множеством лавочек и ларьков, работающих круглые сутки. Перейдешь невидимую границу и попадешь в тихую европейскую часть - дремлющие в садах дома разной архитектуры, но одинаково безвкусные.

Чтобы Катя не скучала, Лек оставил ей несколько книг, отобранных в букинистическом магазине: тайские сказки, переложенные на английский ("Сразу двух зайцев убьешь"), историю Сиама, написанную на тайском дядей Лека, министром просвещения, "Рамаяну"...

Тайская письменность, завитки букв, сливающиеся в кружевную вязь страниц, вызывали легкую панику -- "никогда не разобраться". Катя отложила до лучших времен все книги, кроме английских:

- Эти я с удовольствием почитаю, а остальные мне без тебя не осилить.

- Я как раз хотел сообщить одну новость. У Рудановских служит горничная из Северного Сиама. Она неплохо владеет английским и, думаю, подойдет тебе в служанки. Консул говорит, вполне толковая и давно живет в Сингапуре. Только, Катенька, один совет... Знаю я твой мягкий характер... Пожалуйста, будь строже и держи подобающую дистанцию. Не забывай, что ты невестка короля, а она всего лишь крестьянка из отдаленной провинции, пусть даже и пообтесавшаяся в шумной столице и умеющая поторговаться на базаре.

- Я постараюсь, но не уверена, что получится. Если мне симпатичен человек, я забываю о его происхождении, а если неприятен, то самое большое, на что я способна, это быть умеренно вежливой. Поэтому я так хочу, чтобы твои родители мне понравились. Тогда самой будет легче стать им приятной.

Впоследствии Катя не раз убеждалась, что с Намароной ей повезло. Эта женщина стала не просто горничной, прекрасно выполняющей свои обязанности, но и близким человеком, незаменимым в долгие дни одиночества. С ней можно было говорить о чем угодно, несмотря на предельно разное воспитание, положение, вкусы.

Намарона была старше на десять лет и опекала Катю, стараясь предугадать ее желания, но делала это ненавязчиво, без тени подобострастия, искренне привязавшись к ней. Жаль только, улыбалась редко Намарона.

- Отчего ты все грустишь? Соскучилась по Сиаму? В ваших северных горах, верно, не так жарко? Я правильно называю твое племя - акха?

- Правильно, миссис.

- Давай пить чай, Намарона. Будем пить чай, а ты станешь рассказывать о своей деревне, ладно?

За окном, как всегда неожиданно для северян, упала ночь. Катя зажгла свет - десяток пятиваттных лампочек под фарфоровым колпаком с хрустальными подвесками, дробящими лучики, посмотрела на часы. Всего семь. В Петербурге сейчас белые ночи и. читать можно вовсе без света... Горничная принесла чайник с японскими чашками из обливной керамики, сласти: засахаренный имбирь, леденцы из сока пальмиры, конфеты из белого риса с кокосовым молоком: "Это я сама приготовила, как дома, бывало..."

Разливая горячий напиток, Намарона приговаривала:

- Вино с тоски, табак при сумбуре в голове, а чай от безделья.

- Пускай от безделья... Времени свободного, и правда, сколько хочешь. А почему ты носишь длинные волосы, Намарона? Принц говорил, что все сиамские женщины стригутся коротко.

- Нет, миссис, носят мужскую прическу только женщины Центрального Сиама. Говорят, что повелось это со времен одной из войн. Не хватало воинов, и женщины, чтобы ввести в заблуждение врагов, переоделись в мужскую одежду и остриглись. - Она говорила по-тайски, переходя к жестикуляции и английскому, когда видела, что Катя ее не понимает, а это сначала было очень часто. - Мне не нравятся короткие волосы у женщин, их сложно украсить, длинные наряднее, женственнее.

- А чем вы украшаете прическу?

Женщины всегда остаются женщинами. Намарона сбегала в свою комнатушку, рядом с Катиной, и принесла сундучок.

- Все вожу за собой. Надо бы продать давно, все равно домой возврата нет.

Она сняла крышку и со звоном извлекла на свет божий увесистую груду разного металла.

- Ох! Что же с этим делать?

Катя уговорила ее надеть все, что было сложено в сундучке.

Намарона, поглядывая в зеркало, укладывала волосы в высокую сложную прическу, сужавшуюся кверху, и преображалась на глазах.

Словно блестящий шлем, волосы прикрывало множество металлических кружочков: сиамские тикали, итальянские лиры, английские пенсы, американские центы, бирманские джа, белые и желтые... Между ними светились бусинки жемчуга, льдинки хрусталя, на спину свисали тонкие бамбуковые палочки. На груди, перехваченной широким шелковым шарфом, блестел огромный медный диск с гравировкой, шею, руки и голени украшали серебристые браслеты. Пояс поддерживал узкую юбку - пасин - с яркими поперечными полосами.

Катя порылась в чемодане:

- А такие у тебя есть? - протянула на ладони пятак и гривенник. - Возьми для коллекции.

- Спасибо, миссис. - Намарона сразу каким-то чудом пристроила и их.

- Такой наряд, наверное, дорого стоит.

- Мой отец был старостой деревни. А некоторые монетки еще бабушкины.

- Значит, ты уехала на юг не в поисках заработка? Но отчего же? И говоришь, не вернешься...

Намарона сразу погрустнела:

- Ну ладно, я расскажу, только, пожалуйста, больше никогда об этом...

... Было беззаботное детство, полная надежд на счастье юность, встреча с красивым парнем, ответная любовь, подготовка к свадьбе. Да, решили играть свадьбу. Как-никак дочка старосты замуж выходила. Кто победнее, просто уходят в джунгли и обмениваются там серебряными браслетами. А тут гостей - две деревни, рисовое вино - ведрами, три свиньи зарезали... На невесте белая шелковая юбка. Принаряженный жених. Он с такой силой колотил ногой по земле, прогоняя "шатающихся злых духов", что потом неделю прихрамывал. А родители вылили им на ноги целую бадью воды, чтобы чисты были душой и телом. Вот весело было!.. Да видно, не всех злых духов прогнали. Прошел год, и осталась она без дома и без мужа. За что Бог наказал? Двойню послал!..

- Ну и что? У тебя близнецы родились? Как здорово! Но что с ними стало?

Намарона запела:

 

Когда женщина с двойней

пытается войти в деревню,

Не пускайте ее!

Когда тигр подходит к деревне,

Не пускайте его!

Когда приближается зло,

Гоните его прочь!..

 

- Какая странная песня!

- Ее пели каждый год при церемонии Ло Ко Меу, строя новые ворота перед деревней, и никогда она не казалась мне плохой. Пели и пели... Привыкла. А потом самой коснулось. Первый был мальчик, про второго даже не знаю. Не сказали...

- Они были нормальные?.. - Катя на миг запнулась. - Не сросшиеся, которых у нас называют сиамскими близнецами, как Додика и Родика?

- Не знаю, что те за дети, но мои были здоровенькими. Сразу закричали, а у меня началась горячка, и я ничего не помню. Как только поднялась, нас выгнали из деревни. Родители плакали. Собрали нам все деньги.

Посадили в лодку. И поплыли мы на юг. А мне каждую ночь снилось, как моих малышей в джунглях тигры грызут, их плач снился. Бедные, маленькие, они-то при чем... - Слезы давно текли по щекам, промывая дорожки в слое пудры из куркумы. Намарона горько всхлипнула и стала дальше рассказывать о своих мытарствах: - Добрались до Бангкока. Так и жили в лодке. Это не странно, - ответила она на удивленный Катин взгляд, - полстолицы в лодках живут, увидите. Деньги надо было зарабатывать, муж садовником устроился, да одна беда за собой две ведет. Змея его укусила. Лодку продала - деньги за кремацию отдала. Что делать? Жить надо. Пробовала нянькой работать - не могу на детей смотреть, все глаза выплакала. Взяли в горничные к одному чиновнику, потом к другому ушла, потом здесь, уж несколько лет...

- Как же можно? Невинных... - только повторяла Катя. - Темнота, господи, какая темнота... чтобы из-за каких-то духов детей губить...

Катя стала добросовестно изучать книги, оставленные Леком. И чем дальше, тем больше вопросов и тупиков возникало в понимании.

- Что же за рай у вас? Без ангелов?..- спрашивала она Намарону.

- Рай? Там все счастливы, никто никого не обижает, у всех все есть и все общее, деревья плодоносят круглый год. А есть дерево канлапа: стоит пожелать - и на нем вырастает любая вещь, даже красивые девушки. И еще: там тоже женятся, но всего на неделю, а матерям незачем кормить детей - их кладут у дороги, и прохожие присматривают за ними... Ой, я, кажется, спутала. Это не рай, а уттаракуру, мир, который будет у людей, когда Будда снова сойдет на землю. А рай - это просто место, где все желания исполняются.

- Но высшее блаженство - нирвана! А как ты думаешь, что лучше: ничего не хотеть или хотеть и получать желаемое? По-моему, второе лучше.

Намарона, запутавшись, махала рукой и уходила на кухню - помочь поварихе пансиона, а Катя оставалась наедине со своими сомнениями.

Одна сказка ее просто-напросто напугала. "Глаза двенадцати королев". Если бы услышала ее раньше, решилась бы на всю жизнь отправиться в эту страну? Неизвестно.

Вначале ничего страшного. К королю приводят двенадцать принцесс, выгнанных из дома обедневшим престарелым отцом - другим королем, который не мог их прокормить. Такой уж бедный? Но дело не в этом. Молодой король оставляет девушек у себя и в один прекрасный день просит их стать его женами. Народ ликует: столько прекрасных королев сразу! И все просто. Были бы деньги - прокормить. Не надо мучиться, выбирая. Не надо страдать в неизвестности: "Вот возьму в жены "сестру номер семь", а она мне одних девиц будет рожать, да еще окажется брюзгой, думай потом, как от нее избавиться; а "сестра номер два" вдруг лишь сейчас хороша, а через пять лет станет толстой, как арбуз..." Нет единственной данности... Можно не очень раздумывать... Ну ладно, дальше: по навету людоедки королев заточили в темной холодной пещере, где им суждено умереть без еды и питья. Дальше снова непонятно. Они начинают всеми силами цепляться за жизнь. Но зачем? Ведь буддизм обещает перевоплощение. И практически вечную жизнь. Пусть в другой ипостаси. Чем добродетельнее живешь, тем лучше будет следующая жизнь. В смерти христиан обреченность - никогда не ходить по земле. "Намарона, ты веришь в перевоплощения?"- "Конечно, миссис!" И что же делают королевы, которые все больше вызывают Катину антипатию? Им бы спокойно почить и перевоплотиться, а они рожают по очереди детей от короля и, чтобы подольше продлить жизнь, чтобы не умереть с голоду... съедают своих же младенцев, да еще поджаривая мясо.

Катю передернуло от отвращения. И это добрые королевы? Ничего похожего нет ни в одной европейской сказке. Все другое... Никогда не понять и не принять... Если бы рядом был Лек, может, он бы успокоил, объяснил, что сиамцы не менее других любят детей. Намарона вот... как она страдала из-за своих! Спросить бы ее: отдала бы она жизнь за жизнь своего ребенка? Отдала бы, конечно! Значит, не все так страшно. "И я бы отдала, хоть она ждет перевоплощения, а я - нет".

Катя почти успокоилась и стала думать о том, хотела бы она снова родиться кем-нибудь другим. Получается, хотела бы, только не совсем так, как у буддистов. И лучше не рождаться заново, а просто побыть какое-то время птицей, почувствовать, каково оно - летать так высоко, петь, глядя вниз на горы и леса, а потом побывать сиамской кошкой, которые родом с плато Корат: о чем она думает, загадочно глядя на людей? И еще колокольчиком, когда из бутона распускается цветок, а на него падает роса,- как это? Вот размечталась!.. А все-таки спокойнее жить, когда есть на что надеяться. В этот раз не все удалось - в следующей жизни получится. Даже немного жаль, что не для нее.

- Намарона! - позвала она горничную. - Ты обещала сводить меня на фруктовый базар. Пойдем сейчас, жара спадает...

Маленькие лошадки повезли их в азиатскую часть, пеструю и крикливую.

Зная, что Лек терпеть не может базарной суеты, Катя не просила проводить ее на базар, а если приходилось выбирать фрукты, делала это побыстрее.

Намарона знала толк в продуктах, и Катя за какой-нибудь час уяснила уйму вещей. Оказывается, бананов одних было почти сто сортов! Ярко-желтые и темно-зеленые, длинные и почти круглые...

- Вот мучнистые, как вареный картофель, а эти душистые и тают во рту как бисквит. - Намарона уговорила Катю попробовать свои любимые, с очень нежной мякотью, оставившие привкус "ананасных" леденцов Ландрина.

В конце ряда малаец жарил в масле бананы, нарезанные кружочками, и Катя соблазнилась их аппетитным видом, коричневой румяной корочкой. Они и на вкус были похожи на домашние пышки.

Мимо пробежал мальчишка, обвешанный кружками. "Эй!" - подозвала его Намарона. Он тут же приготовил "лимонад": налил в жестянки воды, бросил по кусочку искусственного льда, по ложке сахарного сиропа, добавил студенистых семян, расплывшихся по поверхности, стружки ореха и несколько маленьких кубиков ананаса. Катя с опаской взяла кружку, не блещущую чистотой, понюхала - приятно, представила осуждение в глазах Лека и все-таки выпила, ощущая себя гимназисткой, удравшей с уроков. Даже кусочки ананаса вытряхнула в рот. Вкусно!

Катя ходила бы до темноты между живописными холмами фруктов, но как-то мгновенно набежали тучи и начался ливень. Намарона кинулась к извозчику, которому велено было стоять возле арековой пальмы, а его словно смыло. Женщины укрылись в китайской закусочной.

 

Катя никогда не видела такой массы падающей с неба воды. Вот что значит "разверзлись хляби небесные"! Майская гроза в России по сравнению с этим ливнем - душ из детской леечки. Катя с уважением смотрела в дверной проем.

Китайцу не надо уже было зазывать проголодавшихся. Его руки мелькали над огромной сковородой, швыряя туда лапшу - брызги кипящего масла разлетались фонтаном,- разбивая десятки яиц и раскладывая еду по мискам. Посетители палочками - как у них получается так ловко?- заталкивали лапшу в рот, причмокивали, отирая со лбов обильный пот. Душно! Катя выглянула на базарную площадь и увидела, что капли срываются только с листьев пальм, а небо с каждой секундой синеет. Наверное, грязи по колено! Но оказалось - нет. Краснозем мгновенно впитал всю влагу, и, пока Намарона искала извозчика, даже луж не осталось.

"Удивительно,- думала Катя, проезжая подсыхающей дорогой, - в России после такого ливня неделю бы телеги до осей увязали, а здесь я даже туфли не замочила..."

Пока доехали, опустилась ночь. Бледный свет луны освещал пальмы. Очень гладкие или все еще мокрые листья их блестели, листва бамбуков отбрасывала фантастические тени, кипарисы вырисовывались темными контурами, и все вместе походило на декорации спектакля "Последние дни Гогена". Может, было бы грустно, но Намарона хлопотала рядом, проглаживая и так уже высохшее платье, трогала Катин лоб: не простыла бы!

Тем временем его высочество принц Чакрабон де Питсанулок находился в кабинете его величества Рамы V, короля Сиама, Чулалонгкорна.

Лек был сразу назначен начальником военного училища, с воодушевлением принялся за преобразования и теперь рассказывал отцу о своих дальнейших планах.

Король обычно старался вникнуть во все мелочи, а сегодня был рассеян. Никак не мог сосредоточиться. Странные и дурные слухи. Русская жена у его сына? Не может быть. Но сплетни упорно плещутся несколько дней. Не дело потакать им, пора выяснить и наказать тех, у кого рот геккона. А вдруг правда? Тогда лучше ее не знать. Это было бы горем для него и для страны.

- Сын, злые языки болтают, что русская жена ждет тебя в Сингапуре. - Король сказал это с полуулыбкой, готовый тут же перевести все в шутку.

- Это правда, отец.

- Как?.. Ты, моя надежда и опора... - Чулалонгкорн задохнулся. - Как ты мог? Позовите королеву, - приказал он секретарю. - Это правда, - уронил он вошедшей Саовабхе.

Королева была гораздо эмоциональнее мужа и обладала не намного меньшей властью. Недаром их звали "два монарха". Два монарха, которые шли по жизни рука об руку и в полном согласии правили королевством.

Первый раз Лек видел мать в такой ярости. Она металась по комнате, выкрикивая бессвязные фразы, в конце концов сильно ударилась об угол стола и, охнув, опустилась в кресло.

- Мамочка, успокойся, изменить ничего нельзя. - Лек уже стал волноваться за ее здоровье.

А королева ухватилась за слово "изменить":

- Изменить... Ты должен немедленно отказаться от нее. Она опутала тебя злыми чарами. Она хочет завладеть престолом и преподнести Сиам Николаю Второму. А Николай тоже хорош... Другом себя называл...

- Император ни при чем. Он ничего не знает. Мама, все совсем не так.

- Если ты не избавишься от россиянки, я лишу тебя личного содержания "небесного принца"!

Чакрабон подумал, что потеря четырех тысяч фунтов стерлингов очень уж некстати, но что же делать?

- Мама, не забывай, пожалуйста, что я получил высшее военное образование и нахожусь на службе в армии. Так что жалованья нам вполне хватит, чтобы снять небольшой домик.

"Нам"... Королева, прикрыв глаза, обессиленно прошептала:

- Уходи, я не могу тебя видеть... любимый сын...

Король, стоявший молча на протяжении всей сцены, вышел вскоре вслед за сыном, не желая нарушать привычный распорядок. Только сильнее обычного хлопнул дверцей желтого электромобиля, отправляясь смотреть, как идет стройка очередного моста через канал.

 

Была глубокая ночь. Спали крестьяне, чиновники, рабочие. Все, кроме придворных сиамского короля. И вовсе не потому, что сегодня он был выбит из колеи выходкой сына, а таково было свойство его натуры: король принадлежал к типу "сов" - спал днем, а работал ночью. Было не так жарко, меньше суеты, меньше людей случайных, отвлекающих, добивающихся его внимания. Правда, труднее было придворным, если они относились к "жаворонкам". Но все сложилось много лет назад, двор не представлял другой жизни, королева тоже бодрствовала ночью, давно привыкнув к режиму Чулалонгкорна.

Секретарь предупредительно открыл дверцу. Чулалонгкорн стал осматривать сваи моста, ярко освещенные фарами электромобиля. Кажется, сделано на совесть. Вот только камни сгрузили слишком далеко. Лишняя работа - перетаскивать к берегу.

- Пусть следующие партии подвозят ближе к воде!

- Хорошо, ваше величество,- сказал, записывая распоряжение, секретарь.

Машина ехала по городу. Король осматривал свои владения, свое детище - район дворца Дусит, утопающий в садах, прорезанных ровными по-европейски широкими улицами. Казалось, ночь должна была бы скрывать все недостатки, укутывая их тьмой, но нет, она освобождала короля от пыли, пускаемой в глаза не в меру услужливыми чиновниками, и он видел сам, без ^подобострастных пояснений,- да, сделано много, но сколько еще хочется успеть, а здоровье подводит. Почки, что ли? В левом боку часто покалывать стало. И сын... Такое огорчение. Для королевы это еще больший удар. У него много сыновей, у нее только три. Но, судя по спокойствию Лека, он вряд ли изменит свое решение, хотя бракосочетание не было благословлено Буддой и можно было бы попытаться... Дать ей отступного и отправить к родителям в Россию? Это тоже не лучший выход. Даже слуги обо всем уже знают. Ладно, надо отложить этот вопрос на время. Слишком много более срочных и важных дел.

Новость перестала быть новостью, обсужденная и осужденная обширной королевской семьей. Но с принцем из вежливости никто об этом не говорил. Он только постоянно натыкался на удивленные, недоумевающие, сочувственные и злорадные взгляды. Лек поехал за женой в Сингапур.

- Савади крап! - встретила его Катя и, боясь, что неправильно произнесла приветствие, добавила: - Здравствуй, Лек! Милый, я так соскучилась! Как дела?

- Пока еще не все уладилось. Да ничего, часы как вода - и камень сточат. Собирайся.

- Сейчас, - засуетилась Катя. - Намарона, ты куда убрала чемодан? - И вдруг остановилась. - А как быть с ней? Можно взять с собой Намарону?

- Ты этого хочешь? Ну, если она тоже не возражает, я попробую договориться с Рудановским: все-таки его горничная. Да еще один билет приобрести надо. А вы собирайтесь скорее.

Опять пароход плыл по сине-зеленой воде, похожей на расплавленное стекло. Намарона расположилась в каюте второго класса вместе с тремя китайскими танцовщицами. И отчего она так боится Лека? С Катей наедине обычный человек, а как появляется принц, кроме "да" и "нет", ничего не добьешься, словно язык присох к нёбу, и кажется, вот-вот упадет Намарона перед ним, распростершись ниц. "Небесный принц" и крестьянка.

Катя прислушалась, уловив малопонятную немецкую речь.

- На германском пароходе мы впервые?.. -спросила она Лека.

- Да. Раньше эта линия обслуживалась английской "Холт стимере компани". Потом и эта, и линия Бангкок-Гонконг перешли к немцам. Сейчас получается, что из всех судов в порту Бангкока каждый второй - германский, а английский - лишь каждый пятый. Крупнейшие державы грызутся как псы из-за мозговой косточки - Сиама. Готовятся заемные договоры для постройки железных дорог: Англия и Франция дают чуть больше, а Германия чуть меньше миллиона фунтов стерлингов. Железные дороги нужны, необходимы, но англичане, думаешь, готовы выложить денежки просто так, да? Вот что тогда, в разговоре с мистером Грэндфилом, меня возмущало. Англия ратует за прокладку дороги к малайской границе, чтобы держать под контролем горнодобычу Сиама. - В словах Лека звучала неприкрытая боль за будущее страны.- Так что лет через пять поедем в Сингапур на поезде, обслуживаемом какой-нибудь английской компанией.

- А ты сам к кому относишься лучше - к англичанам или к немцам?

- Сложный вопрос. Здесь играют роль сугубо личные мотивы. Я с детства слышал английскую речь и привык считать английский вторым языком после тайского. Ну, не считая русского, - поправился он, - но русский это все-таки позже... Мне нравится Шекспир, близка английская сдержанность, да мало ли чего, а с другой стороны, я прекрасно отношусь к кайзеру Вильгельму, тем более что он кузен Николая Второго, которому я многим обязан. Но все это мелочи. И те и другие - хищники.

- А Россия? Россия же не такая!

- Да. Пока. У России сейчас хватает своих проблем. И мы пока ей ни к чему. Катюша, не надо обижаться. Я же говорю, что думаю и что есть на самом деле. Я хочу, чтобы ты полюбила мою Богатую и бедную родину. Когда Оларовского направляли к нам в качестве русского поверенного и генерального консула, ему в министерстве была выдана инструкция. Я читал копию у отца... Что-то в таком духе: "...Ваша деятельность во всем ее объеме должна носить на себе отпечаток благожелательного внимания к судьбе народа; она должна идти навстречу той искренности и приязни, кои положены Сиамом в основу отношений своих к России. Равным образом она должна быть лишена всяких корыстных побуждений и стремлений исторгнуть те или иные выгоды..."

- Ну вот, сам же говоришь!

- Говорю... поэтому и надеюсь, что отец сравнительно быстро смирится со своей русской невесткой:

- Очень сердит?

- Не столько он, сколько королева. Но, Катенька, ты тоже постарайся ее понять.

- Я понимаю. - Она вздохнула, прижавшись к Леку, а тот, гладя ее по плечу, словно маленького ребенка, стал уговаривать:

- Не расстраивайся. Придется потерпеть. И одной придется часто оставаться. Сначала. И развлечений почти никаких, пока родня тебя не признает. Я на работе. Ни приемов, ни банкетов. Катюша, я знаю мать. Больше чем на полгода ее возмущения не хватит. А пока ты потерпишь?

- Конечно, милый. И потом, со мной Намарона. Я к ней привыкла.

- Катенька, все-таки ты слишком в близких отношениях с простолюдинкой. Не следовало бы это делать правилом. Не хмурься. Пусть будет по-твоему, но ограничься ею одной. А в качестве компаньонки подберем тебе женщину княжеской крови. Мать моя вообще не знает, что такое отдать приказание слугам. Она сообщает о своем желании придворным дамам, а остальное уже их дело.

- Я постараюсь. Расскажи мне о доме, где мы будем жить.

- Дворец Парускаван...

- Парускаван... - эхом повторила Катя. - Какое красивое название! Караван парусов... Похоже, да? Только за одно название его можно полюбить.

 

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

 

Даже самая длинная дорога имеет начало и конец.

- Это все совсем наше? - спросила Катя, обойдя дом! Ее глаза сияли.

- Наше. Твое и мое. Тебе нравится? - радовался ее радости Лек. - Вот тебе и занятие на первое время. Заказывай новую мебель, меняй обивку, панели, делай что хочешь.

- А вдруг я выберу то, что тебе не приглянется?

- Катюша, я полностью доверяю твоему вкусу, тем более что тебе придется проводить в этих стенах куда больше времени, чем мне.

И Катя, не переставая заниматься тайским, к которому прибавилось изучение придворного этикета под руководством леди Чам, принялась устраивать жилище. И столько любви и старания вложила она в Парускаван, что всегда впоследствии думала о нем как о самом любимом своем доме.

Собственно, само здание было ничуть не больше их киевского особняка, но тот был стиснут со всех сторон улицей и другими домами. А то, что называлось одним словом - Парускаван, было не меньше, чем мамины родовые Хижняки.

Огромный ухоженный сад, окруженный высокой стеной, пересекал канал шириною футов в пятнадцать. Рядом с ним розовели распустившимися ароматными лотосами два небольших озера. Чистота, порядок, посыпанные белым и красным песком дорожки. Пожалуй, только нигде не заметно печати личного вкуса бывших хозяев.

- Лек, а кто здесь жил?

- Да никто подолгу. Парускаван всегда был гостиницей для самых именитых членов королевских семей. Что-то изменим, перестроим. Отдадим дань моему не слишком большому честолюбию - украсим внешние стены позолоченным орнаментом из жезлов и дисков. Это эмблема Чакрабона. Будет внушительно и красиво.

В одной стороне сада располагался целый городок прислуги. Каждый из садовников, грумов, конюхов и поваров жил в отдельном доме или квартире вместе с семьей, а подчас и с престарелыми родителями. Лек провел жену к конюшне, где стояло десятка три лошадей:

- Узнаешь?

- Твоя Ромашка!.. - Она подошла к табличке над стойлом. - А почему через "а" - Ramashka? Ошибка. Скажи, чтобы исправили.

- Нет, не ошибка. Я ее именно так назвал, когда получил белым жеребенком. Во-первых, потому что не блестяще знал русский язык, а потом меня пленили в этом слове первые четыре буквы, показалось что-то родное. - Он улыбнулся.

Из двух жилых домов Парускавана один предназначался семье хозяев, второй - гостям. Оба были двухэтажными, построенными в итальянском стиле и всеми назывались Первый и Второй.

В общих чертах отделка Парускавана была завершена через год. Единственным пожеланием Лека было декорирование столовой деревянными панелями, отчего она стала похожей на английские обеденные комнаты. Остальным с удовольствием занималась сама Катя: для большой гостиной она выбрала любимый голубой цвет, для маленькой - розовый, для своего кабинета - бледно-зеленый. Кабинет был единственной комнатой, куда категорически запрещалось залезать Нане, белой обезьянке, подаренной Леком. Она была избранной, отмеченной Богом, - маленькой альбиноской. И, чувствуя почитание слуг, усиленное любовью хозяев, позволяла себе рискованные забавы. В кабинете же был маленький иконостас, привлекающий Нану, - единственное напоминание о Катиной православной религии. И всегда горела крошечная лампадка. Восемнадцатого июля, в день святого Сергия, Катя первый раз зажгла возле иконы Богоматери тоненькую свечку, перевитую золотой полоской, но молитвы за упокой души Савельева не читала. Может, жив все-таки? Лек не спрашивал, зачем свеча, да и дома бывал очень мало, занятый на службе.

А Катя, напротив, никуда из Парускавана не выходила. Лек легко принял такую жертву, посчитав сложившееся положение вполне естественным. Катя знала, что в город приходят корабли под родным трехцветным флагом и что Николай II часто присылает в русскую миссию священника, но раз и навсегда решила для себя не осложнять жизнь мужа, чтобы ни малейших подозрений в чужеземном влиянии не могло пасть на него. Добровольное заточение временами было вполне сносным - может, это зависело от погоды? Кончались дожди, не приносящие свежести, с оранжерейной духотой и постоянной испариной. От нее не избавляли тот самый электрический вентилятор и блоки льда, в которых охлаждались фрукты и напитки. Тогда Катя придумывала себе занятие на воздухе, принималась за перепланировку сада. Возводились холмы, в них устраивались таинственные гроты, появились беседки и даже водопад. С ним пришлось повозиться больше всего. Воду решили поднимать электронасосом, но насоса нужной силы никак не могли подобрать, поэтому по старинке соорудили большое колесо, подающее воду из канала по желобам; она стекала в ручей, отделанный настоящими замшелыми валунами. Он восхитительно обрушивался с трехметровой высоты, разбиваясь на колючие белые брызги, несущие мимолетную прохладу. Прямо у струй поставили каменную скамью, постоянно влажную. В детстве мама твердила: "Девочка, не садись никогда на камни - простынешь, только на дерево", - а здесь камни не бывали холодными.

Водопад, гроты, зоосад... Да, настоящий зоосад завела себе Катя, чтобы не оставалось свободного времени, чтобы не оставалось времени на тоску, чтобы быстрее дождаться того часа, когда смирятся король и королева со своей русской невесткой.

Нана носилась по всему Парускавану, строя уморительные гримасы, и пыталась завлечь новых зрителей к клеткам. А там жевали бананы гиббоны с черными лицами, длинными руками и мягким мехом, белые кролики сверкали рубиновыми глазами, грациозно помахивал рожками кареглазый олененок, малайские медведи хвастались нарядными рыжими жилетками. Однажды Лек, вернувшись из училища, заговорщически шепнул Кате:

- В твоем зверинце прибавление!

- Тигренок?! - обрадованно воскликнула Катя, давно желавшая приобрести огромную кошку.

- Не угадала...

- Крокодил? - уже менее уверенно предположила она. - Ну не томи! Пойдем, покажешь.

- Ладно, подсказываю... Ну вспомни!.. Я тебе дарил похожее белое животное...

Катя задумалась. Нана? Значит, обезьянка? Но Лек так торжествен... Вдруг она вспомнила нефритового крошку. И сразу уверенно сказала:

- Слоненок!

Они подошли к зверинцу. У клеток, привязанный за толстый ствол мускатного ореха, стоял совершенно белый слоненок и с невероятной скоростью уплетал связку бананов, поддерживаемую мальчишкой-малайцем.

- Не может быть! - Катя нерешительно остановилась. - Ты же мне сам говорил, что сейчас даже у короля нет настоящих белых слонов, а священными считаются и кормятся с серебра даже те, у кого есть хоть какое-нибудь белое пятнышко. А этот как снег. - Она присмотрелась к Леку. - Что-то ты хитро улыбаешься, друг мой...

А Лек уже хохотал в полный голос. Отсмеявшись, подвел Катю к слоненку поближе:

- Вот и попалась. Но я вовсе не хотел тебя обманывать. Я просто собирался показать, каким был бы слон, если бы он был белым, и приказал обсыпать его мелом. Но ты смотри, как бы этот обжора нас не разорил - у него рот не закрывается. Только это не он, а она, слониха, маленькая Бунча.

По степени привязанности к Бунче обитателей Парускавана она опередила даже Нану, которая теперь, ревнуя к слонихе, оттаскивала людей от загончика. И дети и взрослые несли Бунче овощи, фрукты, печенье, охапки травы. Слониха оказалась смышленой, за подношения кланялась, размахивая хоботом, чем приводила всех в умиление.

Однажды Катя вспомнила, что в Киеве сейчас осень. А значит, нарядные красно-желтые деревья и всегда удивительное превращение: наутро после сентября каштаны, еще вчера густые и зеленые с редкой желтизной, отгуляв ветреную ночь, словно девицы из кафешантана, просыпались взъерошенными, потемневшими, сморщенными, наполовину облетевшими. Листья тополей сияли новенькими пятаками... А здесь вся разница в том, что чуть более или менее душно. Северяне называют тропики "страной вечной весны", вздыхая по вечности и бессмертию. Но что такое весна? Это пробуждение. От зимнего сна. Но нет здесь холода, нет пробуждения, нет весеннего ликования, первых ручьев, опьянения прохладным березовым соком. Тропики незыблемы, дремотны...

Всегда успокаивающе на Катю действовала Намарона. Она поселилась наверху возле спальни и числилась старшей горничной. Если рядом не было Лека, которого Намарона продолжала панически бояться, она прекрасно исполняла обязанности домоправительницы, командуя не только женщинами, следившими за чистотой второго этажа, но и мужчинами, отвечавшими за порядок внизу, включая подачу пищи и уборку со столов. Такие уж обычаи были в Богатых домах Бангкока. Если Намароне приходилось советовать что-нибудь Кате, она делала это предельно тактично. Когда привезли новую мебель для спальни, Катя велела придвинуть кровати к окну, думая, что там будет свежее по ночам, но Лек с неохотой лег на них после перестановки и всю ночь ворочался. "Тебе жестко? - спрашивала Катя. - Может, пружина какая? Ну хочешь, местами поменяемся?" А он не отвечал. Но стоило Кате призвать Намарону, как положение сразу исправилось.

- Кровать надо было ставить в направлении с севера на юг. Когда-то север называли "хуанон", то есть "подушка под голову", а юг - "пайтин", то есть "сторона, в которую обращены ноги", - просвещала Катю Намарона, - а еще, миссис, простите меня за нескромный вопрос и, ради Бога, не отвечайте, если не хотите, но с какой стороны от мужа вы спите?

- Неужели это тоже имеет значение?

- Вы должны лежать слева от него и никогда не переступать через его ноги.

- Ой, ну когда же я все узнаю и запомню?

Намарона замялась.

- Что-нибудь еще?

- Да... Не следует настаивать на близости в восьмой и пятнадцатый дни, являющиеся священными, а также в большие праздники - Нового года и Урожая...

- Это ко мне не относится. Я никогда ни на чем не настаиваю.

Катя усмехнулась и подумала, что точно, никогда ей не хватало твердости характера, чтобы требовать, даже свое, чтобы наказывать и отбирать. Зато всех и всегда становилось жалко. "Катенька, жизнь нелегка, - говорила мама, - нужно и самой быть жестче. Ты лучше сама себя почаще жалей". Но за что? У нее-то все благополучно. А у других постоянно какие-нибудь неприятности. А что мягкий характер, так куда ж от него денешься? Сама за собой сколько раз замечала: снег, узенькая - на одного - тропка, и если кто-то идет навстречу, то она всегда в сугроб шагнет, пропуская. И только потом подумает: "А почему это я, а не мне дорогу уступили?" Представилась зима. Наверное, в Киеве первый снег выпал...

Приходила леди Чам. В голубой гостиной продолжались уроки этикета. Давно были отработаны все виды приветствия "вай", когда уровнем сложенных ладоней и степенью наклона подчеркивалось уважение и почитание. Исправлялись интонации. Леди Чам посвящала Катю в придворные тонкости взаимоотношений мужчин и женщин, о которых не все знал Лек. Катя по ее совету ходила, отогнув назад руки с соединенными за спиной пальцами. Это должно было помочь приобретению грациозности. Катя сначала никак не могла уловить естественность этих странных движений, и леди Чам принесла ей фотографии королевских балерин, снятых в разных позах - причудливых, изысканных... Катя часами занималась специальной гимнастикой перед зеркалом. И не зря же она любила танцы, фигурное катание, теннис... Намарона показала, как можно, не роняя скромности, переодеть саронг при посторонних, купаясь в море.

Через три месяца Катя продемонстрировала Леку все, чему научилась, и муж восторгался ее успехами. А лицо леди Чам было непроницаемым. Прохладная, оценивающая полуулыбка, от которой становилось не по себе. И как ни старалась Катя разговорить леди Чам, оставить обедать, она была непреклонна. Катя огорчалась. Лек успокаивал: "Надо потерпеть..." Ну, надо так надо. Хотя обидно. Леди Чам была единственным человеком, кроме Лека, связывающим Катю с королевской семьей. И человеком посторонним, незаинтересованным. Тем важнее было заслужить ее расположение, чтобы сказала при случае королеве несколько добрых слов о ней, Кате. И может, они помогли бы сломать отчуждение?

Катя не знала, в каких отношениях леди Чам с королевой и что она могла сказать ей о жене непутевого сына, а та присматривалась к молодой женщине, стараясь быть объективной. И с сожалением отмечала, что Катрин обладает пятью совершенствами, необходимыми для жены принца, - гладкостью кожи, стройностью, блеском волос, эластичностью мускулов и свежестью дыхания. Не было у нее порочащих недостатков, кроме цвета глаз и волос.

Но королева, хотя и знала о ежедневных визитах леди Чам в Парускаван, никогда не спрашивала о его хозяевах, считая собирание сплетен ниже своего достоинства. А остальным леди Чам ничего не рассказывала, считая недостойным разносить сплетни. Исключение составляла Валиндра, сводная сестра Чакрабона.

Валиндра, которая до этого горького лета считала себя невестой принца.

Валиндра, с которой они дрались в детстве и в один день - ей было -одиннадцать, ему тринадцать - прошли обряд срезания детских косичек, став тем самым девушкой и юношей. Осталась фотография, где они, одетые в роскошные костюмы, усыпанные драгоценностями, еще с косичками на макушках, стояли с кузенами и кузинами, готовясь к брахманистской церемонии.

А не было ли между ними тайны, связанной с тантрой?

И если король не разрешил жениться три года назад, так не потому ли просто, что "не время"?

Что было делать Валиндре? Бороться. Но как? Она не спала ночами, худела на глазах, болезненно интересовалась у леди Чам всем происходящим в Парускаване и никуда не выходила из своих комнат Внутреннего дворца, чтобы не встречать сочувственных взглядов. А леди Чам лишь ей и говорила о Катрин, утешая: "Ах, ваше высочество, никогда вороне, пусть даже и белой, не стать лебедем!"

 

Не злая по натуре, но доведенная до отчаяния, Валиндра готова была на любые безрассудства. Как бы хоть по мелочи досадить разлучнице? Узнав, что ненавистная Катрин любит белую обезьянку, она сначала хотела отравить Нану, потом решила, что начнут разбираться, а это добром не кончится. Валиндра выспросила у леди Чам о всех деталях гостиной - дальше та никогда не проходила - и придумала план мести, немного детский план...

- Леди Чам, миленькая, вы тоже ее терпеть не можете... Что вам стоит? Бросьте горсть орехов в серебряную вазу - пусть эта мартышка засунет туда голову и не вытащит ее обратно.

Леди Чам не соглашалась, потом выразила сомнение, что голова Наны пролезет в сосуд, потом обещала попытаться и перед следующим посещением Парускавана сунула в карман несколько орешков и конфет.

В это утро Катя была бледнее обычного: духота казалась невыносимой. Да и Бунча огорчала - не ела свои любимые бананы. Заболела?.. Урок не ладился. На лице леди Чам, обычно невыразительном, появились признаки раздражения, а тут еще в окно забралась Нана, уселась на спинку стула учительницы и попыталась, прищелкивая зубами, отыскать насекомых в ее коротко остриженных волосах.

- Наночка, хорошая, умная, - взяла ее на руки Катя, - иди гуляй, - и, извинившись, вынесла обезьянку в холл.

Леди Чам с неприязнью посмотрела на стройную фигурку в ловко сидящем саронге и сама не заметила, как рука высыпала в индийскую вазу ароматные поджаренные орешки.

- Ах, Катрин, милочка, я тоже себя неважно чувствую, поэтому позвольте мне удалиться. Вы и так весьма преуспели в занятиях.- И она вышла к поджидавшему у самых дверей экипажу.

Катя, как положено, проводила ее, но не успела леди Чам сесть в коляску, как они услышали душераздирающие вопли обезьянки. Леди Чам с удовлетворением подумала: "Значит, глазомер не подвел!" И представила, как Нана пыталась достать орешки рукой, но ваза оказалась высока, тогда она сунула туда голову рассмотреть, где же орешки, и... застряла! Ваза, дополненная дергающимся телом, с грохотом свалилась на пол. Катя, забыв про недомогание, вихрем влетела в гостиную и попробовала успокоить обезьянку, но та или кричала, или вдруг замолкала, или начинала издавать странные грызущие звуки.

- Нана, в чем дело? - безрезультатно пыталась выяснить хозяйка.

Потом жевание прекратилось. "Значит, улики уничтожены", - успокоенно подумала леди Чам. А голова никак не вылезала. И кричать Нана устала. И тело стало дергаться почти конвульсивно. Намарона послала за мастером по металлу. Старый китаец прибежал с целой корзиной инструментов.

Леди Чам с холодным интересом ожидала, чем это кончится. Серебряная ваза, украшенная топазами, стоила неисчислимо дороже обезьянки. Портить сосуд было бы преступлением. По ее, леди Чам, мнению, следовало бы убрать вазу вместе с содержимым подальше с глаз и повелеть умертвить животное, чтобы долго не мучилось, а можно и так оставить еще на пару часов и потом уже извлечь, только уловить момент, чтобы не совсем закоченела. "Фу, - сказала она сама себе, - какие гадкие мысли!" - и лицемерно-сочувствующе улыбнулась, поймав Катин взгляд. А та не раздумывала ни минуты. "Режьте!" - приказала она китайцу. Мастер переспросил: "Обезьяну или вазу?" - но, не получив ответа, взял пилу по металлу и, прикоснувшись к серебру, еще раз посмотрел на хозяйку - как бы не оплошать. Катя кивнула: "Скорее!" - и металл тоненько запел. Нана, испугавшись близкого конца, задергалась из последних сил. Тогда Намарона крепко охватила ее пушистое тельце: "Терпи, коли жить охота!" Мастер ювелирно отпилил горлышко вазы, чуть ниже самого узкого места, и замученная Нана с богатейшим ожерельем на шее смогла наконец вздохнуть свободно. Потом распилили и его. Китаец забрал с собой все части, а вечером, перед приходом Лека, ваза стояла на прежнем месте. Ни одного шва не было заметно на серебре.

Катя, еле дождавшись мужа, стала, заново переживая, рассказывать о всех перипетиях дня, но Лек, занятый своими мыслями, кивал невпопад и не проявлял особой радости по поводу спасения Катиной любимицы. Что с ним? Наверное, опять был у отца... Или неприятности в училище? После приезда в Бангкок он все чаще замыкается в себе. Как раз тогда, когда его откровенность нужнее всего, когда Кате особенно необходимо понимать, что происходит вокруг, чтобы не чувствовать себя слепым котенком...

Но на этот раз у Лека были все основания не посвящать Катю в свои проблемы. Он получил письмо от Валиндры, где девушка просила аудиенции: "...Пускай единственной, первой и последней, в память о нашей дружбе... в любое время дня и ночи, когда и где Вам будет угодно... Да восторжествует благостный Будда, да укажет он нам верный путь! Будьте благословенны!"

Лек мог в вежливой форме отказаться от встречи, и это было бы воспринято правильно, но он все же чувствовал за собой некоторую вину. Следовало сразу, как только он решил связать свою жизнь с Катиной, написать Валиндре письмо с извинениями и заверениями в дружеских чувствах. Но король! Он узнал бы об этом на следующий день и, призвав ко двору немедленно, больше не отпустил бы в Россию. Все события и поступки переплетались слишком тесным клубком. Валиндру тоже жаль. Лек знал, что у принцессы теперь слишком мало шансов благополучно устроить свою личную жизнь, не нарушая обычаев королевской семьи. Не найдется жениха, столь же подходящего по рангу и возрасту. "Но при чем тут я?" - думал Лек, а на душе становилось неспокойно.

"...В любом месте, с шести до восьми. Будь благословенна!"

Валиндра, получив ответ, вздохнула чуть спокойнее. Лек мог вежливо отказать ей, но он чувствовал за собой вину, значит, не все еще потеряно. Только бы не сделать неправильного шага. Каждое слово и жест должны быть обдуманы и рассчитаны. Нервы на пределе. Как бы все-таки не сорваться на истерику. Это конец. Она отправила записку, что будет ждать принца завтра вечером, и на следующий день с утра, проведя ночь, полную обрывочных кошмаров, стала перебирать платья, готовясь к встрече.

Одеяние зависело от того, какой она должна была предстать перед Леком. Веселой и беззаботной? Тогда следовало нарядиться побогаче и непременно надеть подарок отца - алмазную диадему. Но чем в таком случае закончится встреча? Лек увидит, что ей хорошо, значит, все в порядке - и прощайте, надежды. Нет! Только скорбь. Несмотря на умение Лека повелевать, она знала за ним сентиментальные черточки и не сомневалась, что, только задевая самые жалостные струны, можно будет хоть чего-нибудь добиться. Это "чего-нибудь" было "стать второй - пока второй - женой". А дальше все просто. В какое сравнение пойдет безродная россиянка с дочерью короля, воспитанной принцессой с пеленок? Она смогла бы стать Леку необходимой, как опиум наркоману. Она бы все смогла.

Итак, платье... Валиндра одно за другим откладывала в сторону юбки, блузки, саронги, недовольная то цветом, то покроем.

Наконец остановилась на светло-голубом простом, но приближенном на вид к европейскому костюме. Пожалуй, подойдет! Этот цвет подчеркивает бледность, но не дает оттенка болезненности. И хорошо, что батист. Он уютнее шелка. Украшения? Никаких. Только золотая цепочка с фигуркой Будды. Над ней Рачамани недавно читал молитвы. Она поможет быть мудрой. И укажет верный путь к цели. Белоснежный цветок амариллиса она укрепляла в волосах, когда горничная доложила, что его высочество ждет ее в гостиной. Валиндра минуту постояла перед зеркалом. Приняла вид женщины, истомленной разлукой с любимым. Ей и правда было очень жаль саму себя - слезы навернулись на глаза.

В голосе Валиндры, отвечающей на приветствие Лека, прозвучала искренняя страсть. Она протянула к нему руки и вдруг упала на колени, сама не поняв, как это получилось: то ли споткнулась о складку ковра, то ли подвели ослабевшие ноги. "И к лучшему..." - мелькнула мысль. Лек нагнулся, поднимая Валиндру, но она, восприняв его жест как намек на возможную ласку, приникла к нему, тихо застонав. Лек вдохнул знакомый с детства аромат индийских духов, подумал: "Совершенно ни к чему", - усадил ее в глубокое кресло. "Слава Всевышнему, в этой комнате европейская обстановка, сложнее было бы среди одних ковров и подушек", - снова подумал Лек. Он сел напротив Валиндры в такое же кресло на расстоянии вытянутой руки.

- Ты перестала коротко стричься? - Только сейчас он заметил, как спускаются тяжелыми волнами блестящие черные волосы.

- В Европе ты привык видеть женщин с длинными волосами, и я подумала, что так буду тебе милее.

- Я знаю, что виноват перед тобой, но поверь мне, стечение обстоятельств... Не было никакой возможности сообщить тебе и извиниться за причиненное огорчение.

- Это не огорчение, а горе...

- Ну прости теперь, Валиндра! Я бы хотел, чтобы мы остались друзьями...

- Всего лишь друзьями? - вырвалось у девушки. Лек непонимающе посмотрел на нее, и Валиндре пришлось продолжить:

- Этот разговор останется между нами, не правда ли? - Принц подтверждающе кивнул. - И я могу быть откровенна? Раньше мы неплохо понимали друг друга. Я думаю, тебе следует взять меня в жены.

- Как? - Лек даже задохнулся от неожиданности и удивления.

- Очень просто. Второй женой.

"Вот в чем дело, - сразу понял ход ее мыслей Лек. - Второй, а потом, при поддержке семейства, первой и, даст Бог, единственной. Да Вачиравуд холост и жениться не собирается, глядишь, и до престола рукой подать". Он почувствовал, как накатила волна неприязни.

- Когда я брал в жены Екатерину Лесницкую, русскую дворянку, я обещал ей, что она будет моей единственной супругой до конца жизни.

- Мне ты тоже кое-что обещал. - Сквозь сварливые нотки в голосе прозвенели слезы.

- Ну, так уж получилось. - Лек попробовал ее утешить: - Не расстраивайся, обойдется. И ты будешь счастлива. А сейчас я, даже если бы и согласился с твоим планом, не смог бы сделать тебя счастливой, потому что люблю другую. Ты ведь не согласилась бы быть "женой из желтых комнат"?

Лек не сомневался, что гордая Валиндра ответит: "Нет".

У короля была верховная жена-королева, мать Чакрабона и Вачиравуда, чуть ниже рангом стояли три жены-королевы. Остальные жены пользовались в разное время большим или меньшим расположением Рамы V, хотя каждая имела право просить короля об интимной встрече в желтых комнатах и получить согласие. Но если ее близость с королем ограничивалась только этими кратковременными свиданиями, она получала обидное прозвание "жены из желтых комнат".

Валиндра, похолодев от унижения, произнесла:

- Да. Что может ведать в любви россиянка? Узнав меня, ты не захотел бы ее видеть!

- Я запрещаю говорить со мной в таком тоне! Еще слово - и я уйду.

Лек был далек и непреклонен. Валиндра помолчала, но, не удержавшись, продолжила:

- Она разноцветная. Синие глаза и рыжие волосы. Разве это красиво?

- Откуда ты знаешь? Ты же не видела Катрин!

Валиндре пришлось признаться, что однажды, одевшись попроще, она пробралась в Парускаван и внимательно рассмотрела россиянку.

- Да не рыжие у нее волосы, а русые.

- Нет, рыжие, - упиралась Валиндра, - пестрая, как... как... попугай.

- Ну, всему есть предел, - поднялся Лек, - поговорили, и хватит. Только смотри, вздумаешь мстить - тебе самой не поздоровится.

Он ушел полный беспокойства. Надо же, и в Парускаване успела побывать. Что еще от нее теперь ждать? В любой момент ее улыбка может превратиться из умоляющей в торжествующую.

А Валиндра, оставшись одна, безжизненно смотрела в потолок, повторяя мудрые слова Сунтона Пу: "Тот, кто любит, будет всегда хвалить, тот, кто ненавидит, будет всегда осуждать. Избежать похвалы или осуждения невозможно".

Несколько дней она не предпринимала никаких шагов. Лежала, бесцельно водя пальцем по узорам настенного ковра, отказывалась есть. Кто-то из обеспокоенных родных попросил зайти к ней доктора Вильсона. К его помощи прибегали в тяжелых случаях почти все члены королевского семейства. Спокойный, всегда уверенный в себе англичанин потрогал лоб девушки, оттянул нижнее веко, попросил показать язык и через час прислал красивый флакон, пахнущий камфарой, который еще через минуту оказался в корзине для мусора. Не с кем было поделиться изматывающими душу мыслями, хотя во Внутреннем дворце, где жили только женщины и малолетние принцы, ее постоянно окружали десятки доброжелательных лиц. Но как советовал учитель Рачамани: "Не доверяй ни одному смертному, ибо пороки их неисчислимы. Лиана, обвивающая корявый ствол, не так изворотлива, как человеческая душа. Надейся лишь на себя..." А что, если сходить к нему? И с каждой минутой эта мысль привлекала Валиндру все больше и больше, пока она не решила, что Рачамани - единственный человек, который сможет ей помочь.

Она еле дождалась одиннадцати часов, когда звенит гонг, созывающий монахов к трапезе, потом еще час гуляла по саду, пытаясь успокоиться и обдумать, что же говорить Рачамани.

Монаха Валиндра застала в его любимой беседке, до самой крыши оплетенной золотистыми цветами люфы. Перебирая базиликовые четки, он задумчиво глядел на мутные медленные воды Менама. Заметив тень на пороге беседки, Рачамани поднял взгляд на принцессу и после обычных приветствий спросил:

- Что привело вас сюда сегодня?

- Только вы можете мне помочь, - зашептала Валиндра, оглядываясь: не притаился ли кто за широкими листьями люфы? Ее глаза лихорадочно блестели.

- Спасибо за доверие, принцесса, но я вижу, ваши переживания связаны с делами лирическими. Чем же я могу помочь? Молитвой? Здесь следует больше прислушиваться к собственному сердцу и быть мудрой. Стараться быть мудрой. Но, может быть, ваш избранник не королевской крови? Тогда не поможет никто.

- Королевской, - уронила она, - но мне нужны не просто молитвы.

- Магия?.. - тихо выдохнул Рачамани.

- Да. Мне нужно, чтобы вы приворожили одного из принцев. - Валиндра умоляюще глядела на задумавшегося монаха.

Сколько же можно размышлять? А ему, наверное, очень много лет. Благословляя ее месячной крошкой, он уже носил титул пра бидхитхам. Из его рук она получила в подарок несколько ветхих пальмовых листьев с древними письменами. Стар... Если бы был мирянином, возраст выдавала бы седина, а так... волосы и брови сбриты до костяного блеска... пыльно-желтая от времени слоновая кость. И глаза тоже словно подернуты пылью.

- А известно ли вам, - заговорил наконец Рачамани, - Что магия приравнена королем к суевериям и пятнадцать лет назад его величество издал указ, по которому все люди, использующие в своих целях суеверия жителей, должны подвергаться наказаниям?

- Да. Ну и пусть. Никто не узнает. И я вас конечно же отблагодарю. Только скажите о своих желаниях. Но пусть считается, что мои подарки не имеют никакого отношения к нашему сегодняшнему разговору.

Монах посуровел:

- У меня нет никаких желаний, кроме благоденствия народа, и поэтому я не принимаю никаких пожертвований. Только из личной привязанности к вам я согласен вспомнить о магических чарах. Но чьего расположения вы добиваетесь?

Валиндра молчала.

- Чары не могут подействовать, если они адресованы в никуда.

Собравшись с духом, Валиндра выговорила: "Чакрабон". И таким тоном, полным горечи, надежды и гнева, было произнесено это короткое слово, что Рачамани понял - уговоры бесполезны.

- Хорошо. Сможете ли вы покинуть свои покои завтра, после заката? Придете сюда же, когда пробьет первая ночная стража. Я приготовлю все необходимое.

Следующим утром Рачамани нашел кусок хорошей глины, тщательно размял ее, получая удовольствие от свежего земляного запаха, и стал лепить две человеческие фигурки. Времени было достаточно. Он тщательно ваял мужской и женский образы, а сам думал, что предпринять. Как читают заклинания, он знал прекрасно, но в магию не верил. Поэтому и не сопротивлялся слишком упорно. Ну, пусть девочка посмотрит спектакль, от которого принцу не будет вреда. Но что она предпримет дальше? Чакрабон был на два года старше Валиндры, и на два года дольше Рачамани испытывал к нему не меньшую симпатию, чем к его сестре. Он не хотел, чтобы принцу и его жене, кем бы она ни была, стало еще хуже. Им и так несладко. Для бедной женщины Парускаван стал башней из слоновой кости. Можно было бы самому навестить принца, но он почти всё время на службе, вечером у короля. Да и Валиндра легко узнает о посещении, и неизвестно, что выкинет. Лучше все же, на правах наставника, контролировать поступки девушки.

Рачамани написал на листке бумаги несколько английских слов и подозвал проходившую мимо монашку:

- Саоя, знаешь ли ты дворец Парускаван? Так передай конверт кому-нибудь для его высочества Чакрабона.

Рачамани не стал даже заклеивать конверт: из прислуги никто по-английски читать не может, а попадет к жене - она вряд ли поймет, о чем идет речь. "В. прибегла к средствам предков. Трудно предугадать дальнейшее. Если будет время, всегда рад Вас видеть. Пра Рачамани".

Глиняные фигурки, время от времени сбрызгиваемые водой, хорошо просохли в тени, не растрескавшись. Монах залюбовался своей работой. Не хуже, чем у потомственных мастеров. Нужен был еще шнурок. Он выбрал самый красивый - шелковый, красный. Все поэффектней - цвета крови. Потом вспомнил, что ночью все кошки серы и цвет не будет играть роли. Ну да ладно! Он отряхнул желтую тогу от комочков глины и пошел погулять по монастырскому саду, собраться с мыслями. Темноты не было. Луна, бледневшая на закате обсосанным леденцом, к ночной страже рассиялась так, что лишь самые яркие звезды были видны на небе. Валиндра сидела в беседке напротив Рачамани, перебирающего четки, и ждала, пока он заговорит.

- Мне открывается, что ваше прошлое существование не благоприятствует совместной жизни с принцем в настоящем. Более того, я вижу, что в нынешнем существовании вы не предназначены друг для друга. Таков путь, предначертанный Кармой. Предотвратить будущее не в моей власти. Я попробую помочь вам, но не хочу зря обнадеживать. - Он помолчал Валиндра едва дышала в темном углу. Глаза подводят. А есть ли она там или ушла, испугавшись? - Вот фигурка принца. Возьмите ее.

Бледные девичьи руки в бледных лучах луны протянулись к монаху.

- Согрейте ее своим дыханием и теплом своих ладоней.

- Ладоней... - эхом повторила Валиндра. Где взять тепло ладоней? Руки от волнения были влажными и холодными. Холоднее утренней росы. Она подышала на фигурку, прижала ее к груди, пытаясь согреть и оживить сбивающимся перестуком сердца.

Прошло несколько минут.

"Ом!.."

Она вздрогнула от неожиданно громко произнесенного магического слова.

Рачамани забрал у нее мужскую фигурку, связал ее с женской черно-красным в свете луны шнурком и, подвешивая к ветке дерева, заговорил вполголоса:

 

Ом...

Пусть полюбит вновь Чакрабон,

Пусть забудет он крепкий сон,

Пусть у ног твоих будет он.

Покорен Валиндрой, покорен...

 

Ом! Ом! Ом! - далеко ударяли по воде весла гребцов.

Ом! - хлопнула дверь храма. Ом! - тоненько откликнулся монастырский гонг, и все опять погрузилось в молчание.

- Вас проводить?

- Нет, учитель, благодарю. У ворот меня ждут слуги. - Валиндра сняла с пальца кольцо с рубином и положила его возле четок.

- Я не могу принять подношение, - сухо проговорил Рачамани.

- Это дар монастырю, учитель. Не обижайте меня. - И она, накинув темный шарф, быстро вышла из беседки.

"Бедная девочка, - подумал Рачамани, прислушиваясь к шелесту легких шагов, - ее жаль тоже. Но Валиндра слишком своенравна и вряд ли смирится так скоро..."

После ужина Лек разбирал корреспонденцию. Взял с журнального столика конверт. Развернул записку. Нахмурился.

- Читала?

- Зачем? Там стоит твое имя... - Катя подошла к нему. - Что-нибудь случилось?

- Ах, глупые выходки. Но тебе, вероятно, следует знать. Вдруг она надумает прийти в Парускаван еще.

- Ты о ком? Пусть приходит. А почему - еще?

- Это та девушка, о которой я говорил тебе в Константинополе. Я имел счастье беседовать с ней неделю назад. - В его голосе послышались иронические нотки. - Ты не ревнуешь?

- Нет. Я не сомневалась, что тебе придется так или иначе с ней объясниться.

- Ее зовут Валиндра. Она была здесь, переодевшись служанкой

- Значит, это ее я видела, когда выходила из зверинца. Слишком открытым и пристрастным для простолюдинки показался мне взгляд девушки. Она переживает? Теперь я буду чувствовать себя виноватой и перед ней тоже...

- Не стоит. У каждого своя судьба, и ты ни при чем тут. Но мне сообщили, - он махнул рукой в сторону скомканной бумажки, - что Валиндра прибегла к магическим заклинаниям, чтобы вернуть меня. Вряд ли это заслуживает внимания. Ты не волнуйся... Просто имей в виду. Чары, магия - бред какой-то. Я тебя люблю, Катюша. Знаю, что слишком часто и подолгу оставляю тебя одну. Но осталось потерпеть немного. Отец уже вполне спокойно беседует со мной о государственных делах. И я решил, что, как только он коснется темы своих увлечений, будь то фотография или его любимые леггорны, я сразу перейду к разговору о тебе. По-моему, он уже близок к прощению... Мне пора идти. Постараюсь не очень задерживаться.

- Ну что ты, милый. Будь там столько, сколько нужно.

Катя улыбнулась, подумав при этом, что скоро, как полагается хорошо воспитанным сиамским дамам, забудет вообще свое лицо неулыбающимся, махнула прощально рукой обернувшемуся Леку и поднялась в зеленый кабинет. Не включая света, опустилась в кресло. Пока не заслезились глаза, смотрела на крошечный огонек у иконостаса. И вдруг неожиданно для себя всхлипнула... Здесь тоже появилась женщина, которая ненавидит ее, воображая удачливой соперницей. Но ведь у нее и в мыслях не было кого-то отнять. А смогла бы она сама воспользоваться средствами магии? Речь не о том, верить или не верить в волшебные чары, а о том, чтобы только использовать, ожидая, что "присушишь" избранника. Трудно ответить - вообще... А если конкретно? С самых начал? Если бы предложили приворожить Савельева? Да так, чтобы на всю жизнь... Согласилась бы? И тут же ответила себе категорично: "Нет! Не хочу - против воли". Как же так? А если бы ее, Катю, стал привораживать человек неприятный, ненужный, чужой? И она вынуждена была бы влюбляться насильно, испытывая сопротивление каждой клеткой... Нет, избави Бог от такой любви. Пусть даже верной и пожизненной. Ах, ерунда все это!

- Намарона, принеси чего-нибудь попить.

Горничная открыла дверь, со свету не видя, где сидит хозяйка.

- Что же вы тут в темноте? А я думала, все читаете. - Она поставила бокал. - Здесь сок. А может, я ли монад приготовлю?

- Нет, спасибо! - Катя отпила половину, пытаясь вспомнить, что ей напоминает вкус сока. Облепиху? Ну конечно же облепиху, которую они с Зоей покупали на станциях у немногословных сибирячек.

- Намарона, что за напиток ты мне принесла?

- Манговый сок. А что, не вкусен? Может, лучше апельсиновый? - заволновалась горничная.

- Нет, все хорошо. Просто вспомнилось...

Она замолчала, почувствовав, что голос предательски задрожал, и приказала сама себе: "Нечего хлюпать! Никто на аркане не тащил! Улыбаться пока не для кого - можешь не улыбаться, но отвлечься и успокоиться необходимо". Включила свет. Взяла том Мольера...

 

Валиндра выждала еще неделю и отправила новое письмо принцу с предложением встретиться, решив, что будет ждать ответа пять дней. И чем ближе подбегали часы к намеченному сроку, тем быстрее неуверенная надежда вытеснялась пустотой, от которой немела душа Значит, все! Она в очередной раз представляла, как Чакрабон вскрывает конверт, читает письмо, пахнущее ее духами из иланги, и рвет пополам, потом еще, еще и мелкие белые клочки медленно кружатся в воздухе, как снег, о котором он рассказывал в прошлый приезд, в то время, когда его любовь казалась вечной и неизменной.

А затем на смену пустоте пришла жажда мщения "Если не мне, то пусть и не ей!" Убить. Ее. Месяц Валиндра вынашивала преступные планы. Она ожила. На щеках появился румянец. Проблем было множество - чем отравить, кого подослать?. Использовать яд, проверенный веками, или добавить в густой сок стекло, истолченное в пыль? Тогда будет внутреннее кровотечение и смерть через несколько часов. Это она уточнила у доктора Вильсона. Конечно, не лобовым вопросом пожаловалась, что, кажется, проглотила крошечный кусочек стекла от флакона с его лекарством. Он заволновался, сразу приказал принести густой молочный кисель и, когда Валиндра, поморщившись, отказалась пить, стал пугать ее возможными ужасными последствиями. Она пила эту гадость - чего не сделаешь ради поставленной цели? - а сама внимательно вслушивалась, как врач объясняет путь прохождения осколка в организме, и представляла миллионы стеклянных пылинок, врезающихся в нежные стенки кишечника. А вдруг россиянка уже ждет ребенка? Валиндра замерла, припоминая фигуру женщины. Нет, не заметно. Но все равно надо поторопиться. Изучая яды и прикидывая свои возможности, она удивлялась, как легко можно лишить человека жизни. Даже слишком легко. Мысленно уничтожив Катрин в сотый раз, она почувствовала, что почти удовлетворена, и это ее огорчило. Приходилось раздувать в себе затухающий костер ненависти. Она знала, что если твердо назначит день возмездия, то совершит задуманное во что бы то ни стало. Вот только от бессонных ночей накопилась усталость, и Вильсон советовал отправиться отдохнуть. Хотя бы в провинцию Чиангмай - "северную розу Сиама". Говорят, там горный воздух чище родниковой воды, а родниковая вода вкусна, как воздух кедровых лесов. Валиндра совсем было собралась поговорить с королевой о поездке...

Она слушала, как Саовабха беседует с леди Чам, потягивая ледяной кофе:

- Как Парускаван? Сын говорил, что закончили декор...

Леди Чам, впервые услышавшая от королевы упоминание о Парускаване, правильно поняла, к какой теме клонит повелительница, и, начав рассказ о переустройстве дворца, незаметно перешла к описанию внешности Катрин, внимательно следя за малейшими изменениями в мимике королевы. Катрин всегда была вежлива, предупредительна и жаждала мира. Леди Чам перестала испытывать неприязнь к чужестранке и говорила королеве все как есть, не стараясь приукрасить молодую жену любимого сына Саовабхи, но и не принижая ее достоинств: умна, сдержанна, воспитана. Кто знает, как повернутся события! Не зря глаза королевы горят жгучим интересом, а тени злости не заметно. Саовабха кивала головой в такт словам придворной дамы, а когда леди Чам замолчала, она, не выказывая своего отношения к невестке, перевела разговор на медицинские темы.

"Ах так! - бледнела от негодования Валиндра, забыв, зачем пришла к королеве. - Умна, воспитана... Словом, лучше не бывает..."

Проведя рядом с Саовабхой еще полчаса, она отправилась к Рачамани.

- Учитель, я бы хотела услышать от вас предсказание. Как завершится то, что я задумала?

Рачамани глядел в огромные черные глаза, решительные и мрачные.

- Если бы вы поведали мне о своих планах, я непременно точно сказал бы, что вас ждет...

- Не могу!

- Ну тогда... - Он пытался оттянуть время, чтобы успокоить Валиндру, подбирая слова, весомые и значительные, отвлекающие от мести, какой бы она ни была. - Дайте мне левую руку.

Старик глубокомысленно изучал переплетения линий на нежно розовеющей ладони. Девушка в нетерпении смотрела, как он водит над ними сухим пальцем, похожим на старую ветку.

- Судя по пропорциям ладони, вы обладаете сердцем отважным и добродетельным. Вот, видите?.. Расстояние от корня указательного пальца до корня мизинца равно длине указательного.

Валиндра измерила сама - да, равно! Она ждала продолжения, и Рачамани заговорил о четком бугорке Юпитера, свидетельствующем о ее благородной гордости, веселом нраве и обещающем счастливое супружество. Валиндра недоверчиво хмыкнула.

- Линия сердца выходит из бугорка Юпитера. Она чиста и розова, но... - Он озабоченно нахмурился. - Вот, смотрите сами, ваше высочество, она разрывается у бугорка Сатурна, который всегда подчинен злому року. Красная точка - душевная рана. Нет, не нравится мне этот разрыв линии сердца. - Он приблизил глаза почти к самой ладони. - С каждым днем зрение ухудшается. Посмотрите сами, пожалуйста, нет ли вот здесь, на бугорке Сатурна, звезды?

- А как это - звезда? Есть пересечение линий, похожее на звездочку. Но что это значит?

- Преступление, опасность, вероятность чьей-то смерти.

Валиндра вздрогнула, хотела отнять ладонь, но старик удержал ее руку.

- Подождите, принцесса, здесь еще одна линия, линия-сестра. Она не так плоха. Жизнь переменчива. Сегодня нам сопутствует удача, а завтра ждет несчастье. Знать вперед об опасностях - уже много. Это часто победа. Ваша опасность заключается в ваших мыслях. Послушайте старика, у которого за плечами долгая жизнь. Не дело лебедю плавать в грязной воде. Помните ли вы, чему учил нас благостный Будда? Недоброжелательность в этой жизни ведет к уродству, болезням и плохому характеру в дальнейшем, а прерывание чьей-либо жизни - к постоянному страху и горю по поводу утраты достигнутого при следующем перевоплощении. И еще, ваше высочество, легко расплескать воду из кувшина, но трудно собрать ее снова. Вторая линия сердца на вашей ладони тонка, но чиста. Вы близки к опасности, но, если будете благоразумны, все обойдется... А что вы видели нынче во сне?

- Змея обвилась вокруг моего тела. Холодная, скользкая, шипящая, чуть не укусила. - Валиндра передернулась от омерзения.

- Так это же прекрасно. Если такой сон снится девушке, она скоро выйдет замуж. Я думаю, вам следует уехать. Если вы не решаетесь сами попросить разрешения отца, я при случае скажу об этом королю или лучше посоветую доктору Вильсону замолвить словечко: недомогание... необходимо сменить климат... Подумайте, принцесса. Я всегда буду рад вам помочь.

"И он о том же, - размышляла Валиндра, возвращаясь домой, - значит, не судьба. А может, и правда, уехать? На север? Не хочется. Скучно. Может, попроситься за границу? Италия, Англия... Сама увижу, как падает снег... Отец говорил, что европейская манера танцевать кажется ему отвратительной - короткие одежды, прыжки, как у обезьян, особенно стыдно за женщин, вынужденных так танцевать. Но им же нравится? Верно, наши движения кажутся странными и смешными европейцам". И мысли Валиндры уже спокойнее потекли в другом направлении.

 

"Сегодня сочельник, - грустно отмечала Катя, - первый в жизни сочельник, до которого никому из окружающих нет дела".

С детства это слово казалось ей необыкновенным: "соч" - сочное, сладкое, "ель" - хвойное, душистое. "Сочельник" - слово, в котором видится блеск парадных сервизов, хрустальный звон бокалов, запах мандаринов и киевского торта, аромат оттаивающей хвои и восковой мастики, покрывшей золотистый паркет.

В последний мамин сочельник приехал Иван, и они все вместе украшали елку игрушками и орехами, покрытыми сусальным золотом: сдунешь из книжечки слегка шелестящий золотой листочек и аккуратно, сухими руками укутаешь в него орешек. А потом, потрескивая, по белому тонкому фитилю, соединяющему свечки, огонек бежит к макушке зеленой красавицы, и Катины подружки хлопают в ладоши, как маленькие дети. Вата у елки, посыпанная борной кислотой, блестит как снег, а настоящий снег блестит на улице под фонарями, и огни Крещатика висят голубоватыми цепями...

- О чем мечтаем? - весело спросил Лек, почему-то раньше обычного вернувшийся из училища, и поцеловал жену.

- Правда, размечталась. Вот было бы у меня волшебное колечко, как в "Аленьком цветочке", повернула бы его вокруг пальца трижды и оказалась бы в Киеве. На денечек. Больше не надо.

- Ах, сбежать от меня хочешь? Так ты живешь у чудовища? Это я-то чудовище? Оскорбления не прощу. - Лек, дурачась, закружил Катю по комнате. - Требую откуп! Целуй! - ткнул он пальцем в щеку.

- С удовольствием, но отчего ты так весел? - У Кати тоже стало подниматься настроение.

- А ничего... Погода хорошая...

Катя глянула в окно. Погода как погода - оранжерейная.

- Поэтому иди погуляй. Проведай мишек. Намарона тоже по ним соскучилась.

Катя послушно пошла с горничной в сторону зверинца, не понимая, почему вдруг Намарона, обычно равнодушная к животным, с таким интересом расспрашивает ее о повадках зверей и о том, какие из них живут в далекой России.

Через час они вернулись, но Намарона, опередив хозяйку, заглянула в дверь первой:

- Можно уже заходить?

- Так вы сговорились! - начала догадываться о причине раннего возвращения мужа Катя.

- Можно! - крикнул из глубины комнаты Лек, ожидая громкого эффекта.

- Ой, как здорово! - Катя остановилась в восхищении.

Посредине гостиной, истекая смолистым ароматом, высился пушистый кедр, украшенный фруктами, конфетами, мишурой. Катя кинулась мужу на шею: "Спасибо, милый!" - но он остановил ее:

- Погоди благодарить. Там подарок.

Катя, замирая от предвкушения чего-то чудесного, достала из-под густых нижних ветвей увесистый сверток и начала его разворачивать. В три слоя разноцветной шуршащей бумаги были завернуты...

- Коньки! - Она держала в руках прекрасные роликовые коньки, о которых только слышала раньше. - Чудо. Просто чудо! Но где же кататься?

- Я подумал. В бальном зале гостевого дома. Хочешь, сейчас же попробуем?

- Конечно, хочу. - Катя в восторге оглядывала коньки с черными, покрытыми слоем каучука колесиками, поглаживала высокие белые ботинки и вдруг огорченно охнула: - А я? Я думала, ты забыл... ничего тебе не приготовила.

- Ты мне подаришь свою любовь, да? И я буду счастлив. Что может быть лучше!

Хороший все-таки день - сочельник!

 

Чакрабон беседовал с отцом в его кабинете дома Чакри.

Короля радовали успехи сына в реорганизации армии, его активность. Он с интересом вникал в планы относительно технического оснащения войск на уровне высших мировых достижений. Разговор шел об оружии, и Лек, между делом, уронил, что в холле оставил несколько африканских клинков, которые они вместе с Катрин выбрали на каирском базаре ему в подарок. Не согласится ли отец взглянуть?

Принесли свертки.

Король чуткими пальцами касался серебряной филиграни, бритвенно-тонких лезвий. Развесив клинки по стенам, он показал еще на два округлых свертка: "А там что?"

Лек, осторожно развернув папиросную бумагу, извлек скорлупу страусовых яиц.

- Вот. Мы с Катрин были на страусовой ферме и приобрели для тебя. Сувениры. Их используют даже в люстрах вместо плафонов...

- Никогда не слышал, что есть страусовые фермы. Расскажи-ка поподробнее.

- Отец, если бы я знал, что тебя заинтересует выведение страусят, я бы непременно был очень внимателен. - Лек сделал вид, что вспоминает. - Нет, не могу. Но Катрин... Она долго расспрашивала хозяйку, пока я следил за бедным страусом, у которого выщипывали перья. Она даже, кажется, что-то записывала. Может, тебе было бы интересно ее послушать?

- Ох, мой хитрый сын! Думаешь, что поймал на удочку простака короля? Ладно, рассказывай, что представляет собой твоя россиянка. Кто ее родители?

- У нее нет родителей. В пятнадцать лет осталась круглой сиротой.

Эта фраза решила Катину судьбу. Случайное совпадение, но оно много значило для короля. Он тоже в пятнадцать лет остался полным сиротой после смерти отца своего Монгкута. Рама IV, жертва своей любознательности, неизлечимо заболел при сопровождении на юг страны французской экспедиции, приехавшей наблюдать солнечное затмение в августе тысяча восемьсот шестьдесят восьмого года. Чулалонгкорн прекрасно помнил день затмения, начавшийся низкой облачностью и дождем, помнил свое волнение: а вдруг все хлопоты окажутся напрасными? Но небо вовремя очистилось, чтобы на шесть минут потемнеть до появления нескольких звезд. А через месяц весь Сиам был в трауре. Лихорадка, подхваченная в южных болотах, испепелила Монгкута. На престол взошел Чулалонгкорн. Но какой же из него монарх в пятнадцать лет? И последовало еще пять самых тяжелых лет в жизни под неусыпным надзором регента, "второго короля", дяди Чао Пья Суривонга. Это была отнюдь не отцовская дружелюбная опека, а череда наставлений, нравоучений и жесткий контроль. Зато как он был счастлив, издав в двадцать лет свой первый королевский указ! Он отменил обычай, требующий, чтобы вошедшие в тронный зал простирались ниц перед королем.

- Так ты говоришь, семья военного? Генерал-майора? Но чужестранка всегда будет чужестранкой.

- Не ты ли, отец, советовал своим племянникам, отправлявшимся в Россию, брать в жены русских дворянок?

Лек ожидал ответа, что это была лишь шутка, и ссылки на указ двухвековой давности. Тогда проводилась политика, осуждающая браки с иностранцами, - опасались вмешательства европейцев во внутренние дела Сиама. Лек приготовил целую речь в оправдание дружественной России, но отец заговорил о другом:

- Я помню свой совет. Он не касался людей, ближайших к престолу. А ты являешься вторым после Вачиравуда.

- Нет, отец! Ты забыл о Парибатре. Он ведь тоже "небесный принц", хоть и не сын верховной королевы. К тому же старше меня.

- Ну что ж, подождем, что скажет мать.

А Саовабха давно успела отнегодовать, смириться и простить.

Следующий визит Лек нанес королеве.

Здесь обычной темой разговоров было медицинское образование. Саовабха издавна заботилась о медицинском просвещении народа и организовала настоящую школу для девушек при госпитале Сирираджи, созданном и названном в честь ее четвертого сына, погибшего трехлетним малышом. Это была ее гордость - первая школа Сиама, готовящая акушерок и сестер милосердия.

- Мамочка, а моя Катрин тоже окончила курсы сестер.

О том, что она даже работала, Лек решил пока не говорить. Труд, тяжелый труд по уходу за ранеными - удел простых смертных.

- Да? - сказала королева, от неожиданности забыв, как она собиралась встретить ближайшее упоминание сыном имени жены.

- Может быть, она могла бы оказаться полезной в вашей школе?

Но Саовабха молчала, боясь выдать удовлетворение и радостную заинтересованность.

- Да, еще я хотел спросить твоего разрешения... Можно будет проконсультироваться у вашего доктора Вильсона?

- Что с тобой? - всполошилась королева. - Ты болен? Конечно, покажись ему. Я скажу - он заедет в Парускаван...

- Дело не во мне. Нездоровится Катрин. Думаю, скоро ты станешь бабушкой.

Саовабха просияла: "Не может быть!" Теперь ей хотелось немедленно видеть невестку. Ишь, какой шустрый! Старшему, Вачиравуду, скоро тридцать, и все женщин сторонится, а этот уж и внуком наградить обещает!.. Но королева лишь снисходительно улыбнулась и кивнула головой:

- Ладно, уговорил. Привезешь свою Катрин завтра вечером. Познакомиться пора...

Лек, окрыленный, спешил порадовать жену:

- Все... наконец-то... завтра аудиенция. Сначала у королевы. Это проще. Вам, как женщинам, будет легче договориться. Но дальнейшее будет зависеть от того, что она скажет отцу. Ее влияние на короля очень велико.

- А знаешь, Лек, я уже не уверена, что хочу быть представленной "двум монархам". Если бы сразу... Теперь привыкла к уединению Парускавана.

- Ты мне брось эти разговоры! - шутливо погрозил он пальцем. - Нет чтобы поблагодарить за успешную дипломатическую деятельность...

- Не рано ли об успехе? Маленькая оплошность, и все.

- Неужели зря леди Чам целый год тебя муштровала? - И, вспомнив еще что-то, добавил: - А как твое здоровье? Я договорился по поводу доктора.

- Сегодня хорошо. Даже обедала с аппетитом. Немного подташнивает, и все. Сейчас это не главное.

- Вот полистай, чтобы отвлечься. - Лек протянул Кате книжку с симпатичным пушистым цыпленком на обложке.

- Что это? - удивленно спросила она, перелистывая страницы с таблицами и графиками.

- О выращивании кур. Ты забыла про хобби своего свекра? Стыдно, Катенька. Просмотри, чтобы был на всякий случай предмет для разговора. Жаль, не достал специально о леггорнах. Здесь все в общем. И припомни, пожалуйста, о страусах. Не волнуйся, самое важное - не потерять самообладание.

 

- Только не теряйся, - повторил Лек Кате и по дороге к дому Чакри вспомнил забавный случай:- Ты меня представляешь в роли императорского пажа?

- Не очень. Паж - это вроде ангелочка, а ты всегда выглядишь уверенным в себе и мужественным.

- Тем не менее, когда я вторым окончил год в Пажеском корпусе, за отличные успехи меня назначили личным пажом императрицы-матери. Я был экзотической игрушкой, вроде арапа Петра Великого, но, ты точно заметила, вполне уверенным в себе. Мы, то есть пажи, исполняли вполне определенные обязанности при дворе, а не просто стояли истуканчиками. И вот пришлось обслуживать банкет. Лакеи подносили, а мы подавали еду опекаемым сиятельным персонам. Теперь представь: я плавно, чтобы не капнуть на пол или скатерть, проношу мимо Марии Федоровны тарелку с перепелиным бульоном, а какой-то растяпа сбоку задевает меня локтем. Весь бульон я все-таки не вылил, но немножко плеснуло на царственный корсет. По голубой с серебром парче расплылось жирное пятно... стебелек укропа в качестве украшения... И что, ты думаешь, я сделал? Упал в обморок? Как бы не так! Быстро и сосредоточенно я обмакиваю салфетку в розовую воду и, убрав листики, начинаю тереть корсет императрицы под несердитый выговор Николая Второго, потом осушаю корсет другой салфеткой, меняю тарелки и к концу обеда с гордостью убеждаюсь, что пятно исчезло!

 

Экипаж подъехал к Главному дворцу.

Этот величественный комплекс за белыми замковыми стенами, раскинувшийся на площади в квадратную милю, был сооружен при Раме I и разделялся на Внутренний и Внешний. Во Внутреннем размещались личные апартаменты монархов, дома женщин королевского семейства, во Внешнем - приемные покои, квартиры камергеров, личных секретарей короля и некоторых министров. Здесь красовалось главное святилище страны - храм Изумрудного Будды.

Король Чулалонгкорн, имя которого переводилось как "Малая диадема", сын короля Монгкута - "Короны", еще в начале правления повелел снести несколько старых зданий. И на освободившемся месте возвели большой дом Чакри, закончив его строительство за два года до столетнего юбилея династии.

Катя впервые увидела здание ночью. От волнения она не заметила ничего, кроме обширной пустынной площади, освещаемой вознесенными на крестовинах столбов круглыми стеклянными фонарями, и светлых мраморных лестниц, огибающих постаменты с огромными спокойными слонами. Изваяния. Позже, при дневном свете, она разглядела и тонкую кружевную резьбу по краям навесов, и изящные балкончики, и прекрасно выполненный портрет короля на желтой стене высоко над входом. Лестница оказалась мозаичной. Причудливо подстриженные деревья в кадках у ее подножия цвели, благоухая. Колоннада фасада сверкала позолотой. Красно-зеленая кровля с тремя шпилями могучими изгибами напоминала храмовую. И дом Чакри, построенный в целом по законам европейской архитектуры, оставлял впечатление несколько странное, но гармоничное.

Все жены Чулалонгкорна, кроме Саовабхи, имели отдельные дома. Только она жила с королем в доме Чакри, традиционно разделенном на внешнюю часть с тронным залом, официальными палатами и внутреннюю - с личными апартаментами короля, Саовабхи и ее детей.

Королева придирчиво разглядывала жену любимого сына. Да, действительно хороша собой, скромна. Умна ли? Видно будет. Одета в тайское платье. Приятно! В совершенстве соблюдает все правила придворного этикета, разговаривая на тайском. Похвально, Несомненно обаятельна. И самое главное - они любят друг друга. Видно по взглядам, интонациям. Не похоже, чтобы для россиянки брак был блестяще рассчитанной партией.

В душе Саовабхи оставалась лишь легкая настороженность, но готова была исчезнуть и она.

- Лек, можешь показать Катрин фотографии.

Он обрадовано повел Катю к лабиринту, знакомому с детства.

Спальня, отведенная королеве в доме Чакри, была так огромна, высока и неуютна, что она велела разделить ее на несколько маленьких комнат японскими ширмами, обтянутыми темно-красным шелком. На этих легких стенках было развешано множество фотографий, сделанных самим королем или его придворными. Они отражали важные события в жизни семьи, страны... Катя с огромным интересом переходила от одного снимка к другому.

- А это кто? - спросила она возле группового портрета, где в центре стоял подросток в расшитом золотом мундире с двумя орденами. Очень приятное лицо. Спокойно-ласковый взгляд.

- Мой старший сводный брат, первый кронпринц. Я любил его больше остальных. И он меня, пожалуй, тоже. Вачируни умер в семнадцать, когда я уже был в Петербурге. Катюша, а меня-то ты здесь узнаешь?

Она стала внимательнее вглядываться в братишек кронпринца с обритыми головками в гирляндах белых цветов. На макушке каждого оставленная прядь длинных волос была свернута колечком и закреплена золотой булавкой.

- Вот... - Катя неуверенно ткнула пальцем в симпатичную улыбчивую мордашку.

- Правильно! А теперь погляди на эту стенку. Она заинтересует тебя не меньше.

- Ой, здесь все так интересно! Но боюсь, и за несколько дней всего не осмотреть.

Катя подошла к Леку и вдруг увидела знакомое лицо. Николай II, совсем еще молодой, стоял у трапа королевской яхты "Аполлон" рядом с ее командиром, датчанином де Ришелье. Он же с королем и его женой Савангой, матерью Вачируни, он же в храмах и тронном зале. Чуть левее фотографии русских фрегатов "Владимир Мономах" и "Адмирал Нахимов".

- А про этого человека ты слышала не раз. Оларовский, первый русский посланник в Сиаме. Кстати, и первый президент королевского спортивного клуба! Пойдем дальше. Здесь канонерка "Сивуч" и ее капитан, прибывший, чтобы вручить отцу орден Андрея Первозванного.

- И это русский? - Катя показала на европейца, окруженного сиамским оркестром.

- Да. Композитор Шуровский, написавший музыку сиамского гимна.

Катя удивленно посмотрела на мужа: "Как так?"

- Отечественная музыка слишком непривычна на слух европейца своим отсутствием знакомой системы гармонии и полутонов, а гимн должен представлять страну всему миру. Вот отец и решил по совету Николая воспользоваться услугой Шуровского... Здесь Миклухо-Маклай, контр-адмирал Асланбеков... Но пойдем, на сегодня достаточно.

Обратной дорогой Лек приговаривал:

- А ты переживала. Видишь, все хорошо обошлось. Ну-ка отвечай: тебе королева понравилась?

- Конечно. - Катя улыбнулась. - Как же может не понравиться твоя мать? Только ты на нее совсем не похож.

- Знаю. Я в отца, но он более рослый. У нас Вачиравуд на маму похож. Еще убедишься...

Король, подготовленный к встрече с невесткой, был спокоен и дружелюбен. Немного усталое лицо, лучистые ("Как у Лека!") глаза, очень приятный тембр голоса.

При первых беседах Катя ограничивалась лишь короткими ответами на вопросы короля. И только потом, вполне освоившись, стала позволять себе разговоры на различные темы. Проблем государственно-важных король с ней, конечно, не обсуждал, но о рецептах приготовления пищи, о медицине или о разведении домашней птицы мог говорить очень долго и увлекательно. Ему ведь тоже было интересно... Иначе зачем тратить на пустую болтовню драгоценное королевское время?

Кате сначала было очень сложно привыкать к придворному режиму с перевернутыми часами сна и бодрствования. Насколько она себя помнила, всегда тяжело доставались бессонные ночи - и у постели больной матери, и в госпитале... А здесь считалось обычным, что ночное оживление сменяется тихими днями, когда дом Чакри становился похожим на дворец, приговоренный к вечному сну злой колдуньей.

- Как же здесь жили дети?- спрашивала мужа Катя,

- Нам это казалось естественным. Ты видела голубую комнату по дороге к кабинетам короля? Там мы тихонько завтракали по утрам, зная, что шуметь нельзя, под наблюдением моей няни, леди Чом - не путай с леди Чам, - и отправлялись в дальние покои, или на уроки, или на прогулку. Видели родителей, когда они только что просыпались, а мы отправлялись в постель.

Странно. Но Катя скоро привыкла тоже. Правда, днем, перед визитом в дом Чакри, она старалась выспаться, чтобы чувствовать себя свежее. А Лек? Днем служба, теперь уже не в училище, а в академии. Возвращение от отца глубокой ночью и кратковременный предутренний сон.

В одну из первых бесед король все-таки заговорил о страусовой ферме, и Катя порадовала его обстоятельным описанием выращивания в неволе редких птиц.

- ...У страусихи забирают по два яйца и столько же оставляют. Если все забрать, то она нестись перестанет, а так можно сорок яиц собрать для инкубатора... Ваше величество, вы видели, какая плотная скорлупа у них? Даже птенец сам не может справиться с ней, приходится за сутки до появления разбивать скорлупу с носика...

А любимые леггорны короля? Катя доставила ему истинное удовольствие своим вопросом:

- В нашем имении под Киевом большой птичник.

Я помню, там были кохинхинки, плимутроки и куры с грустным названием "минорки". А что за порода - леггорн?

И Чулалонгкорн, начав с истории названия по итальянскому городу Ливорно в английском произношении, углубился в проблемы придворных птичников:

- При обычном освещении куры откладывают яйца только днем, а если освещать курятник круглые сутки, то в любое время. Проверяли. Так и есть. Но общее количество увеличивается незначительно и не больше затрат на ночной свет. Да и бедные куры не знают толком, когда можно спать. Прямо как придворные дамы в доме Чакри...

А Катя рассказала ему о "курином боге", подвешенном у входа в мамин птичник. Плоский камешек с дыркой посередине они нашли вместе с Иваном, и он сам выбил на нем куриную голову.

- ...Как вы думаете, Катрин, сколько блюд можно приготовить из яиц?

- Десять? Ну, если пофантазировать, то, пожалуй, сорок?

- Сто! - с восторгом прервал ее догадки король.

- Катрин, я говорил тебе о коллекции рецептов короля. Думаю, ей мог бы позавидовать любой искусный кулинар, - вступил в разговор Лек, радуясь доверительному общению, которое начинало складываться между отцом и женой. - А Катрин тоже знает, как готовить яйца по-египетски - "хамине". Расскажи, Катюша...

В общем, когда молодая супружеская чета покидала дом Чакри, все - и уходившие, и остающиеся - были если не слишком счастливы, то вполне довольны друг другом.

 

Катя постепенно знакомилась со всеми родственниками и друзьями Лека. В Парускаване стало шумно. На обед, случалось, собиралось до двадцати человек. Все сиамцы. Кроме доктора Вильсона. Но он, будучи другом короля и королевы, не мог бросить тень чужеземного влияния на дом Чакрабона. Пришлось подыскать опытного кулинара для приготовления тайских блюд - до этого обходились услугами русского повара с помощником-китайцем, хозяйничавшими на европейской кухне в нескольких шагах от дома. Теперь под навесом, удаленным еще дальше, соорудили местную кухню - чад, жар и запахи не проникали в жилые комнаты.

Приходили в гости самые разные люди. Некоторые вызывали горячую Катину симпатию - например, принц Махидол, сын королевы Саванги, которому только что минуло пятнадцать, всегда веселый и оживленный. Другие вызывали с трудом сдерживаемую неприязнь.

Вроде бы никогда принц Након-Чайси не старался обидеть или унизить Катрин, обычно был предупредителен, но... Принц Чира де Након-Чайси, главнокомандующий сиамской армией, во время русско-японской войны присутствовал на полях сражений, а потом в качестве почетного гостя микадо отправился в Токио. Узнав, что Катрин была сестрой милосердия, он не раз интересовался: "А как вам там служилось? Хватало ли продуктов, медикаментов, транспорта?.." Но Катя не могла и не хотела касаться военных тем. Ужасное отступление, хаос, Савельев... Оказывается, эти раны еще кровоточили.

В одну из первых своих прогулок по Бангкоку ей пришлось пережить еще несколько неприятных минут, связанных с принцем Након-Чайси.

Лек уехал в краткосрочную командировку, поручив

Катю заботам доктора Вильсона, и тот предложил ей посмотреть город с Золотой горы. Принц, услыхав, тоже захотел поехать, и на следующий день они, предпочтя открытый экипаж жаркой коробке автомобиля, отправились в недалекое путешествие.

Золотая гора, где осенью проходили народные гулянья, была искусственным насыпным холмом на окраине Бангкока, поросшим кустами и деревьями, с позолоченной пагодой наверху, давшей ей название. Гору окружала монастырская стена с мелкими лавочками у входа. Здесь продавалось множество изваяний Будды самого разного качества и величины.

По цементным ступенькам длинной лестницы, сначала поднимающейся полого, потом все круче, вверх и вниз сновали паломники. По краям ступеней сидели нищие, выпрашивая подаяние. Особенно жалко выглядели старуха с бельмом на глазу, в рубище, забывшем о своем первоначальном цвете, и стоящий возле нее одноногий китаец с отталкивающими серыми пятнами на коже. "Тропический грибок?" - еще подумала Катя. Заметив сочувствие в глазах молодой женщины, старуха с китайцем стали вопить еще более страстно, но не громче, чтобы не мешать другим. Принц, приостановившийся вслед за Катей, достал бумажник, но медных монет у него не оказалось, а самой мелкой банкнотой была бумажка в десять тикалей. Након-Чайси повертел ее в руках, нерешительно поглядывая на вдохновленных возможной удачей нищих: "Кому же дать?" - и вдруг, хитро усмехнувшись, подобрал с лестницы камешек, завернул его в банкноту и что-то быстро проговорил по-тайски попрошайкам. Они сосредоточенно закивали головами, а принц подошел к перилам и кинул сверточек в кусты на склоне холма. Оба несчастных ринулись к перилам, кое-как перелезли и кубарем скатились к замеченному кусту. Все произошло так стремительно, что Катя не успела их остановить.

Принц предложил спутникам подниматься дальше, говоря по дороге:

- Всего моего состояния не хватит, чтобы накормить эту ораву. А теперь победит сильнейший. У китайца одна нога. У старухи один глаз. Так что условия равны. А знаете ли, Катрин, я не случайно выбрал такое состязание. Когда военачальникам два века назад пришлось строить в джунглях крепость, они приказали разбросать на огромной площади драгоценные камни и золото. А жителям было объявлено, что можно собирать их, но, как свидетельствует хроника, люди, занявшись единственно розыском драгоценностей, начали рубить кустарник, за ним большие деревья. И, наконец, когда все собрали, - как вы понимаете, золота и камней было не так уж много, - оставалось только пустить огонь, и работа была закончена. Вот что значит выдумка! Если бы управители нанимали людей за плату, вырубка обошлась бы гораздо дороже... А казенные остатки в карман. - Он хитро подмигнул, но Катя не поддержала его улыбки.

С галереи, окружающей храм, был прекрасно виден весь Бангкок, изрезанный нитями каналов, множество серых черепичных кровель, густая зелень деревьев. Широкая лента Менама, извиваясь, стремилась к заливу, шпили храмов блестели в закатных лучах.

Два ближних святилища у монастырской стены были полуразрушены.

Доктор тоже посмотрел на них:

- Во спасение души засчитывается только строительство храмов, потому что только первый акт благочестия приветствуется религией. Поддерживать ветшающие постройки считается излишеством.

Откуда-то потянуло неприятным горелым запахом. Катя обошла храм и увидела, как внизу у ограды сжигают трупы.

- Что это? - спросила она Вильсона.

- Обычное явление, - ответил тот, вглядываясь вниз. - Бонзы отпели очередную партию городских бедняков, у которых нет средств на кремацию. Случается, что еще не разожгут костра, а хищные птицы и голодные псы набрасываются на трупы, так что и сжигать потом нечего. Рождаются, умирают, рождаются снова в обременительной для духа телесной оболочке, и тянется нескончаемая цепь буддистских перевоплощений, и каждый умирающий мечтает о нирване... Но что это я о тягостном в вашем положении! Забудьте все, что я говорил. Видите свайные домики на берегу канала? Не правда ли, они похожи на прачек, по колено стоящих в воде?

Катя кивнула, с омерзением поглядывая на силуэты откормленных стервятников и желтых псов, дремлющих возле недалекой купы деревьев.

- Не хотите ли пить? - спросил ее принц, протягивая вскрытый кокосовый орех.

- С удовольствием. - Катя глотнула прохладного молока, сладко-солоноватого и приятного.

- А я всегда предпочитаю кокосам глоток чистой воды, - проговорил доктор. - Но нам, пожалуй, пора. Вечереет.

И они стали спускаться по лестнице, розовеющей закатно.

Катя посмотрела на место, куда принц бросил деньги. В кустах все еще копошились фигурки. Вдруг грязно-цветные лохмотья смешались в один клубок.

- Ну зачем они так? - Катя обратилась к доктору, ища его поддержки. - Лучше бы по-хорошему. Сразу бы разменяли, разделили и оба наелись...

Вильсон промолчал. Среди зелени взметнулся костыль. Старуха упала, а одноногий воробьем поскакал к выходу. И тут доктор сделал то, что исподволь ожидала от него Катя: он крикнул старухе, чтобы она приблизилась, та заковыляла к ним, потирая наливающуюся на глазах шишку, и со стоном перевалилась через перила.

- На! - сунул Вильсон ей такую же банкноту, и старуха, не веря своему счастью, грязной тряпкой распростерлась у его ног, все время, как заведенная, кивая головой, на которой вокруг шишки торчали пегие пряди, похожие на редкие кустики риса, выросшего случайно на бесплодной почве.

"Нет, видно, мест на земле, где всем людям живется хорошо", - грустно думала Катя, покачиваясь в удобном экипаже. Доктор и принц тоже молчали.

Следующая их экскурсия была значительно приятнее. И гидом был сам Након-Чайси. По улицам, застроенным одноэтажными кирпичными домами или мазанками с редкими вкраплениями новых казенных зданий, они ехали от резиденции Чулалонгкорна к бывшему дому его опекуна. После него пост "второго короля" никто не занимал. Жилище со временем превратилось в музей.

Чао Пья Суривонг был страстным коллекционером древностей, редких экземпляров естественнонаучных изысканий. Теперь этот дом стал сиамской кунсткамерой. В маленьком капище размещался самый ценный этнографический отдел. Стены его были изукрашены индуистской религиозной живописью. В углу стояли сиденья из слоновой кости, над ними были развешаны огромные слоновые бивни, на столике лежал сиамский ксилофон - ранад ека - в форме речной ладьи, инкрустированной перламутром, рядом звенели от прикосновений деревья с золотыми стволами и тончайшими серебряными листочками, колыхались разноцветные зонты - пятиэтажные для высшей знати и семиэтажные для короля. Глаза разбегались от ярчайших красок, драгоценных металлов и каменьев. Даже не сразу Катя заметила великого индийского Шиву в древнем царском одеянии, угрожающе поднявшего руки. Его бронзовое туловище обвивали три пятиглавых змея. Все пальцы украшали колечки. Лик был спокоен и дышал гармонией.

Природа Сиама была представлена массой чучел, ярких бабочек, необработанных кристаллов, образцами медной и свинцовой руд.

У выхода под навесом возвышались, поражая своими размерами, огромные и тяжелые царские колесницы.

- Они используются и сейчас? - спросила Катя принца, вспомнив рассказы Лека о красочных королевских процессиях.

- Нет, последний раз на такой колеснице везли прах Монгкута к месту кремации. Будем надеяться, что они не понадобятся много лет, - задумчиво проговорил Након-Чайси.

Катя устала и попросила отвезти ее домой. Все быстрее начала утомляться. Вечером предстоял еще визит, к королеве. Следовало выспаться. В общем, она чувствовала себя неплохо, только шутила, что передвигается теперь с грацией молодого слоненка. Саовабху очень заботило ее здоровье, и Катя ловила себя на мысли, что относится к ней, если не так, как к маме - это святое, - то, по крайней мере, очень тепло. Из девяти детей королевы только пять остались в живых, и она с горечью говорила о высокой детской смертности в стране, о том, как трудно было убедить население обращаться за медицинской помощью в больницы. Первая трудность была с докторами. Все-таки подготовили нескольких сиамцев, обучили у европейских врачей. Но возникла трудность с пациентами. Если и обращались сиамцы в больницу, то только в совершенно безнадежном состоянии. Так и говорили: "Пошел в больницу умирать..."

Что тут было делать? Решили собрать с папертей нищих. У многих из них ужасные язвы, болячки... Так они вместо благодарности вознегодовали на врачей, обещавших им скорое излечение. Эти "несчастные" возмущенно сбегали из больницы: "Вы хотите лишить нас законных средств существования..." Уговаривали, убеждали. Теперь вот другая проблема - не хватает коек в палатах... Зато уже возвратились из-за границы девушки, посланные Саовабхой учиться акушерству, и сейчас работают в медицинской школе, передают свой опыт другим.

Катя была там на занятиях и даже, неожиданно для себя, смогла рассказать кое-что новое для учениц и учительниц. Не прошли даром лекции Степана Петровича. Катя опять увлеклась медициной, по совету доктора Вильсона выписала несколько учебников из России и Англии.

Малькольм Вильсон быстро стал близким другом семьи. Неизменно уравновешенный и доброжелательный, он сразу завоевал полное Катино доверие. И вид у него был какой-то домашний и русский, несмотря на зеленую ковбойку с закатанными рукавами и желтые английские башмаки с неснашиваемыми толстенными подошвами: круглое лицо, нос бульбочкой, слегка обвислые щеки, мягкий взгляд, который, впрочем, сразу суровел, когда речь заходила о бедах людских. Вильсон часто приезжал к ленчу в Парускаван, и часы, проведенные в тесном дружеском кругу, были наполнены беседами о жизни, раздумьями, сомнениями. Здесь не возбранялось говорить все, что считали нужным, и старались не обижаться, если обнаруживали резкое расхождение во взглядах. Доктор был единственным воинствующим атеистом в маленьком кружке и часто беззлобно поддевал кого-нибудь:

- Конечно, религия дарит ощущение возможного - бессмертия, а любой многое отдал бы, чтобы его заслужить или приобрести.

- Можно подумать, доктор, вы отказались бы от него? - спрашивал Након-Чайси.

- Пусть я буду уверен, что бессмертия не существует, а если вдруг оно есть - это будет весьма приятный сюрприз.

В разговор вступал юный и любознательный Махидол:

- А я прочитал, что в египетских захоронениях двухтысячелетней давности нашли семена, посеяли и из них выросла пшеница. Доктор, а может быть, чтобы еще через тысячу лет научились из останков воспроизводить людей по какой-нибудь клеточке кости?

- Вам это не грозит, - полушутливо отвечал доктор. - Пепел мертв, как не что другое. Вы сжигаете органику, не возвращая ее земле... Кейти, - обращался он к молчаливой синеглазой женщине с чуть припухшими губами и отрешенным взглядом, - а вы знаете, что количество буддийских душ не меняется от века к веку? На вершинах сиамских деревьев живут духи и по ночам лепят фигурки. Когда в такую фигурку вселится душа, отслужившая свой срок в аду или отдохнувшая в раю, женщина начинает ждать ребёнка. Вы, наверное, не хотите, чтобы в вас ожила чья-то чужая душа?

Катя качала головой, а Лек хмурился.

- Не волнуйтесь, малыш ваш, и только ваш. От вас, девочка, зависит его здоровье в будущем, так что простоквашу, Кейти, надо пить через "не могу"... Я отвлекся, а ведь что-то хотел сказать. - Он рассеянно постучал ложечкой по стакану с соком. - А-а, вот! Вы не находите, что в буддийских обычаях, касающихся захоронений, есть некоторая алогичность? Простите, я говорю исключительно как врач, не затрагивая религии. Людей, умерших от увечий, сердечных приступов, старости, сжигают, считая их чистыми, а тех, кто расстался с жизнью из-за оспы, чумы, проказы, считая оскверненными, предают земле. Но именно их ведь следует уничтожать огнем, чтобы предотвратить заражение других. Вы не согласны? - спрашивал он Лека.

Тот неопределенно пожимал плечами.

- Но все-таки, доктор, в одном фантастическом рассказе тоже писали, что оживили мумию. Я понимаю, что это сказки, но мой прадед не подозревал об электричестве, - опять вступал Махидол.

- Как тебе хочется заглянуть в будущее, мой мальчик! Но допустим, что оживят. Кого? Не слишком ли будет много работы потомкам для оживления всех?

- Зачем всех? Избранных, лучших. - Махидол краснел. - Я вовсе не к тому, что я принц и, значит, достоин.

- Заслуги, заслуги... - Доктор задумывался. - Опять возвращаемы к старому разговору. К наборам благочестивых поступков. И получается, что добрые дела следует делать не потому, что это свойственно человеческой природе, а затем, чтобы собрать побольше заслуг, и тогда обеспечен рай перед следующим перевоплощением. А в нем человек будет богат, знатен и здоров... Меня как личность такая постановка вопроса почему-то оскорбляет: за достойные поступки, как говорил Шопенгауэр, "чаевые" посмертного существования.

Катя мысленно соглашалась с ним, но ощущала нарастающее напряжение и сочувствовала Леку с братьями, которым сложно было защищать основные положения буддизма.

- Накапливать буны, выслуживаться перед потомками, надеясь, что тебя заметят и оживят... Тогда надо строить пирамиды хеопсов и большими буквами сообщать о своих доблестях. - В тоне Вильсона звучали саркастические нотки. - Значит, так: никаких сжиганий и следует забальзамироваться, чтобы было больше "живых" клеток, а на обертку мумии не забыть надеть маску-слепок с выражением благочестия, но без заискивания, чтоб потомки не перепутали с каким-нибудь человечишкой...

- Ну, зачем вы все переворачиваете? Написать хорошие книги, совершить открытия...

- Ладно, Махидол, пусть тебя воспроизведут из клеточки через сколько-то лет. Но что это даст лично тебе? Клетки сохранят физиологическую, а не личностную память. И у того мифического Махидола потеряется чувство продолжения тебя нынешнего. Так какая разница между ним и твоим правнуком, в котором тоже частица тебя? Послушайте, мой юный друг, что сказал великий Лейбниц: "Что хорошего, сударь, было бы, если бы вы стали китайским императором при условии, что вы забудете, кем вы были? Разве это было бы не то же самое, как если бы Бог в момент, когда он уничтожил вас, создал в Китае императора?" Нет ли здесь ответа на твой вопрос, Махидол?

 

Катер, вспенивая мутную воду Менама, плыл к королевской резиденции Бангпаин, раскинувшейся в шестидесяти километрах от Бангкока, мимо густых пальмовых зарослей, сонных деревушек, полей, подготовленных к новому посеву риса. Мужчин и женщин, одинаково одетых и коротко подстриженных, трудно было различить на зыбких постройках, прицепленных к сваям, глубоко вбитым в илистое дно, - то ли лодка, то ли домик.

- Моторы, пар... - заговорил Лек. - Прогресс необходим, но иногда жаль расставаться с неторопливыми древними ритуалами. Когда я в детстве ездил в Бангпаин, это всегда был праздник: ладья с высоко изогнутым носом в виде головы чудовища, шелка, позолота, мы в среднем павильончике... рулевой запевает про стройные ряды ладей во главе с прекрасной "Кин Кео", про воду, вскипающую под ударами тонких грациозных весел, про рыбок, снующих в реке, а гребцы в алых одеждах подтягивают ему в такт взмахам: "Хо! Хе! Хо! Хе!"

В прекрасном дворцовом парке голубело блюдечко озера в ожерелье запруд, нарядными игрушками выглядели беседки в виде пагод, мраморные лестницы спускались к воде, изящные мостики перекидывались от островка к островку. Центральным и самым высоким был готический храм, вполне европейский, оснащенный даже прекрасным органом и железными рыцарями, замершими у алтаря.

Совсем другой, фантастически пестрой, оказалась обстановка китайского дворца, построенного в дар королю одним из разбогатевших сыновей небесной империи. Здесь Леку и Кате подали обед из блюд сиамской и китайской кухни. Потом Лек провел Катю по этому сказочному чертогу с узорчатыми изразцовыми полами, колоннами в ажурно-тонкой резьбе. На алтаре возвышалось изваяние безмятежного Будды. Растянутые мочки его ушей символизировали мудрость и силу, протуберанец огня взметался над выпуклостью черепа, плечи, "похожие на голову слона", округлые формы тела, неподвижная поза погруженного в радости нирваны...

Катя задумчиво глядела на очередного Будду.

Полноватая фигура в дремоте послеобеденной сиесты... Христианские святые умерщвляли плоть, апостолы Эль Греко вопрошают, скорбят, прощают, страждут. Когда смотришь на суровые, но всевидящие лики икон, веришь, что они и до тебя снизойдут. Помогут. Хоть чем-нибудь. Хоть сочувствием. А Будда - нет! "Каждый - сам свой светильник. Спасение - личное дело человека"...

- В Бангпаине принцы проводят свои монашеские месяцы и годы, согласно исконному обычаю. Здесь они учатся смирению и буддийским добродетелям. Я один из очень немногих, кому не пришлось выходить из стен монастыря в желтой тоге, собирая у бедняков и Богачей подаяния, которые с любовью и верой жертвует монахам народ. А теперь я хочу показать тебе один памятник. - Лек повел Катю в глубь сада. - Но сначала послушай легенду. Мне рассказали ее крестьяне в тысяча девятьсот третьем году, не зная, что я сын короля. Итак, однажды Чулалонгкорн, объезжая свои владения со свитой, попал в бурю. Чтобы переждать ее, он высадился на маленьком островке, увидев там крестьянскую хижину. Гостя следовало развлечь и согреть ночью - в разгар грозы к нему привели девушку пленительно умную и красивую. Король взял ее в жены. Она стала фавориткой, чем навлекла ревность и ненависть других жен. Прошло несколько лет. Однажды она решила навестить родные края, но по странному совпадению опять налетела буря. Волны смыли рулевого, ладья перевернулась. Детей удалось спасти, но королева утонула, потому что никто под страхом смертной казни не мог дотронуться до нее. Так она пришла и ушла в бурю. Это то, что рассказывают в народе, и знаешь, Катюша, здесь есть предмет для размышлений. Все и так, и совсем не так. Истинно только то, что королева Сунанда утонула в грозу, путешествуя по Менаму, но плыла она с детьми не к крестьянской хижине, а в Бангпаин, свой любимый и родной дворец, потому, что в ней было не менее голубой крови, чем в отце. Народ, склонный к мелодраме, превратил ее в Золушку, которую Чулалонгкорн сделал королевой. Может быть, в этом скрыта мечта о шансе, о счастливой случайности, о доброте монарха. Но сейчас-то ты понимаешь, что крестьянка никогда не могла бы стать женой отца?

Они подошли к мемориалу с надписями на тайском и английском:

- "В память возлюбленной и оплакивая ее величество Сунанду-Кумарират, королеву-супругу, которая проводила свои самые прекрасные и счастливые часы в этом саду среди любимых и дорогих ее сердцу людей. Мемориал воздвигнут королем Чулалонгкорном, ее обездоленным мужем, чье страдание так мучительно, что в долгие тягостные часы спасением видится только смерть. 1881".

- За год до моего рождения, - продолжал Лек. - Сунанда была старшей из трех дочерей леди Пиам, ставших супругами отца. Всех трех сводные сестер Чулалонгкорна воспитывали с колыбели как королев - образование, манеры, поклонение... Иначе и быть не могло. Ты меня спрашивала, зачем нужна полигамия, тем более среди близких родных?.. Для укрепления царственной семьи. Все жены, кроме королев, были если и не принцессами, как они, то, по крайней мере, из самых именитых дворянских семей. Многочисленные принцы, причислявшие себя к потомкам королей, помогали цементировать верховную власть, облегчали правление. И знаешь, что удивительно для взгляда европейцев? Три родные сестры, три королевы не испытывали никакой ревности одна к другой. Сунанду я не застал, но мама и тетя Саванга очень любят друг друга и считают, что иначе не может быть. Хотя... наверное, есть крошечный тайник, где скрывается обида Саванги: она старше мамы, была матерью первого кронпринца и долгое время занимала ведущее положение, а все-таки, когда отец надумал одну из королев сделать верховной, он выбрал Саовабху.

Они гуляли по тенистым дорожкам сада. С ветки на ветку перелетали, резко покрикивая, зеленые попугайчики с черными, словно усы, полосками у клювов. В просторных клетках прыгали с качелей на лианы белые обезьянки. По газонам горделиво прогуливались павлины, ослепляя радужными перьями.

- Катюша, ты о чем думаешь?

- Да так, ни о чем... - ответила она. Не хотелось говорить Леку, что в голову опять пришла мысль о тех же пресловутых перерождениях. Кроме трех дочерей леди Пиам у Чулалонгкорна была еще одна жена в ранге королевы, его троюродная сестра. Всех он очень любил. Ну и, наверное, любил некоторых из остальных тридцати двух жен. А в следующем перевоплощении добропорядочному буддисту, при условии взаимной любви, обещано супружество с тем же человеком, только тоже перевоплощенным. Кто же будет предназначен королю?..

- Все-таки, Катрин, народ не без оснований любит отца. Я не припомню, чтобы в России после Петра Первого какой-нибудь царь ходил по деревенским домишкам, беседовал с крестьянами. А дед мой Монгкут обошел всю страну еще до коронации, будучи монахом.

Отец же иногда одевался попроще и путешествовал инкогнито с небольшой свитой. Ты скажешь, это несерьезно, но у него был "свой" крестьянин по имени Онг, которого король навещал время от времени...

Катя представила потемневшую от ветхости хижину, слабый огонек коптилки, сделанной из скорлупки кокосового ореха, и в ее дрожащем свете старого крестьянина, лущившего зерна лотоса. С легким треском лопаются скорлупки - "пхи-пхе, пхи-пхе", сыплются с заскорузлых рук в незаживших шрамах от рисовых остей - недавно собрали скудный урожай. Входит неизвестный - откуда крестьянину знать, что перед ним король? Ни газет, ни фотографий... Маленькая свайная лачужка освещается множеством настоящих свечей, а на ужин вместо соленой рыбешки с соевой подливой настоящее мясо, поджаренное на решетке над угольями. И после беседы об урожае, погоде и деревенских новостях благодетель уходит, а старик в счастливом недоумении вертит в грубых руках дорогой подарок с царской монограммой и надписью "От твоего друга".

- ...Ты не подумай, что это была лишь прихоть и праздное любопытство. Он принимал крестьянское гостеприимство и даже помогал готовить пищу, но главное - смотрел, как проводятся в жизнь его реформы." Еще при деде можно было купить ребенка на рынке рабов за десять пенсов, а отец полностью отменил рабство. Тебе нелепо слышать о рабах в наше время?

- Нелепо?.. Больно!

- И ты вряд ли можешь представить, сколько трудов стоило отцу проведение в новом уголовном кодексе статьи о штрафе в тысячу тикалей за содействие продаже в рабство. Самому прогрессивному правителю невозможно в несколько лет преодолеть многовековую Отсталость, летаргию, привычную нищету народа, проходящего по жизни с опущенной головой.- Лек внимательнее посмотрел на побледневшее лицо жены. - Катенька, тебе плохо? Заговорил я тебя, бедняжка... Вызвать сюда Вильсона?

- Нет, милый, я думаю, у нас еще несколько часов в запасе. Обратно, по течению, доберемся быстрее. Мне хочется быть дома. Там все готово...

Они сели в катер, и Лек, обеспокоенно поглядывая на жену, приказал матросам поторопиться.

...Но малыш появился на свет только следующей ночью, в субботу, двадцать восьмого марта тысяча девятьсот восьмого года. Роды были затяжные, схватки слабые, пока Вильсон не дал Кате какую-то горькую настойку. Он и Сайя, одна из первых обучившихся в Европе девушек, не отходили от нее. Намарона взяла на себя все хозяйственные заботы, следила, чтобы вовремя подавали еду, покрикивала на нерасторопную прислугу. Лек, не менее бледный, чем Катя, мерил шагами гостиную, каждые полчаса поднимаясь наверх в спальню, спрашивал, не надо ли чем помочь.

- Ну что вы волнуетесь, ваше высочество. Словно первый ребенок на свет появляется. Все идет как надо, а Кейти молодец.

Потом Вильсон закрывал дверь за Леком и поворачивался к Кате:

- Ну что ты губы кусаешь? Больно - кричи. Говорят, помогает!

- А мне почему-то не кричится, когда плохо. Легче молча перетерпеть. И на крик ведь тоже силы тратятся.

- Да, силу тебе поберечь надо. Ну ладно, молчи.

За окном давно стемнело. Включили свет. Намарона принесла помеловый сок. Катя с наслаждением глотнула. Защипало потрескавшиеся, обкусанные губы. Снова схватки. Она тихонько застонала. Вильсон осмотрел ее, погладил по голове.

- Уже скоро. Как скажу - напрягайся, - Катя кивнула. - В такой теплице младенцев выращивать одно удовольствие. Ни полсотни пеленок тебе, которые не хотят сохнуть, ни теплых одеял. Рай, да и только. Хотя все относительно в этом лучшем из миров. Ну, отдохнула? Теперь сосредоточься. Осталось чуть-чуть потерпеть. Начинаем работать! Намарона, вода готова?..

Через десять минут в мире появился еще один человечек. Он закричал, не дожидаясь, - пока повитуха шлепнет его по розовой попочке. А она трижды топнула ногой, подавая знак злым духам о рождении нового члена семьи, чтобы они сразу потребовали его к себе или оставили навсегда в покое. Намарона, стараясь их умилостивить, разбросала вокруг комочки риса, окрашенные в красный, белый, серый и желтый цвета.

- Ну, богатырь, - доктор лил на вопящего младенца теплую розовую воду, - развивай легкие, развивай... Намарона, можешь сказать его высочеству, что он обзавелся очаровательным наследником.

Леку и говорить ничего не пришлось. Он давно дежурил в тревоге у дверной щелки. Вильсон вышел к нему, вытирая руки.

- Все отлично, мой друг. Но подождите немного. Сейчас Кейти сменят белье, чтобы она предстала перед вами с малышом в лучшем виде.

Когда Чакрабон вошел в спальню, его прежде всего поразило лицо жены. Никогда еще он не видел такого выражения умиротворенного блаженства. Белое до голубизны лицо, запекшиеся губы, синее сияние в глазах. Он осторожно поцеловал ее, едва касаясь пальцами, потрогал сопящий белый сверточек. Малыш сморщил носик и завозился.

- Шевелится... - с тихим восторгом проговорил Лек.

- А ты как думаешь? Скоро бегать будет.

- Отдыхай, Катенька, постарайся уснуть. Я поеду сообщу отцу. Махидол внизу. Он передает тебе самые горячие поздравления и счастлив, что у него появился племянник. - Лек направился к двери, потом задержался, вернулся. - Вы с малышом предугадали мое очень большое желание. Я так хотел, чтобы он появился на свет в субботу, как я! И это произошло за две минуты до воскресенья. Да еще в моем же марте. Спасибо!

Первая радость, доставленная сыном...

 

Аудиенция у короля была коротка. Справившись о здоровье невестки и внука, Чулалонгкорн спросил только:

- Что ты думаешь о титуле, который должен будет носить мальчик?

На что Чакрабон ответил:

- Ох, отец, меня мало заботят его титулы. Он вполне может жить просто гражданином.

Король неопределенно хмыкнул и на два года забыл о существовании малыша.

Зато королева была счастлива неописуемо. Это был первый и, как оказалось впоследствии, единственный при ее жизни внук.

На третий день после его появления на свет, как и полагается, устроили маленькое семейное торжество.

Присутствовали несколько самых близких людей, в том числе и королева. Она давно не была в Парускаване, придирчиво оглядела все изменения и одобрила их. Но это все было после обряда риег кван, на котором мальчику перевязали запястья священными нитями, чтобы преградить путь его духу, имеющему обыкновение ускользать через руки. Повитуха, не покидавшая Парускаван четвертый день, попросила духа сделать малыша сильным и здоровым. Катя, еще совсем слабая, сидела в кресле и, едва улыбаясь, глядела на серьезные лица.

В столовой стали накрывать стол к праздничному обеду.

Саовабха подошла к колыбельке.

- Маленький, хорошенький, мышонок, - тая от счастья, приговаривала она, глядя на милую мордашку с длинными темными волосиками.

Мышонок. Так и повелось. Так и звали его родственники, друзья, няньки. По-тайски это прозвище звучало "Ноу". А настоящего имени ему пока не полагалось.

"Мышонок, воробьишка, ежик..." - перебирала Катя ласковые слова. Последнее тронуло острее: "Ежик... Сережик... Сережа... почти по-русски".

- Лек, а можно, я буду малыша Ежиком звать?

- Да называй, как хочется, Катюша. Был бы только здоров.

Сам Чакрабон говорил про него просто -"сын".

Счастливые родители сообщили по телеграфу Ивану Лесницкому, что он стал дядей, и получили в ответ горячие поздравления в пространном письме из Пекина, где, кроме пожелания всем счастья и здоровья, Иван писал о своей предстоящей женитьбе, приглашал в гости, сообщал об успехах на службе в посольстве, жалел, что не может навестить их сам.

Несмотря на неопределенно-выжидательное отношение короля к внуку, мальчика окружили заботой и вниманием как маленького тайского принца. Когда ему исполнился месяц, снова пригласили гостей. Теперь - на брахманскую церемонию обрядовой стрижки волос - там кван.

Под песнопения монахов обрили маленькую головку, оставив хохолок на макушке, собрали волосы в коробочку из бананового листа и пустили ее по воде канала к Менаму. На домашний алтарь положили подарки родителям. Лек попросил Катю сразу примерить кольцо, присланное королевой, - она надела на палец драгоценное украшение, "тайскую шапочку", - уложенные холмиком девять камней: алмаз, рубин, гранат, изумруд, топаз, сапфир, циркон, "кошачий глаз" и жемчуг, - символизирующих пожелание всех благ на свете. Катя любовалась искусной резьбой, радужными переливами, когда услышала вопли Ежика.

Господи, что случилось? Неужели уронили?

Но нет, малыш снова возмущенно закричал: над ним нагнулась, чтобы взять на руки, женщина, выбранная для него главной няней. Она растерянно оглядывалась по сторонам, чувствуя себя неловко под удивленными взглядами окружающих, пыталась оправдываться... И тут к колыбели подошла придворная дама Чом, присланная королевой, чтобы положить рядом с малышом крошечный позолоченный меч, подарок, подобающий мужчине, - и Ежик сразу успокоился. Чом взяла его на руки - по личику разлилось выражение полного удовольствия. Вот чудеса! Лек шепотом пояснил жене, что эта пожилая женщина и есть его, Лека, любимая няня. Ах, Чом!.. И придворная дама, правая рука и наперсница королевы, стала главной няней Ежика.

Не сразу удалось уговорить Саовабху отпустить первую леди дворца в Парускаван. Это создавало уйму неудобств королеве в ее отлаженном до мелочей быту. Но наконец все устроилось наилучшим образом, и Чом с двумя няньками и двумя горничными обосновалась в доме Чакрабона. Сразу стало тесно. Решили достроить третий этаж. И через полгода особняк выглядел так. На первом этаже - вестибюль с телефоном, голубая гостиная, маленькая розовая - для дружеских чаепитий, столовая с холодильной комнатой, декорированная деревянными панелями, бильярдная для гостей. На втором этаже остались без изменений только Катин зеленый кабинет со стеклянными стеллажами, пианино, секретером, алтарем и маленькая столовая для семейных обедов. Спальня вместе с ванной комнатой была перенесена на третий этаж, а освободившееся место было переоборудовано в детские - игровую и спальню, возле которых поселились няни с горничными.

Чулалонгкорн, не ожидая ничего хорошего от ребенка, рожденного в смешанном браке, пропускал мимо ушей умиленные восхваления Саовабхой маленького внука. Король был слишком занят государственными делами. Финансовый советник Ривет-Карнак все-таки добился своего - денежная реформа проведена. Но и от нее ничего хорошего не ждал Чулалонгкорн, понимая, что если кто и выигрывает при введении твердого золотого стандарта, так это, прежде всего, англичане. Да, теперь сиамский тикаль был намертво прикован к английскому фунту. Тикаль вздорожал - цены на рис упали... И торговый баланс не в пользу Сиама... Только и радости что предстоящий юбилей - сорок лет на престоле. Всенародная подготовка празднования удивляла и умиляла короля. Трогательно, конечно: кем же был тот неизвестный, которому пришла в голову идея собрать средства на мемориал любимому королю? Никогда еще в жизни страны не отмечалось ничего подобного. Тысячи людей несли тикали ко дворцу! Чулалонгкорн, узнав об этом, смахнул с ресниц слезы счастья. Для этого стоило жить... Не для мемориала - для того, чтобы увидеть: ценит народ его многолетний труд. Собранных денег хватило бы на роскошный памятник, но король остался верен себе. "Нет, не хочу, - отказывался он, - я понимаю, деньги не вернешь... но давайте построим на них школы и больницы!"

Министры уговорили Чулалонгкорна установить скромную конную статую перед дворцом с условием, что остальные деньги будут переданы министерству образования. Так и сделали. Да еще расширили госпиталь, построенный недавно королевой. На первый взгляд все были счастливы.

Династия Чакри находилась в зените. Только все чаще стал болеть Чулалонгкорн. И поэтому почти неотступными были мысли о будущем страны. Сколько еще хотелось сделать! Хорошо бы дотянуть до середины века... Все сыновья, обучаясь в Европе, взрослели далеко от него. Письма, конечно, писались. Если все собрать, на несколько томов хватит. Пытался воспитывать. Наставлял. Получал в ответ описания стран: как живут люди, как правят монархи, а как и вообще без них обходятся. Присылали ему книжечки конституций. Был случай, давно правда, получил король петицию на шестидесяти листах. Все чин по чину, с подписями одиннадцати персон, находящихся в Европе по его поручениям. Среди них четыре принца. О! Это был обоснованный и весьма серьезный документ - предостережение. Он заставлял задуматься о многом. Откровенно и резко говорилось в нем, что только конституционный и парламентарный режимы допустимы, если страна желает сохранить независимость против европейского империализма, что король слишком снисходителен к лентяям-министрам, что в Сиаме процветает коррупция... Да, может быть, и не приспело время для выборной власти, полностью выборной, но зато крайне необходимы свобода слова и правосудие без скидок на титулы и Богатство.

Авторитет Чулалонгкорна висел на ниточке. По исконным законам король - "земной Бог" - мог применить к носителям крамолы, к преступникам, любое наказание вплоть до казни. Но он все-таки был Чулалонгкорном, которого не зря считали образцом справедливости. И монарх, с великой тщательностью изучив документ, написал не менее пространный ответ: "...Благодарю вас за патриотизм. Я помню свои страдания, когда ощущал себя безвластной марионеткой в руках регента, но теперь я понимаю и то, что полная власть налагает слишком большую ответственность на человека, если он любит родину и старается идти по пути прогресса. И королю не избежать ошибок. И министры, если они забирают в руки всю власть, используя ее в целях обогащения, могут причинить много вреда стране. Я ценю компромисс конституционного правления, и нет необходимости вынуждать меня к нему, как европейских монархов. Но я хорошо понимаю ситуацию. ...Ваши замечания несомненно пригодятся мне... Министры, представляющие собой исполнительную власть, в основном являются людьми с устаревшими понятиями, закоснелыми и не нуждающимися в переменах. В противовес им я создал крепкий законодательный совет. Но министров, недаром вы назвали их лентяями, постоянно требовалось контролировать, и я принимал на себя все большую ответственность, пока не стал сам своим собственным правительством. Жаль, у меня не хватало достаточно времени для работы в совете - он стал терять власть.

...И теперь я свой собственный премьер-министр, но если премьер-министр Британии заботится только об основных делах, то я знаю мельчайшие детали, а с другой стороны, он отчитывается в сделанном, а мне нет необходимости это делать...

...Да, реформы в управлении страной нужны! Но что делать с министрами? Они все подобострастны и не умеют работать. Принудить их выйти в отставку? Но такого никогда не было, и мера приведет к панике среди народа.

...Я с удовольствием занялся бы реформами, но сейчас встают другие задачи, гораздо более неотложные..."

Это было давно. Сейчас большинство министров заменено несомненно более прогрессивными и работоспособными. Но сколько еще надо сделать! Освободиться от неравноправных договоров... Расширить сеть телеграфных линий и железных дорог... А больницы? А школы? Ну как можно говорить о выборной власти, когда народ столь темен? Вот если бы все, и дети крестьян тоже, могли получить такое же образование, как принцы. Да, именно образование - самое главное. И король выкраивал время, чтобы проследить, как идет подготовка к открытию Национальной библиотеки, снова и снова думая о будущем.

Подходит старость. Чаще нездоровится, быстрее настигает усталость. Кому передать бразды правления? Казалось бы, вопрос излишний. Есть кронпринц. В его возрасте он был королем уже десять лет. Чулалонгкорн по любому поводу старался побеседовать с сыном, только три года назад вернувшимся под отчий кров. Не слишком ли он попал под власть западных идей? Хотелось передать Вачиравуду опыт, богатейший опыт управления страной. Жаль, что в старшем сыне нет божьей искры организатора. Умен. Хороший оратор. Имеет прекрасные манеры. Но замкнут. Сам в себе. Предпочитает одиночество. И главное, не имеет государственного мышления, умения охватить все одним взглядом. И людей не очень любит. А как же можно править народом, не любя его? Жениться вот не собирается... Нет, не в отца... Характер плохой. Нетерпим с подчиненными. Зато Чакрабон - в отца. Вот кому быть бы королем. Деловит. Дипломатичен. Умница. Организатор. Но ничего уже не изменить. И жена еще его... Хотя что ж Чакрабон? Он в армии на своем месте...

После долгих размышлений, как показалось королю,

он выбрал единственно верное решение. Пожалуй, здоровья хватит лет на десять. Если из них пять работать с максимальным напряжением, то потом, в шестьдесят, можно отречься в пользу сына и оставшееся время тщательно курировать каждое действие Вачиравуда, направляя его доброжелательной отеческой рукой. Пока она не ослабеет. И Чулалонгкорн изрек: "Я побыл королем, а теперь хочу побыть отцом короля!"

И воодушевленный этой идеей, он купил на имя Саовабхи солидный участок земли к северу от Бангкока и распорядился начать строительство резиденции, где можно было бы коротать старость. Дворец тайского лорда, или Пья Тай, - так назвали несколько комфортабельных деревянных особняков в чудесном саду. Постройка еще не была окончательно завершена, а Саовабха уже проводила здесь самые жаркие месяцы. Король ежедневно навещал ее, проезжая две мили на любимом желтом электромобиле. И Ежика привозили сюда королеве.

Но дед впервые увидел внука не в Пья Тае, а в королевском монастыре на церемонии кремации леди Пиам. Вся обширнейшая королевская семья собралась здесь. Белые траурные одежды. Скорбные лица. Только малыши-ползунки были оставлены на попечение нянек. А Ежик был уже в солидном двухлетнем возрасте.

И король поднял его на руки, удивленно узнавая, в нем родные черты. Саовабха прощалась с матерью. Ей было не до радостей мирских. Только через день Чулалонгкорн сказал ей: "Я видел вашего внука. Он очень мил и похож на отца. Странно, но я сразу ощутил в нем свою плоть и кровь. Кажется, я его успел полюбить. Очень приятно, что малыш совсем не выглядит европейцем". Ежик, и правда, был темноволосым и черноглазым, но кожа у него была светлой. А если его видели рядом с Катей, то говорили, что он - ее сын.

Король снизошел до малыша. Ему доставляли Ежика. Чулалонгкорн сажал его на колени и, вдыхая полузабытый молочный детский запах, замирал от наслаждения, спрашивая в который раз:

- Ты чей сын?

- Папин!

- А он мой сын!

И дед с внуком смеялись, довольные друг другом. Чулалонгкорн подарил Ежику тайского пони, ярко-красную педальную машину и крошечную саблю. Совсем как настоящая. Только настоящее имя не мог решиться подарить.

Но все же семейная идиллия. Наконец-то все любят всех.

Если бы не внешнее беспокойство, витающее в воздухе Бангкока.

В начале июня Намарона предупредила Катю, что стол будет накрыт весьма скромный.

- Продолжается стачка китайцев. Рынок пустеет. Свежей рыбы и фруктов там вообще нет. Может быть, предупредить, чтобы никто не приходил?

- Вряд ли это имеет смысл. К обеду подойдут немногие. Обстановку они знают. Да и у остальных дома тоже вряд ли столы ломятся от еды...

Второй день разговоры вращались около темы "стачка - китайцы".

- Их можно понять. Тройное увеличение подушного налога для китайцев, после того как Чулалонгкорн не раз говорил, что они полноправные члены общества,- защищал Вильсон китайцев.

- Но они в большинстве своем богаче сиамцев. Глядишь, только что появился гол да бос, а через год и лодка своя для перевозки риса и домик какой-никакой. Не откажешь им в умении мыслить и в деловой хватке, - продолжал спор принц Чира Након-Чайси. - Оттого что отдадут они в казну по шесть тикалей с носа, не обеднеют. Тут же наживутся на крестьянах. Что ни ростовщик, что ни банкир, то китаец. Не нравится - пусть уезжают.

- Вы говорите, наживутся на крестьянах, - пытался разобраться Махидол. - Значит, налог, взятый с китайских торговцев, окажется наказанием для сиамских крестьян?

На минуту воцарилось молчание.

- Не все же китайцы перекупщики, - заговорила Катя. - А ремесленники? А рабочие? В деревню приезжаешь - одни сиамцы, а в городе? Рикши, строители, трамвайщики... Намарона с базара неделю назад принесла листовку. Там призывы к стачке старателей по добыче оловянной руды. И описано, как они по колено в воде работают и как...

- Листовка, конечно, китайская? - уточнил Након-Чайси. - И вам их сразу стало жалко? Вся смута от них! Лао получают на четверть меньше и помалкивают. Кстати, именно после вашей революции девятьсот пятого китайцы осмелели. - Принц неодобрительно посмотрел на Катю.

- А при чем тут Катрин? - вступился за нее Махидол.

Но Након-Чайси не обратил на него внимания:

- Сунь Ятсен пробыл в Бангкоке всего десять дней, и пожалуйста - землячества, подпольные ячейки. Зря его величество благосклонно отнесся к основанию китайских школ и газет!

- Для короля школа и есть школа, - проговорил Лек.

- Это палка о двух концах. И как бы вторым не ударило по монархии...

- Вроде те же буддисты, - удивился Вильсон. - Откуда же в них агрессивность, не свойственная учению Шакья-Муни? Конечно, неизвестно, что произойдет через несколько лет. Сейчас же маленькие вспышки вполне безопасны для короля. Сиамцы же не поддерживали их и не поддержат. Они сами по себе. Значит, все кончится скоро. Чуть-чуть межнациональной неприязни, несколько десятков китайцев, говорящих, что сиамцы им враги, и наоборот... Хотя это тоже противоречит учению Будды. - Опять непонятно, серьезно говорит доктор или иронизирует. - Вы представители армии, - теперь он обратился прямо к Чакрабону и Чире, - там тоже возможны волнения. Вы осознаете, что самым непопулярным словом в войсках должно быть слово "дружба"? Ему не место там, где опорными понятиями являются подчинение и бездумье.

- В армии солдатам не от чего приходить в волнение, - ушел от прямого ответа Лек. - Им живется неплохо. Кстати, с сиамскими солдатами работать несравненно легче, чем с русскими... Может, оттого, что им проще служить: не нужно обилие одежды, которой постоянно не хватает в Европе. Может быть, дело в том, что наша армия несравнимо меньше и здесь легче навести порядок.

Катя подумала, что в войсках спокойно благодаря Леку, его любви к солдатам. В какую бы часть он ни приезжал, прежде всего, спешил осмотреть столовую и госпиталь.

- Да, пожалуй, так, - поддержал Лека Након-Чайси. - Сиамцы всегда с готовностью исполняют приказания.

- Это особенно видно со стороны, - сказал Вильсон. - Вы же не сомневаетесь в моей любви к Сиаму, который я считаю второй родиной, но, без обиды, сиамцы, на мой взгляд, слишком пассивно-доброжелательны и консервативны. Это особенность национальной психологии. Народ устраивает абсолютная монархия, все устраивает. Ну, может, те, кто победнее, вздохнут лишний раз, и только. Поэтому, уверяю вас, в ближайшие дни столы будут полны деликатесов. Все пойдет по-старому.

Так и произошло. Стачка организованно закончилась. Из русского консульства в Петербург ушла депеша: "Нигде так ясно, как в Бангкоке, не проглядывает политическая подкладка всех подобных движений китайских масс... Здешние китайцы всегда представляли из себя очаг всех патриотических революционных брожений".

По улицам снова побежали рикши. Загудели рожки трамваев. Рынки заполнились продуктами. Четыреста китайцев было арестовано. Жизнь вошла в обычное русло.

Но ненадолго.

Теперь всех обеспокоило здоровье короля, давно страдавшего от болезни почек. В последнем путешествии на запад его осматривали и пытались лечить лучшие европейские доктора. Но улучшение было кратковременным. И летом девятьсот десятого он, отчаявшись, стал следовать любым, временами нелепым, советам. Глотал патентованные таблетки в нарядных упаковках. Пил отечественные травяные настои, приготовленные по древним рецептам, перегревался, охлаждался, слушал монотонно-страстные заклинания монахов... Может быть, этот хаос и ускорил конец?

Ежика привозили к нему в гости, малыш взбирался на колени и тормошил короля, не понимая, почему его не смешат и не качают. Он гладил теплыми ладошками вдруг бледнеющие щеки деда и слышал шепот: "Уведите мальчика". Ежик не хотел уходить - только что ведь приехали, но неумолимые руки Чом ласково подхватывали его и уносили к Саовабхе, которая целовала и развлекала своего любимца. Только у бабушки тоже были грустные глаза, и она часто замолкала, задумавшись о своем.

Ежик просился домой, а там мама сразу спрашивала тревожным голосом: "Дедушка с тобой играл?" Если слышала в ответ "да", облегченно вздыхала: "Может, вылечится?!" - а если "нет", долго обсуждала с отцом, чем еще попытаться облегчить страдания Чулалонгкорна... И все же наступил кризис, которого король не перенес. Он умер, не приходя в сознание, в октябре.

К этому несчастью прибавилось другое - тяжело заболел принц Махидол. Но если король никак не хотел воспользоваться услугами невестки в качестве сестры милосердия, то Махидол, обожавший Катрин, не желал ни от кого принимать лекарство и никому не позволял колоть себя, кроме нее.

Она промокала влажный лоб Махидола, поправляла на тонкой мальчишечьей шее золотую цепочку, чтобы ему не очень мешала объемная фигурка Будды, успокаивала тетку - мачеху Лека, королеву Савангу, которая уже потеряла шестерых из восьми детей. Королева... Теперь уже бывшая королева...

Короновали Вачиравуда. Настоящую церемонию с приглашением множества сиятельных зарубежных гостей можно было проводить не ранее чем через год, после окончания траура.

А пока тело Чулалонгкорна готовили к кремации, до которой было еще двести дней, насыщенных многочасовыми ритуалами с песнопениями монахов. Его обрабатывали смесью меда, ртути и драгоценных благовоний. Вместо обычного горизонтального гроба лучшие мастера королевства тщательно и неторопливо отделывали урну, отлитую из серебра и меди с золотым покрытием, наносили на нее священные линии Шивы. В эту погребальную урну было усажено наряженное и приукрашенное нечто, отдаленно напоминающее Раму V.

Кате вспоминался паноптикум, виденный на ярмарках детства, где восковой Карно - французский президент - лежал с ироничной улыбкой на плохо оструганных досках и его восковая кровь с алым глянцем веревочкой вилась по пластрону. А рядом, прислоненная к стенке, стояла прозрачно-желтая Клеопатра, держа змею у пухлой груди, и смотрела равнодушными черными глазами со щетинками ресниц в угол мимо фрака президента, украшенного звездой.

То же ощущение - эффектно, нарядно, страшновато.

По истечении положенного срока в день, определенный придворными астрологами, серебряную урну установили в резную и позолоченную деревянную.

Огромный катафалк, пылившийся в музее "второго короля", дождался своего часа и в сопровождении траурной процессии повез священный прах к месту кремации. Вспыхнул костер, сложенный из тика и сандала. Огонь охватил внешнюю урну, превратил в драгоценный слиток внутреннюю.

 

Королевский двор занялся религиозными церемониями и подготовкой к торжественной коронации Рамы VI. Наверное, чтобы меньше оставалось свободного времени предаваться горю, придумывались многочисленные ритуалы?

Каждый прикидывал, чем может обернуться для Него новое царствие. И никто не испытывал особо горячей любви к Вачиравуду. Оттого ли, что с юности он знал, что рано или поздно станет королем, и это наложило на личность отпечаток самоуверенности, переходящей в высокомерие? Вачиравуд замечал уважительно-прохладное отношение к себе и в ответ еще больше отдалялся ото всех.

Даже принц Након-Чайси, хоть Катя и недолюбливала его, был ближе короля - родного брата Лека, не говоря уже про Махидола, к которому она всегда относилась как к любимому братишке. Начало правления Вачиравуда обнадеживало. Он был добр к семье Чакрабона и сразу сделал то, на что никак не мог решиться Рама V, - признал законным брак тайского "небесного принца" и россиянки. Теперь к Кате должны были официально обращаться - "ваше королевское высочество". Она стала принцессой. И Ежик был объявлен принцем, получил наконец собственное имя. Вачиравуд подумал-подумал и решил, что его маленькому племяннику подобает такое: первую часть имени Чулалонгкорна, означающую "малый", "юный", он объединил с именем брата, и малыш стал зваться Чула-Чакрабон. Звучно и немного длинно. Только для бабушки, отныне именовавшейся королевой-матерью, он остался Мышонком, Ноу, и для мамы все тем же Ежиком.

Благодеяния... А Катя ловила себя на мысли, что было бы все-таки лучше, если б продолжал править Чулалонгкорн, а она оставалась без титула. Пусть бы и не появилась еще одна реликвия в священной комнате Парускавана, где стоял буддистский алтарь... Рядом с фамильным золотым листом, подтверждающим титул принца Питсанулока, к стене прикрепили скромную японскую саблю в зеленых ножнах. Ничем особо не примечательная с виду, она была дорога членам королевской семьи как символ наследника престола. Именно ее вручили пятнадцать лет назад Вачиравуду при присвоении ему титула кронпринца, а теперь передали ближайшему родственнику короля, имеющему право после него стать продолжателем династии Чакри.

Не должно бы быть поводов для недовольства... Откуда же эта тревога?..

В Бангкок прилетел первый аэроплан. С многочисленными посадками добирался он из Франции - продемонстрировать достижения современной техники. Нужно было подыскать подходящее летное поле, и Лек, по десять часов не покидая седла, объезжал всю округу, пока не остановился на Дон Муанге, а потом, как был в бриджах для верховой езды и сапогах со шпорами, первым из сиамцев поднялся в воздух. Первым увидел, как трава, камни и кусты вдруг сливаются в одно зеленое полотно. Еще выше - и земля предстает картой: мозаика полей, темные квадратики крыш, голубая сетка каналов... Будущее за воздушным транспортом! И главнокомандующий сиамской армией принц Чакрабон лично отбирает четырех молодых офицеров для обучения во Франции искусству пилотирования. На него же, как на ближайшего родственника короля, возложена миссия по приглашению гостей на церемонию коронации Вачиравуда, и он относится к подготовке торжеств со всей ответственностью, как и ко всему, что приходится делать. Дела, дела...

Если бы только дела! Что-то помимо них тревожило Лека. Лихорадочный блеск в глазах некоторых офицеров? Разговоры шепотом, замолкающие при его приближении или сразу переходящие в подчеркнуто громкие и официальные?

Тревога Лека передалась жене. Беспокойство томило Катю, и она ничем не могла унять его. Бессонные часы бесконечно тянулись в душной ночной мгле. Хотелось подойти к окну, но останавливала боязнь скрипом половиц потревожить Лека.

Накапливалась неудовлетворенность жизнью. Огромный Парускаван, десятки слуг, визиты во дворец и тем не менее - башня из слоновой кости. Сколько можно выискивать себе занятия лишь для того, чтобы заполнить время? Сначала изучала язык и обычаи. Потом ждала появления на свет Ежика, наслаждалась его лепетом, первыми шагами. Переустраивала Парускаван, создавала маленький свой зоосад. Вот именно - свой, свое, для себя. Выдуманные заботы, помогающие заглушить тоску. А если Катя исчезнет? Мало что изменится. Чом проследит, чтобы Ежик был накормлен и обихожен, расскажет ему вечернюю сказку. Прислуга, как обычно, накроет стол - Намарона не допустит опоздания обеда и на минуту... Если бы хоть постоянной поддержкой была любовь и внимание Лека! Но он полностью погружен в мир, недоступный ей, мир бурный и по-мужски серьезный, - даже во сне, случалось, бормотал он бессвязно: "Аэроплан... пушки... офицеры..." А при чем тут Катя? Ни при чем. Ненужность. Вот слово, которое пришлось произнести, пусть и мысленно. Леку давно уже было не до задушевных бесед. Короткие распоряжения, дежурные вопросы о здоровье ее и сына... Господи, да на каком же языке он с нею говорит? Когда как. Смесь тайского, английского, русского... Слезы навернулись на глаза от жалости к себе. С новой силой потянуло в Россию, Да еще вчерашняя газета - две строчки мелким шрифтом среди потока сообщений: "Русское торговое судно "Фетида" зашло в Бангкок за рисом, перцем, тиком и шеллаком".

Россия, Русь, росинка, россиянка...

Катя опомнилась, лишь выйдя за резные ворота Парускавана. Куда же она собралась? В порт? Чтобы увидеть родные лица, услышать степенную речь балтийцев или черноморский говорок? Пешком? Не дойти. Велеть позвать шофера? Всем станет известно о поездке. Потом объясняться с королевой-матерью. Нанять экипаж? Одно другого не лучше. Она вернулась.

- Намарона, Вильсон давно приглашал в гости. Ему подарили тупорылого крокодильчика. Звал посмотреть. А Чакрабону все некогда. Если хочешь, скажи, чтобы машину подали, съездим к доктору.

- Хорошо, хозяйка. До обеда часа два есть. Управимся?

- Вполне.

- Крокодил этот мне и даром не нужен, а вот на базар по пути заехать не мешает. Малышу для супчика - "ласточкино гнездо", а Чом просила дурианов привезти. Так лучше меня никто не выберет...

Дуриан! Цейлонский сад... Катя будто снова услышала вскрик Лека: "Осторожно! Назад!" Осторожно! Один лишь необдуманный шаг даст повод недоброжелателям для обвинений в связи с иностранцами. На официальных приемах она чаще стала натыкаться на неприязненные взгляды. Чужестранка - титулованная сиамская принцесса! Видано ли?..

Она сказала шоферу, какой дорогой ехать, выбрав улицу, на которой находилась русская миссия.

И словно услышана была ее мольба: рядом с недосягаемым зданием под трехцветным флагом чья-то скособоченная коляска развернулась посреди дороги - колесо соскочило. И Катя, пока шофер, ругаясь, помогал оттащить ее с проезжей части, смотрела на двух мужчин, стоящих на крылечке миссии. Один был в морской форме, то и дело промокал лоб и шею огромным платком. Другой, одетый по-тайски, сосредоточенно кивал головой, плечи его были обгоревшими до красноты, а волосы белесыми. Но звуки речи не долетали, сбиваемые возгласами шофера и возчика.

А Вильсона дома не оказалось. Да и явились без предупреждения. Слуга учтиво провел их к бассейну, где сыто нежился, высунув из воды шершавую голову, метровый крокодильчик.

Вот и все. Можно ехать домой. Ах да, еще базар!..

- Ну конечно, конечно, Намарона.

Кажется, все, что нужно, купили. И даже больше: Катя заглянула в ювелирную лавку и, расплатившись со стариком, благодарно поклонившимся: "Коп чай ма!" - надела на запястье тонкий серебряный браслет с хризолитовой бусинкой.

Они уже подходили к машине, когда донесся безнадежный голос:

- Купите ло-о-ожки, хорошие ло-о-ожки, кому ложки, нарядные, расписные!..

Катя как завороженная пошла сквозь толпу на призыв.

Русский матросик постукивал деревянными ложками, но тайцы, не обращая внимания, проходили мимо. Да и какой глупец продает такие вещи во фруктовых рядах? Китайчонок потянулся за ложкой, помахивая связкой бананов. Но морячок уныло качнул головой и затянул свое.

Шофер с корзиной дурианов стоял рядом, смотрел на Катю внимательно, и она спросила по-английски:

- Что ж ты за них хочешь?

Морячок, уловив интонацию, ответил по-французски:

- Деньги надо, мадам, деньги.

Катя достала кошелек с тикалями. Он отрицательно помотал головой:

- Доллары, мадам, всего три, три рубля надо. Катя огорченно оглянулась:

- Намарона, а долларов у нас нет?

- Откуда, хозяйка? А что, очень нравятся? И правда - красивые. У меня вот колечко есть простенькое, но, может, возьмет?..

- Ой, подожди, не снимай, отдай ему этот браслет! Намарона насупилась - "он же дорогой!" - но прихоти госпожи подчинилась.

Морячок, счастливо бормочущий: "Вот спасибочки, вот спасибочки, выручили... штуковинка серебряная и камешек... уж продам и на корабле подороже... А может, Нютке браслетик привезти?.." - топтался на месте. Катя постояла бы рядом еще, но Намарона потянула ее к машине:

- Нас обедать ждут.

Дома лаковым ложечкам очень обрадовался Ежик.

- Смотри, папа, какой цветочек, - тыкал он пальчиком в желтое донышко, но Лек лишь рассеянно кивнул:

- Да, да... Кушай, сынок.

Пообедали, и опять исчез он до глубокой ночи. Дела...

А Катя уложила Ежика спать и, забрав свежие журналы, пошла к беседке возле ручья.

Постороннему взгляду могло показаться, что она любуется золотистыми рыбками, снующими в кристальной воде. Но она, ничего не замечая, снова и снова мысленно возвращалась ко вчерашнему разговору:

- Лек, а нельзя ли мне поработать в госпитале?

- Кем?

- Сестрой милосердия.

- Подхватишь еще какую-нибудь заразу... Неделю поработаешь, а Вильсон год будет тебя лечить, - попробовал отшутиться Чакрабон.

- Лек, я серьезно.

- Нет. Категорически. Забываешь о своем титуле. Это будет неправильно понято. И не надо примеров... графа Толстого. Попробуй считаться с национальной психологией.

- Но, Лек, не ты ли с умилением рассказывал, как Чулалонгкорн ходил по крестьянским хижинам?..

- Он мужчина. - Голос Лека стал усталым.

- Ну и что? А Саовабха, второй монарх?..

- Мама занималась исключительно организаторской деятельностью. Она руководила, советовала. И ты... пожалуйста...

- Советовать? Кому? И что? Ты самостоятелен. Ты слишком самостоятелен. Тебе не нужна помощница. Устраняешь меня от всех своих забот. Я же вижу - что-то неладно. Неприятности? А ты молчишь.

- Катрин, оставь меня сейчас. Не надо упреков. Пусть пройдет какое-то время. Потерпи. А я посоветуюсь в министерстве. Может, удастся подобрать тебе какое-нибудь занятие. Жаль, мама последнее время неважно себя чувствует. Она придумала бы что-нибудь. Поговори с нею, хорошо?

- Поговорю.

 

Прошло два дня, и Лек сам напомнил о Катином желании.

Утром, как всегда подтянутый и пахнущий французским одеколоном, но с нездоровой желтизной в глазах, он подошел уже было к двери, нажал на ручку и вдруг, обернувшись, сказал:

- Катрин, едва не забыл. В госпитале просили помочь подготовить концерт. Небольшой. На полчаса. Ты сможешь это сделать? Программа полностью на ваше усмотрение. День - сама назначишь... Договорились?

- Да! - встрепенулась Катя. - Конечно. Спасибо, Лек. И извини, я, наверное, была не права.

- Ну что ты, Катюша, я ж понимаю... Чакрабон уехал, а Катя устроила маленькое совещание с Чом и Намароной: чем развлечь больных? Решили: всего понемногу - песня, танец, сценка, стихи.

- Сказку, сказку еще, надо... про слона и шакала, - подал голос и Ежик, выкатываясь из-под стола на деревянной лошадке.

- Стихи я почитаю сама, - сказала Катя и, поднявшись в кабинет, стала перебирать книги и тетради.

Наткнулась на свои переводы с тайского. Вернее, на не очень уверенные попытки переводов. Вот если бы за них взялся Лек! Он, правда, смотрел, даже поправлял кое-где. Здесь зачеркнуто красным... и здесь...

Это было в первый парускаванский год. Когда она почти все время отдавала изучению языка. А может, продолжить? Пересказать на русском то, что оставил в наследство человечеству Сунтон Пу. Или Таммати-бет. Хватило бы работы на много лет. Но вот хватило бы способностей? По плечу ли?.. Она нашла приготовленный к стихотворному переложению подстрочник Сунтона Пу: "Рано утром, встав с постели, воздержитесь от гнева и обидчивости... первая фраза, произнесенная вами, должна быть доброй... это поднимет достоинство знатного человека". "И незнатного тоже", - добавила Катя, обещая себе в скором будущем вернуться к переводам.

Перелистала тетрадь дальше.

А вот четверостишия из поэмы про Кун Пэна и красавицу Пим, которая никак не могла решиться и выбрать наконец одного из двух мужчин.

На левой странице был написан тайский текст, и Катя прочитала вслух музыкальные строки:

 

Кин као нанг клао ю кой та

Хай Пим ма нанг кин дуе кан кон

Кран миа май кин пром по йом вон

Пая пон пром плюэм пралом йай.

 

Справа был перевод:

 

Он сидел, помешивая карри,

Ждал, что Пим, войдя, присядет рядом,

Виновато взгляд потупит карий,

Он ее покормит, скажет: "Ладно..."

 

Катя запнулась на слове "помешивая", которое было исправлено рукой Лека "приготовляя". Он говорил тогда, что второе точнее. Конечно, так и есть, тем более что "карри" называют не только чесночную приправу из куркумового корня, но и блюдо с нею, а помешивать еду заранее Кун Пэн вряд ли будет.

Катя перечитала строки снова. Подумала и восстановила - "помешивая". Так лучше звучит...

Она отобрала эти стихи и забавный отрывок из поэмы Махамонтри про индийца Ландая - сиамского Дон Кихота...

Офицер, присланный Леком для сопровождения артистов, познакомил Катю с фельдшером, показал комнату, где можно было переодеться танцовщицам.

Начала концерт Намарона. Она спела грустно-мелодичную песню акхов. Громко вздохнул молодой солдатик на крайней койке, вздохнул и стал подтягивать ей вполголоса.

У Кати было время осмотреться. В харбинском госпитале между койками с трудом можно было протиснуться. Ватные одеяла, сохраняющие драгоценное тепло, рослые фигуры российских мужиков - скученность, окровавленные бинты, запах хлорки и щей... А здесь чистота. И простор, несмотря на высвобожденное место для выступлений. И кажущиеся невесомыми тела под легкими простынями из хлопчатки. Ни одного бурого пятна запекшейся крови. Да и откуда бы им, пятнам, взяться? Военные учения, контролируемые Леком, серьезны, но безопасны. Малярия, болезни желудка, язвы... Только один бедолага, бледный и тихо постанывающий, лежит с деревянно задранной на спинку кровати ногой - перелом.

Присланные Саовабхой девушки, казавшиеся в госпитальной суровости залетевшими из леса мотыльками, поплыли по кругу. Красно-белые длинные вуали колебались в такт плавным движениям. Потом колюче встопорщились наконечники в танце "бронзовых ногтей". Они мелькали и поблескивали под музыку крошечного оркестра, пристроившегося в саду у распахнутых окон.

Больные, те, что чувствовали себя получше, довольно кивали головами, похлопывали.

Парускаванская повариха-пирожница Тьита показала с сынишкой смешную сценку из деревенской жизни.

Кто-то засмеялся, кто-то хмыкнул.

И настал Катин черед. Фельдшер торжественнейшим тоном сказал, что в гости к ним пожаловала ее королевское высочество супруга его королевского высочества принца Питсанулока и она тоже хочет порадовать больных своим выступлением. Катя поморщилась: как же не продумала она вступительное слово? Попроще бы. Или уж вообще не объявлять...

- "...Хай Пим ма нанг кин дуе кан кон..." - читала она, переводя взгляд с одного лица на другое. Нельзя сказать, что не было в них доброжелательности. Но все же куда больше настороженности и любопытства: "Так вот она какая, жена королевского брата, боготворимого войсками министра военных дел... ну-ну, посмотрим, стоит ли она его..."

И, начав читать стихи с подъемом, Катя к середине стала запинаться. И закончила все-таки, и выслушала учтивые слова благодарности и заверения в глубочайшей признательности.

Ехала обратно, покусывая губы от досады. Ну что она ждала? Что будут, как когда-то Савельева, придерживать за халат, уговаривать побыть с ними хоть минутку еще, рассказать еще, почитать еще... Но с чего бы это? Любопытство, не больше. Спросила ведь их: не нужно ли чего? Есть ли жалобы? Но никто и рта не открыл.

Только фельдшер ответил за всех: "Ваше королевское высочество, благодаря заботам министра нет у нас ни в чем недостатка".

- Ну и как? - спросил вечером Лек.

- Редкостный порядок, - коротко ответила Катя. - Так всегда? Или лишь к нашему приезду?

- Всегда.

На том и закончилось обсуждение концерта. Неделей позже еще один был подготовлен из намеченного цикла, но продолжить их не удалось...

 

Вачиравуд, переняв режим отца, работал большей частью по ночам - обдумывал необходимые мероприятия, писал статьи по истории Сиама. Но самым приятным занятием считал переводы на родной язык английских и французских пьес. Хотя переводы ли это были? Шекспировского Гамлета поняла бы лишь горсточка людей, побывавших в Европе. А нужно было сделать его доступным восприятию уж если не крестьян, то по крайней мере чиновников. "Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам".

Голубоватое стальное перо поскрипывало по мелованной бумаге. Пятидесятиваттная лампочка под фарфоровым колпаком, украшенным серебряным ободом. ровно и сильно освещала черные кружевные строчки Когда король поднимал голову от книг и глядел в окно, после яркого электрического света сад казался погруженным в кромешную тьму. Ничего не видно. Весь город спит...

Нет, не весь! И полная луна разливала призрачный свет.

Листва бросала пятнистую тень на две мужские фигуры у ворот особняка в северной части Бангкока.

Подошедшему, закутанному в темный плащ, преградили дорогу:

- Вы к кому?

- К республике, - бросил вполголоса человек. Тени раздвинулись, пропуская его к дому, и снова слились, останавливая всадника: "Вы к кому?.."

В комнатах свет был потушен. Виднелись лишь бледные овалы людских лиц. Их было десятка два. Голоса звучали тихо, но страстно:

- Во всем мире на смену древней цивилизации приходит прогресс, только мы еще живем в средневековье. Министры с королем твердят: "Пусть плохо, зато свое". Им хватает наследного и награбленного богатства, а до остального нет дела. Но мы-то хотим, чтобы Сиам шел вперед, не отставая от других.

- Со склонностью короля к литературе, философии и церемониям толку для народа от него будет немного. Опять процветает коррупция. Появляются завистники, готовые гиенами наброситься на просчитавшегося соперника.

- Что говорить о коррупции? Все же знают, что нынче неурожайный год... И когда крестьяне думают, как бы им растянуть скудные запасы риса до следующего урожая, его величество тратит на коронацию - на красивое ничто два миллиона государственных тика-леи. А торжество еще не началось, значит, будет пущено на ветер не менее трех миллионов...

- Если мы не помешаем!..

- Да, мы отвлеклись. И так всем ясно, что от короля надо избавиться немедленно. Ча-ум, ты все продумал?

- Да. Кажется, это не составит большого труда. Есть разные мнения о времени, но, в общем, все разработано. Осталось уточнить две-три детали.

- Полагаемся на вас. Тянуть нельзя. Долгой дорогой до цели быстро не доберешься.

- А вы заметили, что короля не ослушиваются, но и не очень подчиняются?.. Каждый делает, что считает нужным, и все пущено на самотек.

- Опять мы не о том. Бог с ним. Вачиравуду остались считанные часы. Ча-ум, завтра доложишь все соображения по поводу его уничтожения. Мальчик мой, нельзя ошибаться. Только наверняка. Пришло время пустить в ход стрелу единственную, заговоренную, разящую насмерть.

- У нас есть и другие причины торопиться. Слишком много ходит слухов. Брожение в армии. Даже если все останется в тайне, до короля может что-то дойти и тогда наши надежды рассыплются прахом.

- Вачиравуд прежде всего арестует китайских и полукитайских офицеров. Пальцем в небо!.. Всех, кто мог быть связан с Сунь Ятсеном. Ядро группы...

- В том-то и состоит сущность политики, чтобы не терять минут, когда нужна быстрота и решительность. Кто успеет...

Вдруг послышался гул и пол закачался. "Дзинь!" - тонко звякнула, разбиваясь, стеклянная вазочка.

- О дьявол! Землетрясение. - Дурное предзнаменование.

- В каждом явлении можно усмотреть счастливое и несчастное. Будем видеть в землетрясении дурное предзнаменование для короля.

- А он ведь чувствует свою слабость - не верит армии. Она набирает силу, становится независимой. Неспроста же Вачиравуд занялся созданием собственного добровольческого войска.

- И выразил свою личность в названии. "Дикие тигры" - пышно, устрашающе, исторично и литературно.

После некоторого молчания тот, кого называли Ча-умом, задумчиво проговорил:

- Я не уверен, что смог бы поднять оружие против старого короля. Слишком любил его народ.

- В большой политике нет места любви и состраданию. Надо, если уж решили, с кем вы и за кого, хладнокровно идти до конца.

- А за кого? То, что за свободную страну и за народ, тут нет сомнений. Но кому же потом отдать власть? Так и не договорились. Может, стоит привлечь на свою сторону Чакрабона? Все ему рассказать?.. Он прекрасный организатор, любит солдат, наверняка стал бы прекрасным королем. Кроме того, смог бы помочь сейчас...

- Насколько я его знаю, Чакрабон никогда не пойдет против родного брата. Сейчас к нему обращаться нельзя. Может, потом, когда все будет позади?

- Я же говорю, что лучшим решением будет остановиться на принце Након-Чайси. Не меньший авторитет в армии, светлая голова, и к тому же не старается оправдать Вачиравуда, видя все его недостатки, как это делает Чакрабон.

- Друзья, ну о чем мы говорим? Какие слова еще надо найти мне, чтобы убедить вас отказаться от нового варианта монархии? Только что упоминались средневековье и прогресс. Я не против Питсанулока и Након-Чайси, но какими бы превосходными они ни были людьми, специалистами, это не путь прогресса. Пусть остаются на своих местах. Все шли сюда с паролем "К республике!". Другого пути быть не может!

- Да, пожалуй, верно.

- Не "пожалуй", а это не подлежит никакому сомнению. Пора расходиться. Каждый знает, что ему. предстоит сделать. Завтра в то же время здесь. Пароль: "К свободе!".

Призрачные силуэты по одному выскальзывали из комнаты. Кто-то тихонько охнул, наступив босыми ногами на осколки. Потом послышался хруст стекла под офицерскими сапогами. И все стихло.

 

Коронация была назначена на четырнадцатое марта. Никогда еще Азия не видела такого скопления сиятельных лиц. Император Николай прислал великого князя Бориса, король Швеции - молодого сына, принца Вильяма, с его русской женой, княгиней Марией. Принц Вальдемар приехал с двумя сыновьями от имени своего брата - короля Дании. Из Японии, самой могущественной страны Востока, прибыл принц Фушими...

Обеды, приемы. Катя присутствовала почти на всех и уставала последние дни как никогда. Завтра тоже следовало быть свежей, очаровательной, неотразимой. Она спустилась в детскую посмотреть, как спит Ежик, но застала его стоящим возле крошечной формы офицера пехоты, подаренной племяннику королем в честь торжеств. Маленький принц поглаживал ладошками свой алый мундир.

- Ты почему не спишь? Уже очень поздно. Завтра снова наденешь нарядный костюм. Ложись в постельку, малыш...

- А можно, я саблю под подушку положу?

- Можно. - Катя отстегнула клинок и положила его рядом на перинку.

Ежик, уже засыпая, пробормотал:

- Ты побудь со мной еще, мамочка.

Катя прилегла рядом с малышом, прижала к себе теплое, худенькое и такое родное тельце и задремала сама под тихое посапывание сына.

А когда очнулась, услышала взволнованный разговор в кабинете Лека. Он уже пришел? Катя хотела подняться, поздороваться, спросить, ужинал ли, но фраза, произнесенная незнакомым голосом, остановила ее:

- Ваше высочество, его убьют перед принесением присяги принцами.

Какие-то страшные вещи говорятся! Теперь выйти - подумают, что подслушивала. Она закрыла ладонями уши, но тут же убрала руки: вдруг это угрожает и жизни Лека? Он выглядит совсем уставшим последнее время. Стал резким, не терпит возражений. Ни о чем не поговоришь. Вот спросить сейчас, кто был и о чем речь? Или промолчит, или скажет: "Иди отдыхай. Не хватало еще на тебя свои заботы сваливать".

- Ваше высочество, я хочу, чтобы вы меня правильно поняли. Я пришел к вам, не желая польстить и без надежд на выдвижение по службе. Просто вам я доверяю безоговорочно. И считаю, что не вправе ничего от вас скрывать. С этой минуты все в ваших руках. Я верю, что любое ваше решение будет верным, и при любом повороте событий пойду за вами до конца. Если вы согласитесь с уничтожением короля, чтобы занять его место, весь народ будет рукоплескать - вы осчастливите страну!

- Об этом не может быть и речи. Мне не нужен трон. И хотя я не во всем поддерживаю Вачиравуда, я никогда не соглашусь не только с уничтожением, но и просто с его свержением.

Конечно. Другого ответа Катя и не ожидала. Лек не может лицемерить, не будет плести сети заговоров. Он слишком честен. Но что же теперь случится? Лек не до такой степени честолюбив, чтобы брать грех на душу. А престол? Он никуда не денется. Лек все равно наследник, и стоит ли ускорять события?

- Воля ваша. Но, пожалуйста, не торопитесь. Такого случая может никогда больше не представиться. Мы будем рады, если ваше решение изменится.

- Я думаю, вы понимаете, что мне нужно знать состав участников.

- Список со мной.

Зашуршала бумага, и после короткого молчания Лек воскликнул:

- Не ожидал, что это так серьезно! Весь цвет нации...

- Еще раз повторяю - все в ваших руках. А сейчас разрешите откланяться.

- Благодарю за доверие. До свидания. Звякнули шпоры. Хлопнула дверь. Тихо заржал конь под окнами. Лек прошел в ванную. Катя поднялась в спальню. Через полчаса он подошел к жене, поцеловал ее со словами:

- Как дела? Сыну мундирчик впору?

- Да, милый. Все хорошо. Ежик так хотел тебя дождаться. Но что с тобой? Ты плохо выглядишь - бледный, измученный. Что-нибудь случилось?

- Ничего серьезного. Много работы. Ты спи, Катюша, а я еще почитаю.

Он ушел обратно в кабинет. Через несколько минут Катя, вспомнив, что не спросила, ужинал ли, заглянула к нему. Лек сидел, откинувшись в кресле, с закрытыми глазами. На лице лежала тень мучительно-напряженного раздумья.

В коридоре появилась заспанная Намарона.

- Не надо ли чего?

- Спасибо, я сама, - ответила Катя и, собрав на поднос холодную закуску с бокалом сока, поставила еду перед мужем:

- Может, тебе лучше расслабиться? Налить рюмку?

- Спасибо, Катенька, не надо. Мне сейчас как никогда нужна абсолютно трезвая голова. Видя тревогу в ее глазах, добавил: - Извини, я не могу ничего сказать, и мне надо побыть одному. Спи спокойно.

Катя легла в постель снова, но разве тут до сна? Она пыталась поставить себя на место Лека и видела, что, как ни поверни, все оказывалось плохо. Конечно, он был бы лучшим королем. Но применять насилие, не говоря уже об убийстве? Невозможно. И неизбежно - если ничего не предпринимать. А если доложить о заговоре королю, спасти его жизнь? Будут казнены десятки людей, среди которых множество друзей Лека. Это было видно по его интонациям.

Чакрабон так и не ложился спать в эту мартовскую ночь. Утром, выпив несколько чашек крепчайшего кофе ("Лек, разве можно? Побереги сердце..."), уехал в город.

Он выбрал единственно возможный для себя путь.

Позже, вспоминая тревожные дни перед коронацией, Катя думала без оттенка сожаления: "Еще немного, и могла бы стать королевой Сиама..."

События разворачивались мгновенно. По приказу Чакрабона на следующий день были арестованы все причастные к заговору. Никто не сопротивлялся. Только поручик Ча-ум застрелился при аресте. Когда опасность была ликвидирована, Чакрабон доложил о происшедшем ничего не подозревающему королю и тут же ходатайствовал о прощении заговорщиков, говоря об их полном раскаянии. Все было позади - король не успел испугаться. Лек просил его о снисхождении. Вачиравуд уже готов был ограничиться выговорами и понижениями по службе или разжалованиями для офицеров, но министры в один голос потребовали смертной казни.

Вачиравуд выбрал компромисс: всех, девяносто одного человека, приговорили к пожизненному заключению. Не помогли доводы Чакрабона в пользу того, что страна теряет лучших специалистов. Он до последней минуты ожидал помилования. Зря.

А журнал "Ази франсез" так реагировал на последствия провала заговора: "Создается впечатление, что король чувствует - слишком сильное наказание бунтовщиков может немедленно повлечь за собой движение, начало которого было остановлено раскрытием заговора, и сторонники этого движения слишком могущественны, чтобы с ними не считаться".

 

...Церемониал тайской коронации сложен и отработан веками.

Ночь на четырнадцатое марта тысяча девятьсот двенадцатого года Вачиравуд, как и предписывалось, провел в палатах Чакрапат Главного дворца, где жил и умер зачинатель династии Рама I.

До начала торжеств он самолично осмотрел подготовленные регалии в тронном зале, постоял у двери, ведущей через анфиладу комнат ко Внутреннему дворцу. Несколько десятков шагов и ступенек отделяло его от женской половины, где жили еще безутешные вдовы. Некоторые из них были чуть старше его самого. Как отец справлялся с этой пестрой щебечущей толпой? Тут найти бы хоть одну, чтобы подарила наследника, чтобы была такой же надежной спутницей, как мать или Катрин Чакрабона, только, конечно, в тайском обличье. Он представил стихающую жизнь в покоях Внутреннего дворца.

Те, кто помоложе, поспешат устроить собственную судьбу, а поскольку доступ в покои посторонним мужчинам почти невозможен, все имеющие средства и желание будут обращаться к королю с просьбой разрешить приобрести особняк где-нибудь в фешенебельном районе столицы и покинуть королевский дворец. Будут получать разрешение - зачем Вачиравуду лишние хлопоты с многочисленными родственницами? Вечно у них что-то происходит, и полисменки - ему всегда было не по себе от вида грозных амазонок - не зря получают солидное жалованье. Останутся здесь только старухи доживать свой век в нескончаемом трауре, да высокопоставленные визитеры будут иногда осматривать опустевшие покои, превратившиеся в памятник полигамии.

Сын, наследник, необходим, но кого же выбрать в жены? Слишком много претенденток. Отцу было проще: пусть станут женами и та и другая, а там посмотрим. И Европа понимающе подмигивает, ухмыляется - весьма приятный пережиток средневековья. Теперь не будет повода для шуток. Но как выбрать ту, единственную, и не ошибиться? Он снова втайне позавидовал Леку. Как у брата все в жизни просто. Всегда знает, чего хочет. Всегда знает, как поступить в любой ситуации. Перед принятием окончательного решения выслушает все советы, но зато потом не переубедить. ' Ни тебе колебаний, ни смятения. А тут... сколько приходится прилагать усилий, чтобы хоть выглядеть всемогущим монархом! Ужасно, если это заметно со стороны. А заметно несомненно. Его неуверенность прячется в "Диких тиграх". Чулалонгкорну не нужно было ничего, кроме преданной армии. А сейчас она на глазах превращается во врага, независимого и грозного. Что могут "Дикие тигры" против кадровых военных? Отец поднял бы на смех: от кого защищаешься? От своих солдат?.. И все равно отказаться от "Тигров" нет сил. Пусть остается хоть это иллюзорное ощущение надежности.

А вообще хорошо бы бросить все. Переселиться в дом, окруженный густым садом, не пропускающим никаких звуков, с огромной библиотекой и читать, думать, сочинять, создавая свой мир, не существующий для окружающих, пока он не описан, но такой реальный для автора. Может, отказаться от престола? Ах, все это бессмысленные голубые мечты утомленного интеллектуала! Не для подобной же глупости готовил его отец... Вот радости было бы республиканцам... Не выйдет! Абсолютная монархия во веки веков! Сату! Сложно будет. Сложнее, чем было бы Леку. Придется доказывать, что и Вачиравуд может быть прекрасным правителем. Придется...

Через час он в белой тоге под пение буддистских монахов совершал ритуальное омовение. Потом, облаченный в мантию из серебряно-золотой парчи, совершал предписанные действа, касаясь царственных регалий: золотых башмаков, сабель и сосуда для воды. Брахман пригласил Бога Шиву войти в тело короля и стал обращаться к королю, как к Богу. Он преподнес ему брахманский пояс и наконец со словами благословения подал сильно заостренную и усыпанную бриллиантами долгожданную корону, чтобы повелитель сам водрузил ее на голову - нельзя касаться волос, иначе осквернится его дух "кван"...

С радостной торжественностью играл духовой оркестр. Гремели артиллерийские залпы. "Да здравствует король!"

 

Лек сидел в кабинете Парускавана перед чистым листом бумаги, обдумывая, как лучше написать поздравление брату. Церемония прошла на должном уровне. Единственное, что не удовлетворило Лека,- надпись, выгравированная по приказу молодого Рамы VI на золотом листе в подтверждение его титула. У отца и деда при перечислении достоинств на листах значилось "рожденный от царственных родителей с обеих сторон" и "избранный всеми людьми". Вачиравуд первую часть оставил без изменений, а вторую исправил на "назначенный своим царственным отцом". Не стоило этого делать.

Наконец послание было написано:

"Мой дорогой брат,

хотя ты получил множество поздравлений и наилучших пожеланий в этот торжественный день, я думаю, ты не станешь возражать против скромного, но не менее сердечного выражения радости твоим любящим братом", который был возле тебя в детстве и прошел через суровые испытания в Европе. Хотя я тяжело пережил утрату дорогого отца, но тем не менее испытываю огромное удовлетворение оттого, что вижу коронованным сегодня тебя, мой брат, а не кого-либо другого. Пусть небеса даруют тебе, мой король, долгие годы мирной полезной жизни и процветающее правление. Пусть небеса даруют тебе возможность осуществления самых добрых и щедрых замыслов, ведущих государство дорогой прогресса, и чтобы эти намерения не были чем-то застывшим, а вели нашу страну к уровню наиболее передовых государств, чтобы Сиам добился уважения целого мира во время царствования короля Вачиравуда.

Твой любящий брат и преданный слуга Вашего величества Лек".

В тот же день Чакрабон получил ответ, присланный со специальным курьером:

"Мой дорогой Лек,

я глубоко тронут твоим поздравительным письмом в величайший день моей жизни. Воды ритуального омовения этим утром смешались с моими слезами, в которых были радость и печаль. Нет необходимости объяснять все тебе, который знает мои мысли так, как знаю их я сам. Ты всегда был мне более чем братом, ты был моим другом. Я уверен, что при твоей поддержке мне будет легче с честью нести тяжкое бремя короны. Слишком много препятствий мне придется преодолевать, поэтому, возможно, движение к прогрессу будет вначале слегка замедленно. Мы живем в трудное время, когда устаревшие традиции борются с новыми, не желая уступать. Но я не отчаиваюсь. Я надеюсь дожить до того времени, когда Сиам войдет в семью наций как равный, во всех смыслах этого слова. Будь моим другом и дальше, чтобы мы вместе смотрели в будущее.

Твой любящий брат Вачиравуд Р.".

 

После окончания официальных торжеств царственные гости отправились в путешествие по стране, и Лек, оставив ненадолго службу, сопровождал их вместе с Катей. Не обходилось без курьезов. Когда принцесса Алиса прибыла в Аютию, древнюю столицу Сиама, и губернатор города захотел представить ей своего брата, командира гарнизона, он, подготавливая речь, заглянул в тайско-английский словарь. А так как в тайском нет разделения слов по родам - просто в нужных случаях добавляется признак пола, - губернатор при определении своих родственных связей наткнулся сначала на слово "сестра" и счел это достаточным, не заметив, что есть еще "брат". И когда принцесса сошла на берег с катера, празднично убранного флагами, фонариками и гирляндами душистых цветов, губернатор представил ей военного в полной форме, с великолепными усами, произнеся вошедшее в историю: "Моя сестра!"

Были и менее приятные обязанности. Принц Вильям Шведский оказался ярым охотником и едва дождался момента, когда можно было бы пристрелить нескольких экзотических зверей. Но мало кто из исповедующих буддизм получал удовольствие от уничтожения любых животных, и Лек вовсе не относился к их числу. Поэтому он без горячего желания сопровождал Вильяма в охоте на тигров, исполняя долг гостеприимного хозяина.

Было проведено много часов с предельным нервным напряжением. Сначала Лека заботило, чтобы хищники не слишком долго заставляли ждать своего появления и не утомляли Вильяма бесплодным блужданием по джунглям. Потом охватило опасение за жизнь гостей. Мало ли чего бывает на охоте! Даже лиана может обернуться ядовитой змеей. Но все обошлось. Тигр вовремя появился, вовремя кинулся на предназначенную ему пулю. Кусочек свинца сломал стремительный прыжок, превратив параболу полета в ревущее сальто. Зеленые глаза в темных ободках помутнели. Лек потрогал жесткую гривку, провел ладонью по густой шелковистой шерсти в разводах и мысленно попросил прощения у погибшего зверя. Жизнь огромной прекрасной кошки превратилась в несъедобное мясо и ценную шкуру.

А Катя в это время сопровождала княгиню Марию на юго-запад страны и обнаружила там, на берегу Сиамского залива, прекрасное место для отдыха. Маленькая рыбацкая деревушка звалась Хуа Хин, то есть Скалистый мыс, овевалась морским бризом, сдувающим невыносимую апрельскую духоту, и была окружена естественными пляжами с белоснежным песком. Берег был дик, местами неприступен - скалы выдавались в море, и волны, обессиленно подползающие к ногам на пляже, мощными глыбами ударялись о серые громады, швыряя хлопья пены до самых ласточкиных гнезд.

Лек вскоре купил здесь участок земли в десять акров, и к следующему жаркому сезону у моря вырос небольшой свайный домик из дешевых досок, крытый соломой. Маленький Ежик, замирая от восторга, разглядывал в чистейшей бирюзовой воде разноцветных рыбок, протягивал руку, чтобы потрогать голубого краба, заброшенного на берег приливом, но клешни грозно шевелились, и мальчик отскакивал назад. Пахло йодом, водорослями. Рыбаки, как тысячи лет назад, чинили сети, развешивая их на столбах. В конце марта еще вылавливали пильчатых креветок, и Ежик на день рождения ел свой любимый креветковый пирог, испеченный прямо при нем. Он даже видел, как с лодки нырял в воду один из рыбаков. "Мама, он прыгнул за креветками?" - "Нет, он только послушает, в какую сторону они ползут по дну". Потом выметывалась сеть, окружая косяк, рыбаки колотили по воде шестами и, наконец, вытаскивали множество креветок, запутавшихся в ячейках.

С апреля начинался лов скумбрии. Рыбаки радовались, если к вечеру небо затягивалось облаками. В непроглядной ночной тьме яснее было видно флюоресцирующее свечение воды, сопровождающее движение косяков, и утром, едва проснувшись, Ежик бежал к деревянному причалу и смотрел, как серебристая трепещущая масса струится из лодок в баркас перекупщика. Иногда кто-нибудь из деревни приносил найденный жемчуг, но ценные экземпляры попадались редко. А однажды Катя сама, гуляя с Ежиком у воды после отлива, нашла раковину с настоящей голубоватой жемчужиной, пусть немного корявой, но дорогой тем, что ее не касались алчные руки, торговцев.

Лек не мог выбраться из Бангкока более чем на три недели, а Катя с сыном задержались до конца мая, наслаждаясь каникулами.

Дома ждало траурное известие - умер принц Чира Након-Чайси. Обеды в Парускаване стали менее шумными. Некому стало горячо обсуждать проблемы закупки винтовок "маузер" или горных пушек Круппа...

Да и вообще правление Вачиравуда началось вереницей бедствий. Не поэтому ли сиамцы недолюбливали своего короля? Следом за неурожаем риса вспыхнула эпидемия оспы... Шли совещания за совещаниями - министры, советники, доктора... Вачиравуд, ни минуты не колеблясь, выделил крупные средства для закупки вакцин и проведения прививок. Катя сама помогала организовывать летучие медицинские пункты. Не вынуждали - убеждали... Только бы не добавить паники! И эпидемию погасили.

Следом за ней прокатилась волна гибели людей от укусов бешеных животных и краешком задела королевскую семью: в ужасных муках умерла кузина Лека, дочка принца Дамронга. Все силы пришлось бросить на скорейшее открытие пастеровского института. На воротах небольшого старинного особняка в самом центре Бангкока появился большой красный крест, видный издалека. Сюда спешили те, кому, возможно, оставались минуты жизни,- укушенные бешеными собаками и ядовитыми змеями. Сложно было с персоналом. Первыми докторами были французы, а сиамцы если и говорили на иностранном, то это был английский, и Кате приходилось на первых порах выступать в роли переводчика. Но сиамцы так горячо взялись за дело, что очень скоро смогли работать совершенно самостоятельно.

Два-три раза в неделю Катя приходила в змеепитомник института, помогала, чем могла, - выписывала из Европы оборудование/специальную литературу, переводила статьи, налаживала строгий учет препаратов и вакцин, пока еще доставляемых издалека. Нужны были время и упорство, чтобы самим научиться производить противозмеиную сыворотку.

Сначала, по настоянию Лека, рядом с Катей на территории серпентария постоянно находился кто-нибудь из опытных сотрудников, контролируя каждое ее движение. И - был случай: лишь в трех дюймах от нее удалось перехватить то ли сбежавшую из клетки, то ли заползшую с улицы гадюку. И не боялась ведь змей, и вакцина была в двух шагах, но, когда зашла в кабинет и взяла карандаш, почувствовала, как дрожит он в руке, выводя каракули по бумаге. Дома рассказывать об этом, конечно, не стала. И так Намарона каждый раз бурчала, провожая ее в институт:

- И охота вам возиться с этой гадостью, хозяйка? Не ровен час... От греха подальше...

А Ежик, разобравшись, куда она стала уходить надолго, заревел и вцепился в мамину юбку:

- Не хочу, чтобы тебя змея кусала!

И рассказывали ему про змеепитомник, и объясняли - насколько маленький умишко понять мог, а все равно приходилось отвлекать его или отправлять к Чом, когда шофер сигналил у ворот.

Дома Катя подкармливала парочку гекконов, давно ставших ручными. В зеленый кабинет на свет настольной лампы слетался по вечерам их ужин. И светло-фиолетовые в оранжевых пятнышках токеи бегали по стенам и потолку - своей вотчине.

Доктор Вильсон, едва познакомившись с Катей, стал показывать ей, как отличать ядовитых змей. Те, которые найдены были в саду Парускавана, лежали заспиртованными в стеклянном шкафу, чтобы Ежик тоже мог смотреть и учиться разбираться в их окраске. Но мальчик панически боялся даже недвижных пятнистых спиралей в прозрачных банках. Подходя к обожаемым полкам, где стояла красочная коллекция фарфоровых и металлических зверюшек, он забавно старался отвернуться от жутких склянок. Отчего так? Намарона, правда, припомнила, что, когда Катя уже ждала малыша, на нее с листвы упал древесный ужик. Может, поэтому? Но, к счастью, Ежику не пришлось столкнуться со змеями поближе. Пока он был маленьким, на прогулках его сопровождали бдительные няньки, а потом, обзаведясь друзьями, он с таким шумом носился по саду, изображая индейца или полисмена, что уже змеям приходилось скрываться подальше от беспокойства.

"Какой умненький, какой бойкий мой маленький Ноу", - не могла нарадоваться на него бабушка, и все, казалось бы, входило в спокойную наезженную колею.

но начался август тысяча девятьсот четырнадцатого года, принеся с собой новые тревоги. У Кати сердце изболелось за Россию. Только девять лет отдыхала она от войны, и снова крестьян швыряли в бессмысленную мясорубку, уверяя, что это нужно отечеству, а значит, и им.

Лек горячо сочувствовал Антанте и России, но если Катя, не вникая в тонкости военных действий, просто страдала от каждой потери, которую несла родина, то Чакрабон подходил к сообщениям с фронтов прежде всего как профессиональный военный. На стене его кабинета в академии висела огромная карта, передвигались флажки, отмечая наступления и отступления всех войск. На живом примере он проводил занятия по тактике. Пока шла маневренная война, флажки смещались дважды за день. Потом она приняла позиционный характер, солдаты зарылись в окопы, прикрылись бетонированными укреплениями, начался период артобстрелов, и основное внимание на занятиях главнокомандующего стало направляться на изучение новейших типов орудий. Телеграммы с театра военных действий прибывали постоянно.

Три года Сиам, выступивший с декларацией о нейтралитете, напряженно следил за ходом войны. Сочувствующих Антанте и ее противникам было примерно поровну. Вачиравуд, влюбленный в Англию, где он провел юность, пожертвовал крупную сумму на вооружение своего старого британского полка, переводил статьи из английских журналов и сочинял собственные в защиту союзников. Правда, подписывался псевдонимами, но мало кто не узнавал за ними истинного автора. Если бы все зависело только от короля, он не задумываясь в первый же день присоединился бы к Антанте, но даже при абсолютной монархии общественное мнение играет важную роль, а сиамцы давно уже были обижены на Францию, отхватившую солидный кусок их территории. Германия же не причиняла никогда никаких особых неприятностей, торговала себе, и всё, поставляя товары, может, и не такого высокого класса, как английские, но гораздо дешевле и почти такие же прочные, что было очень важно для населения. Сочувствием короля и нейтралитетом Сиама сразу воспользовались немцы. На Менаме длинной вереницей выстроились торговые пароходы Германии. Ее дипломатические представители, не жалея средств, воспевали успехи немецких войск.

До мая тысяча девятьсот семнадцатого года тянулись бесконечные дипломатические переговоры> пока наконец Сиам не объявил войну Германии и Австро-Венгрии, и радостная Англия перехватила банки и управление железной дорогой. С грустью замечали сиамцы, что их страна не стала от этого свободнее.

Япония вступила в войну, чтобы под сурдинку отнять у немцев китайские владения и тихоокеанские острова, Турция сводила с Россией старые счеты, бомбардируя Севастополь, Одессу и Феодосию. Катя не спала ночами, переживая от своей беспомощности и тревоги за родину, все свои личные сбережения она перевела в фонд содействия России. Чула-Чакрабон спокойно подрастал, перерисовывая картинки с пушками и самолетами из нарядных иллюстрированных английских журналов. Правда, в играх с участием всего малолетнего населения Парускавана - от детей кучеров до приходивших в гости принцев - стали чаще звучать выкрики "немцы" и "Антанта" вместо "могикане" и "ковбои". Французские дивизии в составе четырех вопящих мальчишек, потных, чумазых, нападали на немецкий штаб, притаившийся в гостевом доме Парускавана, и на паркетном полу бального зала завязывались яростные схватки. Ежик всегда был лидером и в рядах победивших.

Обычно сражались, забывая про высочайшее или простолюдное происхождение родителей. В пылу драки было, не до титулов. Но однажды Ежик, считая себя недосягаемым для возмездия, отлупил сына дворецкого, который был помладше и не решился дать сдачи. Очень корректно отец пострадавшего сообщил о происшедшем хозяину - первый и единственный раз Чакрабон взял в руки розги и выпорол Чула-Чакрабона, чтобы тот ко всем людям относился впредь по-человечески. Кате было до слез жалко сынишку, но она не стала его защищать: наказание было заслуженным. Ежик тоже это понимал и даже бабушке не пожаловался. Заснул после обеда в слезах, а сон приснился какой-то добрый, и разбудил его, как всегда, ритмичный звук кос. Малайцы-садовники приводили в порядок газоны.

После, полдника Ежик рисовал, читал понемногу, а потом переодевался, чтобы ехать к бабушке в Пья Тай. Как всех детей из состоятельных семей, его одевали в соответствии с днем недели, чередуя цвета костюмов - тонких рубашек и шелковых шортиков. Воскресенье было, конечно, красным, понедельник - желтым, в цвет Луны, вторник - розовым, как Марс, среда - зеленой, в честь Меркурия, четверг был оранжевым, по Юпитеру, пятница - голубой, как Венера, а суббота должна была бы быть черной, так как это - день Сатурна, но черный - цвет траура, и потому его заменяли бордовым или лиловым. Просторный алый напи-ер, внешне похожий на автобус, отвозил Ежика с Чом в Пья Тай, когда уже было темно. Издалека виднелся его красный фонарь. Он горел всегда, сигнализируя, что Саовабха дома. Так повелось со времен Чулалонгкорна. Король приезжал, и на высокой башне зажигался еще один. Теперь, с начала правления Вачиравуда, второй фонарь загорался при его визитах. Ежик вглядывался во тьму, пытаясь от самого Парускавана разглядеть, одно или два нынче красных пятнышка, но они сливались, и однажды ему пришла в голову такая идея:

- Бабушка, ничего же не разобрать, приехал король или нет... Пусть у тебя всегда горит зеленый, свет, а при короле включают и красный, а то никакого толку нет.

- Ну какой ты умница, - умилилась бабушка, приказав немедленно поменять фонарь, который горел всегда, на зеленый.

Маленький Ежик и наивная Саовабха! Весь Бангкок хохотал три дня, сплевывая бетель, чтобы не поперхнуться, пока наконец кузен королевы-матери, не зная, как подойти к щекотливой теме, все-таки не объяснил ей, что зеленые фонари принято зажигать только над дверями публичных домов. И Саовабха ласково уговорила внука смириться с прежним цветом, потому что на зеленый слетается больше комаров и сползаются змеи.

Королева поднималась с постели около восьми часов, и ей подавали ужин, который можно было при желании назвать и завтраком. Пья Тай оживал. Слышались детские голоса из пансионата, организованного ею для маленьких родственниц. Кроме обычных уроков девочки учились плести цветочные гирлянды, вышивать, украшать комнаты. Набегавшись, Ежик шел в палаты

королевы, чтобы сообщить ей все новости последнего дня, а потом его укладывали спать прямо здесь же, возле бабушкиной большой деревянной кровати, на перинке, расстеленной на полу, как всем сиамским детям. Чом или Саовабха рассказывали ему интересные истории. Сначала сказки, тайские или английские. Особенно пользовалась успехом Красная Шапочка. Бабушка страшным голосом грозила съесть малыша, а он жмурился от ужаса. Потом пришло время страниц тайской истории и буддийских джатак. Иногда она даже рассказывала ему об Иисусе Христе, но, надо отдать ей должное, без тени пренебрежения к чужому святому. Катя утром спрашивала сына о королеве и с некоторой ревностью выслушивала, как Ежик начинал объяснять, что Иисус не Бог, а просто наставник, как Будда, что он только учит людей быть добродетельными, уважать Бога и верить в него...

После разговоров с бабушкой и неизменного крылышка цыпленка с соусом и бокалом фруктового сока Ежик засыпал под голоса придворных дам и гостей королевы. До утра в комнате сменялись посетители, никто не снижал голоса, но Ежик спал, и ничто ему не мешало видеть хорошие сны. А когда утром его будила Чом, он беззвучно шел в свою комнату для завтрака и, умывшись, покидал до вечера притихший дом. В Парускаване его ждали друзья, игрушки, а если повезет, то и дядя Махидол, ставший офицером морского флота. Никто не мог так, как он, придумывать приключения и сооружать суда из простых деревяшек. Он даже превратил, с помощью парусины, серой краски и досок, моторную лодку в крошечный крейсер. Махидол был капитаном, управлял судном, а Ежик - адмиралом, выкрикивал команды. Стоило появиться дяде, и маленький Чакрабон прилипал к нему. Скучал, если его долго не было в Парускаване.

Катю огорчало, что Лек никогда не играл с сыном. Мог же он с ней быть ласковым и оживленным, а с мальчиком не знал о чем говорить. Если Ежик спрашивал что-нибудь об оружии или о партизанах, Лек серьезно отвечал, и тот слушал с уважением, переполняясь гордостью за такого необыкновенного, умного, всеми уважаемого отца. А уж если Чакрабон брал сына на торжественные церемонии или маневры, где ехал впереди всех на чудесной белоснежной Ромашке в алой форме пехоты или голубой - конной гвардии, Ежик просто таял от блаженства, поглядывая на окружающих, увлеченных красивым зрелищем. Катя была несравнимо ближе сынишке, но и она, с рождения малыша избавленная от ухода за ним, боялась, что Ежик воспринимает ее только как картинку из разноцветной книжки.

С Леком Катя наедине чаще разговаривала по-русски, а с мальчиком только по-тайски. Когда ему было четыре года, Катя пыталась учить его русскому. Присаживалась рядом с ним на перинку в детской и говорила разные ласковые слова или стишки, но Ежика очень смешили эти странные звуки, и он хохотал, отказываясь их повторять. Считал, что мама придумала новую игру, а Катя огорчалась. Китайский, на котором говорили многие, он усвоил гораздо раньше. На английском с Ежиком говорил доктор Вильсон. Он все так же часто приезжал в Парускаван встретиться с друзьями. И, слава Всевышнему, здесь редко болели. Только в два года жизни малышу угрожала дизентерия, а потом безобидная ветрянка да многочисленные ссадины на коленях. Вильсон любил гулять с Ежиком, рассказывая ему про деревья, зверей, насекомых, и каждое из них выделялось на пестром фоне сада, оказываясь совершенно необыкновенным и очень интересным. Даже ужей Ежик соглашался потрогать из рук доктора, всегда слегка пахнущих карболкой или камфарой.

К Вильсону недавно приезжали коллеги из Пекина и настойчиво приглашали в гости. Катя, с одной стороны, была рада, потому что доктор обещал навестить Ивана, передать подарки и рассказать ей о жене брата и крошечных Катиных племянниках: никакой фотографией не заменить живого описания... А с другой стороны, очень уж неспокойно было в Китае последние годы с бесконечными крестьянскими "рисовыми бунтами" и переходом власти из рук в руки. Доктор успокоил Катю, сказав, что будет подальше держаться от всего, что связано с именем Юань Шикая и политикой, а поедет пароходом и таким образом избегнет путешествия по самым беспокойным южным провинциям.

Катя целый день отбирала подарки для семьи Ивана, и Ежик вертелся тут же, вытаскивая из шкафов свои самые любимые игрушки для маленьких кузенов. Не пожалел даже новенькую английскую железную дорогу, полученную недавно от Махидола. С дальними маленькими родственниками он согласен был примириться. Лишь бы мама не надумала завести ему сестренку. Катю смешила и расстраивала боязнь Ежика вдруг перестать быть центром внимания Парускавана и Пья Тая. При его резвости и частом непослушании стоило только намекнуть на возможность появления еще одного маминого малыша, как он притихал, умилительно обещая быть шелковым.

Катя с сыном пересмотрели груду подарков, представили старого Вильсона, пытающегося удержать в руках два десятка коробок, пожалели его и решили ограничиться двумя лаковыми заводными машинками, кольцом с жемчугом для жены Ивана и старинной рукописью буддийских джатак для него самого.

Посидели за празднично накрытым столом, выпили на дорогу шампанского и проводили своего друга к причалу Менама.

 

Ежик уже достаточно подрос, и бабушка, сама почти не покидавшая Пья Тай, поручила Чом показать внуку закрытые палаты Главного дворца. Катя, с удовольствием сопровождала их.

Опустевший дом Чакри... Вачиравуд не стал здесь жить, предпочитая загородный дворец. Ежик трогал ступеньки полукруглой лесенки, ведущей к трону под бело-розовым зонтом с семью балдахинами, слушал рассказы о легендарном деде и даже в шутку не просился посидеть на троне. Свет лился сверху из узких окон между карнизом и потолком, освещая тройные золотые слоновьи головы с натуральными бивнями над дверями, ведущими во внутренние покои, золотую чеканку и картины западных художников, изображающие приемы европейских послов в Сиаме, старинное оружие, щиты. В длинной галерее, примыкающей к атриуму, они разглядывали портреты королей и королев династии Чакри, восхищались драгоценностями, разложенными под стеклом так, чтобы поудачнее показать искусную работу местных мастеров. Венцы, кольца, браслеты, сосуды были усыпаны самоцветами и переливались, не отпуская взгляд, алмазы с Явы и Борнео царственно возлежали на черных бархатных подушечках.

После трехчасовой прогулки по разноцветным мраморным полам дома Чакри Катя с Ежиком так устали от обилия впечатлений, что только через два дня решились заняться подробным осмотром храма Изумрудного Будды. Катя была здесь несколько раз на торжественных церемониях, когда король в ознаменование начала очередного сезона трижды в год менял одежды священном изваянии высотой в аршин, выточенном целиком из полупрозрачного зеленоватого халцедона. Но лишь теперь она смогла рассмотреть все как следует. Ежик, задирая голову, пытался сосчитать сапфиры и опалы в короне на челе Будды, безмятежно взиравшего из тени алтаря. Опять сказочное великолепие инкрустации, резьбы, золотых деревьев...

Потом они еще гуляли по чешуйчатым дорожкам, а драконы и чудища у пагод были вовсе не страшны, лишь уважение вызывали своими размерами в три человеческих роста. А туфли на них формой и объемом были похожи на небольшие лодки из полудрагоценных камней. Лица исполинов угадывались в извилистых бороздках, между которыми едва намечались глаза и клыки. Чудесную бронзовую "буренку" охранял сфинкс с длинным хвостом, поднятым торчком. Рядом с фресками на темы "Рамаяны" вдруг обнаруживался толстый голландец с подзорной трубой. Кто это? Даже Чом не знала. Чтобы не уронить авторитет всеведущей няни, Катя поскорее увела Ежика к шкафам древних "Законов".

Уходили к машине, присланной из Парускавана, а вслед звенели колокольчиками бронзовые листья, украшающие карниз пагоды.

 

Прошло четыре месяца в занятиях с сыном, обсуждении вестей с нескончаемой войны, помощи в работе I пастеровского института, и Катю уже стало волновать столь длительное отсутствие доктора, когда он наконец объявился, веселый, похудевший. Зашел поздороваться.

- Я только на минутку, тороплюсь, но, если вы позволите, я приведу к обеду одного своего нового друга. Мы познакомились в Пекине. Пришлось все-таки столкнуться с Юань Шикаем, тщетно рвавшимся превратиться из президента в императора Небесной империи. Говорят, он сам принял яд. Хотя, на мой взгляд, у него не было к этому повода. Но факт есть факт. Отравление. И на консилиуме у его праха я встретил одного интересного коллегу, который, возможно, вам знаком...

- Ну о чем вы говорите, Вильсон? Мы всегда рады и вам и вашим друзьям. Лека нет, он на маневрах, в Корате. Хотите, подождите день-два, а нет - приходите к обеду по-простому, без особых церемоний, если ваш знакомый не слишком важная персона. Но, дорогой Малькольм, что же вы молчите об Иване? Самое главное... Как там Лесницкие?

- Настолько все нормально и хорошо, что и говорить особенно не о чем. Очаровательная жена, здоровые детки. Огромный привет, благодарности за подарки. Но, Кейти, я право же спешу, подробности потом.

И он до завтрашнего обеда покинул Парускаван.

 

Говорят: интуиция... Видно, Катина интуиция была не слишком обостренной.

Она услышала голос доктора, здоровающегося с Намароной, поспешила вниз из своего кабинета, ожидая, что придется с кем-то знакомиться, говорить общие фразы, и - настолько сильный шок испытала при взгляде на стоящего рядом с Вильсоном мужчину, что на секунду потеряла сознание - в глазах запрыгали черно-красные искры и пол стал выскальзывать из-под ног. Катя прислонилась к косяку двери, прошептала:

- Савельев!..

Милый Вильсон, переведя взгляд с бледного лица Кати на напряженное - Савельева, засуетился:

- Кейти, он вам, правда, знаком? И не очень приятен, да?.. Ну я ему задам! - Малькольм погрозил пальцем Савельеву: - Серж, разве так можно? Хоть бы предупредил, я бы хозяйку подготовил... Кейти, хотите, я его немедленно выпровожу и буду до вечера извиняться?

- Ну что вы, доктор! Все в порядке. Сейчас сядем обедать. Намарона, посмотри, пожалуйста, накрыт ли стол, и позови Ежика.

Вильсон снова стал рассказывать, как познакомился с Савельевым, а тот молчал, чуть улыбаясь. Даже поздороваться не пришлось в неожиданно скомканной встрече. Вбежал Ежик, разгоряченный, не выпуская деревянного меча из рук. Кинулся к доктору:

- Там Рапат руку сломал! - и выскочил обратно в холл. За ним поспешили два врача и одна сестра милосердия. Все двигались. Все были при деле. Вильсон потрогал замызганную худенькую мальчишечью руку, посмотрел в сморщенную перед ревом мордашку.

- Да не перелом это, не хнычь. Простой вывих. - И обратился к Савельеву: - Серж, я сам утром палец порезал - боюсь, не смогу сразу точно вправить. Сделай сам?..

- Конечно, - с готовностью откликнулся Сергей и, вздернув рукава рубашки, аккуратно, ласково прощупал косточки. Одно едва заметное движение с легким хрустом, и мальчуган, еще не веря, что боль отпустила, шевелит пальцами, поднимает руку... Катя отправила пострадавшего с Намароной к тайской кухне, чтобы его как следует накормили, и подвела Ежика к Савельеву:

- Познакомьтесь, Сергей Матвеевич. Чула-Чакрабон, но можно Ежик, или Ноу - Мышонок.

- Очень приятно. - Мужчины пожали друг другу руки.

Ежик попробовал произнести сложное имя гостя, ничего не получилось, и он рассмеялся.

- Мне самому трудно, - потрепал его по плечу Вильсон, - зови его Серж, как я.

Сели за стол, слишком просторный для четверых. Ежик - справа от Кати, Вильсон - слева, а Савельев - напротив. Зашипела пена шампанского. Ежик потягивал апельсиновый сок, считая минуты, когда можно будет поесть и поскорее убежать доигрывать сражение. Сначала обстановка была чуть скованной. Вильсон стал рассказывать свою любимую историю. Ежик хотел было сказать, что все про это знают, но благоразумно промолчал.

- Серж, ко мне в прошлом году приехали из Англии друзья - историки. Решили, в гостинице будет слишком много помех для работы, и я их поселил на своей вилле, забыв предупредить о моих милых квартирантах. Возвращаюсь ночью с аудиенции у королевы - я тебе говорил о ее режиме, весьма необычном, - и застаю дома страшный хаос со следами поспешного бегства. Тут же еду в "Ориенталь", поднимаю гостей с постели, все еще не пришедших в себя от ужаса, и выясняю, что мои историки испугались жаб и гекконов, пришедших получить свой законный ужин, и в довершение чуть не раздавили мне парочку ужей... Бедные ужики! Они привыкли к покою, а тут вдруг вопли, грохот переворачиваемой мебели... Так я и не смог объяснить гостям, что они не ядовитые.

Наконец шампанское принесло благотворное расслабление.

- Часы показывают все то же, петербургское время? - кивнула Катя на знакомый циферблат, не замечая, как перешла на незнакомый Вильсону русский.

- Да. Но неужели помните? - ответил по-английски Савельев.

- Ох, простите, доктор, - извинилась Катя перед Малькольмом.

- Ну что вы, Кейти, при встрече соотечественников после долгой разлуки говорить на чужом языке и сложно, и даже невозможно. Я просто настоятельно рекомендую вам перейти на русский. И потом, я забыл, мне же нужно скоро быть в госпитале, так что, если хозяйка позволит, я покину Парускаван через полчасика.

- Нет, нет, Вильсон. Ни в коем случае. - Голос Кати стал взволнованным, и она решительно добавила: - Вы не можете оставить Савельева, он заблудится в Бангкоке...

Довод был не очень силен - Сергей прекрасно ориентировался в любой обстановке, и, в конце концов, всегда можно было дать ему в провожатые кого-нибудь из слуг, но доктор верно оценил ситуацию и пробыл в Парускаване до вечера.

После обеда пили чай, гуляли по саду. Разговор перескакивал с русского на английский.

- Как мы давно не виделись, девочка... От войны до войны.

- Скажешь тоже... девочка. - Катя прикоснулась к легким морщинкам у синих глаз. - Сыну уже восемь лет.

- Симпатичный сын. Не приходилось видеть Чакрабона, но Ежик на тебя очень похож. И смышленый, видно...

Катя с любовью поглядела на мальчика, пытающегося попасть плетенным из травы тайским мячом в высоко подвешенную сетку.

- Да. Только упрямый. И слишком любит, чтобы его все любили.

- А кто этого не любит? - сразу встал на защиту Ежика Вильсон. - Я, например, люблю! Так что, Кейти, не клевещите на ребенка, к появлению на свет которого я тоже приложил руки. Прекрасный ребенок!

- Вы это говорите, как "прекрасный экземпляр".

- И не вижу ничего предосудительного...

Они сели на деревянную садовую скамью, но Вильсон тут же вскочил:

- С моими жировыми отложениями сидеть после победа грех, пойду покидаю мячик с Ежиком.

- До Будды вам еще далеко, можете отдыхать, - усмехнулся ему вслед Савельев.

- Что за шутки, Сергей Матвеевич? Раньше не замечала за вами пренебрежения к чужим святым.

- Если хочешь, считай, что я от растерянности так пошутил, а вообще-то устал я от чужбины. На изваяния смотреть не могу. Не знаю, как ты, но вот смотрю на китайского Шакья-Муни со свастикой на полуголой жирной груди, без тени сострадания на луноликой физиономии и ловлю себя на самых крамольных мыслях: обжора он или это просто неправильный обмен веществ? Божественно одинаковые пальцы рук. Но в одинаковой длине их хиромантия увидела бы пороки... А ступни? У него же явное плоскостопие. И вся фигура не приспособлена к движению. Такие в состоянии только открывать рот и пережевывать пищу. Прости! Я, наверное, просто устал и хочу домой. А тебе никогда не хотелось в Россию?

- Не трави душу, Сергей Матвеевич.

- "...Но я другому отдана, я буду век ему верна"?..

- Пусть так!..

- Ты меня вспоминала?

Катя кивнула.

- Не вижу радости в твоих глазах.

- От твоего приезда не может быть ничего хорошего. Мне... нам было бы лучше, если бы ты прислал письмо и я просто знала, что ты жив-здоров.

- Может быть, мне уйти?..

- Нет, нет... Нет! Побудь еще. Только больше не приходи. У Чакрабона никогда не было повода меня ревновать, и я постараюсь, чтобы его не появилось.

- Я знаю...

- Все ты знаешь и ничего не знаешь. Но когда же ты расскажешь о своих приключениях? Что с тобой случилось под Мукденом?

- Да что ж рассказывать? Наши стали отступать, а я чуть-чуть задержался: лейтенантика одного знакомого перевязывал. Ну и грохнуло рядом. Ему осколком полголовы снесло, меня здорово контузило. Очнулся - вокруг японцы. - Он вдруг тихонечко пропел: - "...Был бедняжка ранен тяжко и к японцам в плен попал. Там влюбился он в смуглянку кита-кита-кита-кита-китаянку..." Правда, я не влюблялся, а думал только о еде, пока не пристроился помогать в госпитале. По их понятиям, мы не должны были голодать. Они сами маленькие: чашечка бульончика с одним грибком или крошечный кусочек рыбы, ложка риса - и сыты. А я? Смешно сказать, я целый год мечтал наесться хлеба. В госпитале стало легче. Потом из японского перешел в китайский, получил свободу передвижения. Так и застрял в Пекине. Катюша, я же писал знакомым, узнавал про тебя, думал, где-нибудь встречу.

- Не верится. Чем я была для тебя? Зоечка и то была ничем. А про нее ты узнавал?

- Да, но не писал ей. Просто известили, что она вышла замуж и счастлива. Каждый год прибавление в семействе, благо обеспечена хорошо мужем-помещиком.

- Счастлива... Трудно сказать.

- Может быть, но у меня с плеч упал груз. Вина была на мне, хоть и не обещал ничего. И перед тобой тоже. Ты же помнишь, я ни на ком не хотел жениться. А потом уже, когда узнал, что ты умерла, подумал, что потерял единственную женщину, с которой мог бы быть счастлив. - Он встретил Катин недоумевающий взгляд и поспешил пояснить свои слова: - Я же говорю, что спрашивал о тебе в письмах к знакомым. И однажды получил из Киева ответ: "...Да, жила тут до войны Катенька Лесницкая, но ее увидел однажды сиамский принц и сразу влюбился. А она согласилась быть его женой, уехала в Сиам. Говорят, принц стал королем, а значит, наша Катюша - королевой. Когда слух расползся по городу, завистники говорили: "Подумаешь, королева!" А мне было уже тогда ее жалко, а потом Катюшу стало жаль всем, даже самым злым, потому что она была добра. Ее ненавидели при дворе и за заботы о народе отравили. Тогда безутешный король поставил на ее могиле памятник - черного мраморного слона с золотой короной, печально опустившего хобот..." Грустная версия, не правда ли?

- Какая чушь! Ко мне прекрасно относятся все родственники, а королева обожает внука, говоря, что он - вылитый Чулалонгкорн.

- Пусть... Я ведь просто рассказываю, как было. И я, правда, очень переживал, зная, что ты действительно дружила с Чакрабоном, и он мог тебя увезти, и ты могла погибнуть. Ругал себя... Но ты же помнишь: те обстоятельства - раны, кровь, хаос, Зоя - до того ли? А потом все вообще пошло кувырком. - Он помолчал. - Но я не договорил. Я же в Пекине часто заходил к друзьям в русское консульство и в их госпиталь. И за семь лет, ходя по одним дорожкам с Иваном Лесницким, ни разу его не встретил и не услыхал его фамилии. Но вдруг в каком-то магазинчике, куда зашел за табаком, повернулся, рассчитавшись с продавцом, и встретил взгляд твоих глаз. Меня словно током ударило: не может быть! Я спросил... Он? Он! Разговорились...

- Иван мне ничего не писал.

- Ему виднее... Мне стало легче, спокойнее. А тут еще доктор Вильсон. - Он посмотрел на Малькольма, секретничавшего в сторонке с Ежиком. - Когда оказалось, что он ваш друг и у вас прекрасная семья, я решил, что смогу безболезненно напроситься к нему в гости. А теперь... Не хочу, чтобы ты переживала, не хочу нарушать твое спокойствие. Но, может... Плюнь на все... Заберем Ежика и уедем... - Он улыбнулся, давая Кате возможность перевести предложенное в шутку, но она была серьезна:

- Это невозможно. Он - тайский принц. Здесь его многочисленная родня и родина. Я далеко от своей и не лишу ребенка его родины. - Она тряхнула головой так, что шпильки вылетели из русых прядей, золотом отсвечивающих на солнце. - Ох! Об этом даже думать нельзя, не то что произносить вслух. Лек ко мне прекрасно относится. Правда, он слишком занят военными делами, в которых я ничего не понимаю, а его не очень интересует пастеровский институт, где я помогаю организовывать работу, но в общем все хорошо.

- Ладно, молчу. Но последнее... еще два слова... Если ты когда-нибудь захочешь - будем вместе...

К скамейке подкатился мяч, за ним подбежал Ежик.

- Садись рядышком, - постучал ладонью по скамейке Савельев, - давай поговорим. Как ты живешь?

Он спросил по-английски, а Ежик, поняв, ответил по-тайски:

- Хорошо!

- Жаль, я тайского не знаю. Может, тебе китайский понятнее?

Мальчик кивнул.

- Ну, тогда и мне просто. - Сергей перешел на китайский. - Небось драться любишь, тезка?

- Люблю. Папа говорит, не драться, а сражаться. А почему - тезка?

- Меня в детстве тоже Ежиком звали... Пусть сражаться... Приемы чуан-шу тебе знакомы?

Мальчик отрицательно покачал головой. Услышав, о чем идет речь, подошел Вильсон, присел рядом.

- Рассказывайте, Серж. Я в юности немного интересовался "искусством кулака", когда стал изучать историю китайской медицины начала эры и наткнулся на фамилию хирурга Хуа То. Он же первый составил упражнения для снятия нервных напряжений? И оттуда потянулись нити приёмов чуан-шу.

- Да. Так вот, тезка, это способ, чтобы безоружный мог победить прекрасно вооруженных людей.

- Всех? Целое войско? - Глаза Ежика загорелись. - Как? - вскочил он, готовый немедленно приступить к занятиям.

- Нет, милый мальчик, я больше не смогу прийти в Парускаван. Попросишь, и тебе найдут хорошего учителя из южных китайцев. А что до целого войска, то против лома нет приема. Но уметь защитить себя и свое дело нужно. Если хочешь, расскажу... - Он приобнял мальчика. - Решили китайцы избавиться от господства маньчжуров, а те у них все оружие отобрали. Как же быть? Вот и стали они думать, как с пустыми руками на врага можно выйти...

Ежик слушал, затаив дыхание. Катя без помехи смотрела на Савельева, разглядывая удлиненные зеленоватые глаза, привычно виденные недавно во сне, четкие черты лица, легкую седину на висках. Под чисто выбритым подбородком расползлось копеечное пятнышко мокнущей болячки. Катя смотрела на нее, и ей не было противно. Нет, не то. Ей никогда не было противно обрабатывать раны и кожные поражения... Нет" Было ощущение, что это ее собственная болячка...

Савельев поймал Катин пристальный взгляд и коснулся шеи:

- Сапожник без сапог. Не могу избавиться от какой-то пендинки. Вильсон помазал утром своей уникальной мазью и обещал, что вылечит за три дня. Да, Малькольм?

- А дальше, дядя Серж?.. - Ежик умоляюще коснулся его руки.

- Ну и стали в южном монастыре Шао-линь обучать искусству чуан-шу. И учили не как тебя мама и няня, а очень строго и, может, даже жестоко, но Китаю нужны были воины. Когда выпускали бойцов из монастыря, они должны были пройти сложные испытания. Сначала рассказать об истории. Это просто, да? Потом труднее - выдержать схватку с коллегами. Через следующее перешагивали не все. Ежик, представь себе храм, с деревянными половицами. К каждой доске прикреплены через сложную механическую систему деревянные люди.

- Пугала! - обрадованный догадкой, воскликнул Ежик.

- Если бы просто пугала! Это были деревянные дьяволы, вооруженные палками, копьями, пудовыми кулаками. И сделали их так, что даже сам мастер не знал, как они будут действовать в каждый момент. И проходил человек по коридору между "куклами". Они же поодиночке, если повезет, а то и по три сразу набрасывались на него с ударами. Боец должен был не растеряться, собраться, увернуться от них, и каждый его шаг вызывал новые нападения. И это еще не все.

Чтобы выйти на свободу, через последнюю дверь, человеку надо было только движением предплечий, - Савельев сжался и резко выпрямился, - отодвинуть очень тяжелую, докрасна раскаленную урну. В двух местах прижигалась кожа. Два клейма - дракона и тигра, символы мастера чуан-шу... Люди подсмотрели, как движутся и сражаются животные, переняли быстроту оленя, свирепость тигра, стойкость медведя, гибкость обезьяны и грацию птиц. Вот смотри... - Он показал мальчику несколько непонятных, резких, но красивых движений, за которыми угадывался и смысл и точный расчет.

Ежик смотрел широко раскрытыми влюбленными глазенками, Вильсон захлопал в ладоши:

- Не ожидал. Где это ты наловчился?

- Был у меня один пациент с перитонитом. Не думал, что вытяну старика. Такой он был слабый. А когда все-таки поправился, ходить начал, говорит: "Давай, доктор, поборемся?" Я решил - шутит. При моем росте сражаться с маленьким китайцем, которому только что швы сняли! А он настаивает. Свихнулся, что ли, в больнице? Решил его пару раз толкнуть потихонечку, чтоб отвязался, и вдруг оказался на полу со скрученными руками. Что да как? Попросил научить. А он уж расстарался, не в службу, а в дружбу.

- Но потом вы его победили? - спросил Ежик с нетерпением.

- Как тебе сказать, дружок? Сейчас вроде бы на равных, но он старше меня в два раза и ниже на голову, так что победа ли это?

В саду быстро темнело. Катя спохватилась:

- Ежик, тебе же к бабушке надо собираться! Быстро беги умываться и кушать!

Мальчик с неохотой пошел к дому.

- Пора и нам,- сказал Вильсон.

Катя не стала их задерживать.

- Я рада, что вы приехали, - повернулась она к Малькольму. - Лек завтра приедет обязательно, а может, еще сегодня появится. Приходите. - Потом протянула руку Савельеву, чуть дольше, чем следовало, посмотрела в глаза, темно-зеленые, почти черные от сумерек: - Прощай, Савельев!

Он поднес к губам прохладные пальцы, на миг задумался, как ответить. Прощай? Не хочется. До свидания, до встречи? Вряд ли...

- Всего хорошего, Катенька. Будь счастлива.

Пока она собирала Ежика, кормила его, усаживала с Чом в машину, напоминала, чтобы сразу спросил у бабушки о здоровье, была относительно спокойна, но стоило остаться одной в опустевшем доме, накатила тоска. Под стать ей были заунывные звуки малайской дудочки и посвист ночных птиц. Катя почувствовала, что не в силах сдержать рыдания, уткнулась в подушку просторной двуспальной кровати, и слезы хлынули неудержимо. В дверь постучала Намарона:

- Что с вами? Чем помочь? Послать за врачом? Льда? Лекарства? - Она никогда не видела хозяйку плачущей, и ей так жалко стало молодую женщину, что она готова была зарыдать вместе с ней, даже не зная, в чем же горе...

- Нет, ничего, Намарона, все в порядке, иди, у меня просто голова разболелась. Видишь, тучи какие. Сейчас дождь хлынет...

Намарона, покачав головой, ушла, а Катя подумала: "Господи, пусть Лек сегодня не приедет. Я не смогу сейчас быть нежна с ним. Это выше моих сил..." Постояла у окна, от которого не веяло прохладой, пошла в кабинет и, увидев маленький свой алтарь с еле живой лампадкой, упала перед иконой на колени:

- Матерь Владимирская, пресвятая владычица, спаси меня, смиренную и грешную рабу твою. На тебя возлагаю всю надежду мою, и нет мне иного прибежища спасительного... О матерь Владимирская, помоги мне выбраться из пучины жития сего, люто бедствующей от потопления греховного. Дай мне руку помощи и избавь затмения. Да не погрязну я в бездне отчаяния и страстей... Аминь!

Горячо перекрестившись, Катя поднялась с ковра. Надо немедленно чем-то заняться. О чтении и думать нечего. У Намароны застучала машинка... Посмотреть платье, которое давно хотела переделать, да отдать ей, пока шьет? Нет. Выходить к ней зареванной? Катя взялась переставлять безделушки в стеклянных шкафах, тщательно протирая фланелью крошечных зверей, но руки то и дело замирали... Опять охватило ощущение предназначенности своей высокому зеленоглазому мужчине...

 

Лек приехал на следующий день. Зря она боялась - было совсем не трудно улыбаться ему, отвечать на поцелуи... Поцелуи давно привыкших друг к другу людей. Катя заглянула в зеркало и ужаснулась - бледная, осунувшаяся. Приготовилась было сказать что-нибудь о самочувствии, но Лек ничего не спросил, погруженный в свои заботы, мыслями находящийся еще там, на учениях.

Вильсон был более внимателен. Катина обычная улыбка показалась ему вымученной, и он придумал ей развлечение. По странному стечению обстоятельств, такое же, какое предложил Иван, когда Катя вернулась с войны. Никому ничего не говоря, посоветовал королю, при очередном его осмотре, пригласить Катрин для участия в пьесе. Вачиравуд только что написал её, собираясь поднять патриотический дух народа, - речь там шла об одной из войн с Бирмой. Король подумал-подумал и согласился, призвал Катю на репетицию, сразу отметил, что она похудела и погрустнела, но отнес это на счет затянувшейся войны ее дорогой России. Отчасти был прав...

Катя прочитала пьесу, показавшуюся ей слишком искусственной. Из самых лучших побуждений она стала советовать Вачиравуду, как лучше ее изменить, но, встретив удивленно-недовольный взгляд короля, осеклась, сразу уяснив, что автор и король-автор совсем не одно и то же. Желание что-либо делать пропало. Катя высидела репетицию до конца, но потом попросила освободить ее от спектакля, сославшись на занятость свою в пастеровском институте, где как раз собирались организовывать лабораторию для производства отечественных сывороток. Король милостиво позволил ей удалиться. Артистическая карьера прервалась второй раз...

Катя не раз думала, отчего люди недолюбливают короля. Даже те новшества, которые от Чулалонгкорна приняли бы на "ура", вызывали недоверие и пересуды. Он ратовал за смену женских панунгов и шарфов на юбки с кофтами. Сначала на такие, как в северных провинциях, потом постепенно приближаясь к европейскому стилю. Он всячески поощрял тенденцию к смене женских причесок - вместо короткой стрижки длинные волосы. А когда Вачиравуд постановил сменить исконный сиамский флаг с белым слоном на красном фоне, возмущение охватило многих. Очередное посягательство на традиции! Хотя король опять поступил из лучших побуждений: флаг не всегда искусно вышивали или красили и часто слон был похож на поросенка, который к тому же упирался носом в землю, если полотнище было опущено. Теперь на нем видели две красные полосы - символ крови, которую сиамцы готовы отдать за страну и религию, две белые, олицетворяющие чистоту помыслов и буддийского учения, и посередине одну широкую ярко-голубую -- цвет Сиамского залива и королевской крови. Можно было переворачивать полотно как угодно...

А фамилии?.. То, что Катю вначале удивило: как же можно в наше время жить без фамилий? Но жили же! Так нет! Повелел король всем семьям обзавестись фамилиями. Вроде бы просто: что понравилось, то и выбирай. Но высшие чиновники стали просить короля назвать их. А чиновников просили об этом слуги.

Пришлось создать целое ведомство по придумыванию фамилий. Некоторых не устраивали короткие, произвольные от тайских слов, и они стали именовать себя санскритскими, очень длинными и сложно произносимыми. В Парускаване Лек и Катя неделю занимались сочинением фамилий, пока все не оказались осчастливленными.

Потом, а может одновременно, Вачиравуд принялся за развитие спорта. Но и здесь сказалось пристрастие его к ненаглядной Англии - очень хотелось привить сиамцам любовь к футболу, во-первых, из-за подходящего климата - играй на траве хоть круглый год, во-вторых, по причинам чисто психологическим. Буддизм никогда не приветствовал коллективизма: "Каждый сам свой светильник!". Но чтобы сознательно бороться за родину, за ее равноправие, надо было сплотиться, почувствовать плечо соратника, возбудить и развить до крайних пределов национальный дух, приблизить народ к королю и короля к народу...". Но народ никак не хотел понимать короля. И часто случалось, что команда, проигравшая на футбольном поле, после матча спешила отлупить соперников, чтобы вновь обрести самоуважение, а случалось, и просто уходила среди игры, не согласившись с решением английского судьи. И тогда Вачиравуд, едва скрывая досаду, приходил во дворец и снова среди заметок иностранцев находил слова, что сиамцы фаталисты, что они пассивны, эгоцентричны, антиобщественны, консервативны, ленивы, хладнокровны, невозмутимы, что они позволят врагам красть у соседей и не поднимут тревоги, лишь бы избежать конфликта...

В одной из новых школ для знати, Теветрангсарит, просторной, красивой, с широкими лестницами, на самом видном месте повесили по распоряжению короля картину "Битва при Ватерлоо" и подписали внизу "Одержать победу при Ватерлоо Веллингтону помог опыт игры на футбольном поле школы Итон". Да! Пусть как можно больше играют в футбол, где главное - интересы команды и спортивная выдержка.

 

В Парускаване опять стало собираться больше народа. Проходили жаркие обсуждения политики, проводимой королем.

Он повелел закрыть последние китайские игорные дома в Бангкоке. Казалось бы, прекрасно... Отчего ж возмущаться министрам? Но налоги на игорные дома, опиум и производство алкоголя давали половину доходов казны. Катя не вникала в экономику, просто видела, что очень плохо живется народу. По секрету ей сказали в департаменте здравоохранения, что тратится один доллар в год на медицинское обслуживание одного сиамца. А опиум? Когда произносилось это слово, перед глазами вставала жуткая картина - китаец, повесившийся на дереве по дороге к Парускавану, с бумажкой, прицепленной к рубахе: "Я не могу жить, потому что мне больше не на что купить опиум". Фары выхватили его фигуру, покачивающуюся на ветру. Ежик потом не мог уснуть всю ночь, и Кате пришлось попеременно с Чом рассказывать ему сказки. Замкнутый круг: король закроет курильни - уменьшится доход в казну - еще хуже станет народу. Но опиум - зло, от которого надо избавляться немедленно. А получалось, что все недовольны и все обвиняют короля. Но он сам виноват. Разве можно быть таким высокомерным в двадцатом веке? Кате иногда даже жалко становилось Вачиравуда в его одиночестве. Ну что же это? Ест один в пустой парадной комнате. Показывается народу только на неизбежных церемониях. Министров и советников вызывает с отчетами по одному. И второй фонарь не нужен стал Саовабхе: все заранее знали, когда в Пья Тай пожалует ее царственный сын - три раза в год, после смены одежд Изумрудного Будды в Ват Пра Кэо. О чем король думает? Никто не знал. С родным своим братом после коронации ни разу не посидел за традиционной чашкой чая, не поговорил по душам. Лек видел, что обстановка снова накаляется, и написал ему письмо-предупреждение с предложением возродить законодательный совет Чулалонгкорна, чтобы меньше было ответственности на короле, чтобы не сваливали на него всю вину за просчеты правительства, а Вачиравуд, начав со слов: "Мой дорогой Лек..." - ответил строками, смысл которых сводился к следующему: я сам знаю, что делаю, и всему свое время...

Ходили слухи о новом заговоре.

Неспокойно было в Сиаме, тревожно в Парускаване, смутно - на душе у Кати. Если бы только Сиам!.. Но Россия, до которой никому нет дела... Милая Россия! Окружающие перекинутся десятком фраз, равнодушно констатируя очередной провал наступления русских войск или голод в далекой холодной стране. А Катю каждое сообщение обжигало. "Февральская революция". Кате было больно за всех. "Провал наступления на Юго-Западном фронте с потерей в шестьдесят тысяч человек". Лек говорил за обедом:

- Вот, опять поражение.

- Ну как ты можешь так спокойно говорить, - закипала Катя, - это ведь шестьдесят тысяч отдельных людей, таких, как я и ты!

- Ну и что? Война есть война!

- Если она не касается твоего сына! Зачем все это? Ты можешь объяснить, зачем нужны войны?

- А ты стала слишком нервной... Я понимаю, что тебе жаль кузенов, отправленных на войну. А скорее всего, тебе жаль Хижняки. Потому что при таком повороте революции в вашей усадьбе сделают школу или больницу. Но у тебя же есть Парускаван!

- Ну и Хижняки жаль немного. Я всегда знала, что где-то у меня есть самый родной кусочек земли. Совсем-совсем мой.

Она на миг запнулась.

- Знаешь... Наверное, я бы сама отдала Хижняки, если бы народ от этого стал счастливее.

- Во-первых, народ и спрашивать не будет - заберет, а во-вторых, что такое полумифические Хижняки за пять тысяч миль, когда у тебя есть прекрасный Парускаван. И тебе здесь неплохо живется, не так ли?

- Да. Даже слишком. Поэтому, как начинаю думать о том, что творится в России, сразу чувствую, что не вправе жить так беззаботно и спокойно.

- Накличешь беду на свою голову!.. Катрин, а все-таки ты скажи Вильсону, пусть назначит тебе что-нибудь успокаивающее. Нельзя же так...

Накликала.

 

Только беда налетела совсем не с той стороны, откуда ее ждали.

За все время, пока Катя жила в Сиаме, не случалось здесь такого ужасного наводнения, как в ноябре семнадцатого.

Вода стала прибывать под вечер, когда Ежика уже привезли из юношеского военного училища, где он только что начал заниматься. Ежик был переполнен впечатлениями о прошедшем дне, а его никто не хотел слушать, все суетились. Катя сказала:

- Не мешай никому, лучше посмотри, не остались ли где в саду или нижних комнатах твои игрушки. Смоет водой - не сыщешь.

Ежик занялся делом. Побежал с друзьями проверять лодки, помогать шоферу перегонять машины на взгорок рядом со зверинцем. Когда к ночи вода залила пол в вестибюле, Ежик начал хныкать, но ему сказали, что до него вода не доберется, а в крайнем случае - вон, под окном, лодка. Она будет подниматься вместе с водой, и Ежик сможет в любой момент перебраться в нее. А теперь надо спать. Но в детской он уснуть так и не смог, пришлось взять его в спальню на третий этаж. Кое-как провели ночь.

Утром, вместо того чтобы ехать в училище, Ежик с Катей поплыли на лодке по Парускавану к зверинцу. Катя была уверена, что вода до него не дойдет, но с каждой минутой надежда пропадала. Смотритель зверинца, малаец Лио, встретил ее бледный, с трясущимися губами, но сказал, твердо глядя в глаза:

- Что хотите делайте со мной, хозяйка, но тигра я убил. Он осатанел от ужаса, смог вырваться из клетки и представлял опасность для людей. Медведей пока отвел на горку. Вся мелкая живность разбежалась. Домой я успел забрать только павлинов и обезьян.

Было до слез жалко погибшего красавца Амура. Вода плескалась в клетках. Слон тоскливо переминался в загоне с ноги на ногу. Но ему пока угроза была меньшей. Лодка поплыла назад. Катя больше до конца наводнения не спускалась из спальни. А Ежик вдруг расхрабрился. При дневном свете было совсем не страшно. Рядом взрослые, которые всегда придут на помощь, если что случится, но зато сколько необычного. Можно заплывать в огромные окна столовой и выплывать через гостиную прямо в море, которым стала спортивная площадка. Можно выбраться на любимую мамину скалу над гротом и воображать себя Робинзоном. Да мало ли что еще! Намарона с шофером приплыли на моторной лодке из города и рассказали, что у многих смыло хижины, сколько утонуло, а кому - развлечение: какие-то молодчики, горланя песни, катаются на лодках вокруг статуи короля Чулалонгкорна. "Придется заменять дубовые панели в столовой, - озабоченно думала Катя, когда вода начала спадать, - и что там осталось от паркета?" Но если бы только это!.. Она, отправив Ежика в училище, вышла в сад посмотреть, что придется делать в первую очередь. Но когда увидела всю степень разрушения, заплакала еще раз.

Катя переходила от места, где неделю назад был прекрасный цветник, к месту, где раньше стояла резная беседочка у пруда с розовеющими лотосами, касалась рукой несуществующих голубых перил мостика над взбесившимся ручьем, и слезы не переставая струились по ее лицу. Хаос. Бурелом. Никакого следа от десяти лет кропотливого труда. Ее охватила такая слабость и опустошение, что она, ничего не видя перед собой, едва смогла добраться до постели и не поднималась несколько дней. Лек смотрел сочувственно. Ежик вечерами, ласкаясь, спрашивал, что ему для нее сделать. Вильсон приносил какие-то микстуры - бром, валерьянка, камфара - и, наконец, отчаявшись, заставил Катю выпить зелье, приготовленное по старинному местному рецепту, - бычья кровь, камфара, мед и опийное масло. Густая красная жидкость горько-сладким пламенем обожгла рот, но неприятный привкус быстро исчез. Катю охватило дремотное тепло, сон вместо кошмара принес отдых, и утром она спокойно, но с чуть гудящей головой ходила по дому.

А Лек, понимая, что жене непременно нужно сменить обстановку, просил короля отпустить его на месяц за границу вместе с Катрин. Но сам понимал, что это невозможно: Сиам уже находился в состоянии войны с Германией, и, хотя все фронты проходили за тысячи миль, он не мог покинуть свой пост. "Куда бы ты сама хотела поехать?" - спросил Лек жену, и Катя выбрала Шанхай - не очень далеко от Сиама, но в то же время ближе к России. По слухам, именно в этот огромный портовый город устремилась масса русских эмигрантов...

Ежик был при деле - целый день уроки и спортивные игры в училище. Лек сказал, что будет его контролировать и заниматься с сыном каждый вечер. Все обещали писать Кате часто-часто. Чом уговорили пожить в Парускаване еще - каждый год она порывалась переехать к королеве.

Катя пошла с прощальным визитом к Саовабхе, настраиваясь на долгое ожидание аудиенции, и захватила с собой журналы - полистать в холле, пока не проснется королева. Последнее время она редко поднималась с постели. Вильсон осматривал ее и не находил никаких болезней, а она слабела и спала почти круглые сутки. Лек приходил навестить мать и часами ожидал, когда она откроет глаза, чтобы поздороваться, сказать, что все у него хорошо, и удалиться. Вильсон сочувствовал: "С вашей занятостью... Но почему бы вам, хоть в шутку, не пожаловаться ей на бесцельную трату времени? Пусть или разрешит будить себя, или довольствуется визитной карточкой. Она же ваша мать!" "Она не только моя мать, но и королева-мать", - терпеливо отвечал Лек, и все оставалось по-прежнему.

Но на этот раз Кате повезло: Саовабха не спала. Она была приветлива, спросила, кто едет с Катей, и, услыхав, что Намарона, согласно кивнула. Чом хорошо отзывалась о старшей горничной. Поговорили о слишком строгих учителях любимого маленького Ноу, о том, что он теперь, к сожалению, не может ночевать в Пья Тае. "Да", - ответила Катя, но подумала другое: "К сожалению... У ребенка за все детство не было ни одной спокойной ночи в Пья Тае с его перевернутым режимом..."

 

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

 

Шанхай оглушил Катю скрежетом лебедок, рычанием моторов, гудками пароходов и машин. Сквозь портовый шум заунывно пробивались стоны кули, согнутых пополам, с огромными мешками на маленьких спинах: "Хей-о-хо! Хей-о-хо!". Рикши катили свои повозки, покрикивая вместо клаксонов: "Вей-вей!" Монотонной тягучей нотой вплетались в голоса города подвывания нищих. Дрались у входа в кабачок "Фриско" пьяные матросы. Пестрые рекламы приглашали, указывали, взывали со всех углов.

Извозчик сначала ехал вдоль берега грязной Вампы с шумными баржами, сампанами, ловкими джонками, снующими между судами с разными флагами, мимо мрачных кирпичных зданий, похожих на казармы. Катя подняла голову, разглядывая круглый циферблат на высокой башне. "Английская таможня", - уронил извозчик и остановился возле меняльной лавки. Катя отдала часть тикалей, предназначенных для карманных расходов, и получила взамен мексиканские доллары, находившиеся здесь в обращении наравне с китайским серебряным долларом - юанем. На прилавке толстого китайца-менялы стояла грифельная доска с курсом мексиканского доллара в американском, в лире, франке и йене. Шанхай покупал, торговался, продавал.

Кате стало так неуютно среди безлиственных пыльных улиц, что на секунду появилась мысль, не уехать ли обратно с тем же пароходом. Но Намарона рядом была спокойна и оживленна, а коляска въехала в западную часть города, зеленую, тихую, с виллами в садах, внушительными отелями, банками, живописными харчевнями, и на душе у Кати стало спокойнее.

Они остановились в двухкомнатном номере отеля "Бостон". Катя записалась под фамилией Лесницкая и почувствовала давно забытое ощущение самостоятельности, отсутствия каких бы то ни было обязанностей. Вильсон надавал ей множество рекомендаций по поводу режима дня, лечебной диеты и успокоительных средств. Катя намеревалась встретиться с приехавшими из России, но только попозже, собравшись с силами, а еще можно было съездить к Ивану в Пекин. Но там неизбежна встреча с Савельевым. Нет, второго раза в том состоянии слабости и нервного расстройства, которое не оставляло ее уже несколько месяцев, не вынести. И Катя при всем желании видеть брата убедила себя, что Иван сейчас и так в неопределенном положении: пришлось оставить службу в русском посольстве и он, раздумывая, чем бы заняться, жил с семьей на сбережения. Конечно, со знанием четырнадцати языков он без работы не останется. Но до гостей ли теперь? В общем, решила пока, насколько хватит терпения, оставаться в Шанхае.

И все было бы хорошо: Ежик писал часто, Вильсон - тоже. Лек - редко, так ему же некогда... Но стали в письмах встречаться какие-то недомолвки. Катя не знала, что и думать. Лек заболел? У Ежика с учебой не ладится? Но отчего ж скрывать? Пишут, что все здоровы. Намарона тоже получала письма от своих приятельниц из Парускавана и однажды, помявшись, как обычно, перед важным разговором, решила все-таки его начать:

- Не знаю, говорить вам или нет, но, наверное, лучше сказать.

- Что случилось? - Катя побледнела и медленно опустилась на подвернувшийся стул.

- Толька не волнуйтесь, ради Бога. Теперь уж вижу, что следовало промолчать. Но ведь не я, так кто-нибудь другой скажет.

- Да говори же, наконец, не томи!

- Ой, не могу! Вы лучше сами почитайте!

Катя развернула бумагу. Буквы разбегались. Она никак не могла сосредоточиться. Лек... Джавалит... При чем тут Джавалит?.. Она прекрасно помнила эту очаровательную племянницу Лека, персиковую девушку, рядом с именем которой обычно употребляли английское "gay", что скрывало двусмысленность, означая и "веселая" и "беспутная". "Gay Javalit", - было написано и в письме. Их домик в Хуа Хине - и вдруг там Лек, проводящий с Джавалит шумные уик-энды! Не верилось. Было слишком не похоже на суховатого Лека, никогда не любившего пустопорожней болтовни, сборищ и ни к чему не обязывающих флиртов.

А если это серьезно? Пустышка Джавалит... Милое личико, беззаботный смех и никаких терзаний... Но хваленая ответственность Лека за семью?! Горько. Тошно. Первый раз расстались надолго и... А вдруг он специально ее отослал? Нет. Он был слишком спокоен и занят работой последнее время. Катя припомнила его честный открытый взгляд при прощании и поцелуй, хоть и не жаркий, но ласковый. Нет-нет, тогда еще все было хорошо. Катя решила подождать. Может, все кончится быстро и само собой. Но Лек почувствовал по интонациям писем, что ей все известно, и стал присылать сжатые отчеты об учебе Ежика, называя его Чула-Чакрабоном. Катя чувствовала, что теряет мужа. Где было взять сил и на это испытание? Она опять слегла. Как у свекрови, смешались ночи и дни. Засыпала - снилось, будто Ежик опять крошечный, двухлетний и болен дизентерией. Чуть не потеряли они его тогда. Лек днем был в академии, а ночью сменял падающую от усталости Катю. Ежик немного успокаивался только на руках, и, чтобы малышу было легче переносить мучения, они сутками носили его по комнате.

Потом она просыпалась и вспоминала, как они с Ежиком и Махидолом путешествовали к фамильному городу Чакрабона Питсанулоку на север Сиама с его древними памятниками и монастырями. В сознании всплыла полустершаяся надпись на треснувшей ступе: "...Сын, который умер юношей, и в этом нет ничего удивительного, ибо этот мир перерождений является неустойчивым, недолговечным, иллюзорным..."

Катя, Лек, проводники и повар ехали на лошадях, Чом с Ежиком восседали на спине огромной добродушной слонихи Бунчи, которая ступала медленно, надежно, слегка покачиваясь. А вокруг цвели орхидеи фантастических расцветок, пели невиданные птицы, листья папоротников, не знавшие солнца, безнадежно тянулись вверх, а над ними, перелетая с ветки на ветку, покрикивали настоящие дикие обезьяны. Если не было рядом подходящего жилья, устанавливали большую армейскую палатку, разжигали костры, чтобы отпугнуть непрошеных гостей. Воздух на севере был несравненно чище, ночи холоднее, чем в Бангкоке. Ежик и по сей день вспоминает: "Как чудесно было путешествовать! Давайте поедем снова!" И теперь так просто взять и зачеркнуть все, что связывало их более десяти лет? Друзья, родственники, все говорили, что у них образцовая семья, ставили в пример. Никогда ведь не ссорились. Всегда приходили к единому мнению. Что же теперь делать? Как тяжело жить! "...Неустойчивым, недолговечным, иллюзорным..." Катя глотала таблетки снотворного, чтобы еще на несколько часов освободиться от невыносимых размышлений.

 

Англичане, когда хотят сказать "влюбился", "страстно полюбил", говорят "he fell in love" - "упал в любовь". Именно это и произошло с Чакрабоном. Он упал в ласковую безмятежность Джавалит, в ее задорный смех, напоминающий звон бронзовых колокольчиков на храмовых карнизах, в черную глубину блестящих глаз, которые сулили счастье.

Временами Чакрабона начинали мучить угрызения совести. Случалось, он жалел, что Катрин пришлось уехать. Безоблачному счастью назойливо мешало ощущение вины перед женой. Но рядом появлялась Джавалит, и Лек забывал про все, прятал сомнения и недовольство собой в самые темные тайники души.

Еще год назад он бы высмеял всякого, кто осмелился бы заявить, что Чакрабон способен на измену. И вот - пожалуйста... Сам не ожидал от себя такого. Но отказаться от Джавалит? Вернуться назад, к тому моменту, когда у кого-то из молодых офицеров - у кого, не вспомнить уже - возникла идея провести уик-энд в Хуа Хине, и все переиграть? Не поехать? Отправиться с сыном к матери в Пья Тай? Нет, ни за что! Пусть остается все как было. Хотя о чем разговор? Ничего не изменить...

А в тот четверг Лек сначала отказывался, ссылаясь на срочную работу.

- Всем известна ваша занятость, принц, но все же...

- Лек, не повредило бы тебе отдохнуть денек-другой, - увещевал Махидол.

- Право же, если бы Катрин не уехала, мы с удовольствием пригласили бы всех на дачу...

- Но мы и сами справимся с хозяйством! Погрузим в машину провизию, напитки и - вперед!.. Говорят, вы оборудовали прекрасную кухню, да и веранду расширили?

- Расширили.

Получалось, что он как собака на сене: сам не бывает в Хуа Хине и другим не дает. Действительно, прекрасная дача на взморье, продуваемом свежим ветром, пустует, а друзья мучаются в городской духоте.

- Пожалуй, я дам вам ключи. И напишу записку деревенскому старосте, чтоб обеспечил вас отборной рыбой.

- Ну как можно без хозяина? Одни мы не поедем!

- Хорошо бы послать с вами сына. И сам Ноу накупался бы вволю, и вам бы все показал.

Ему некогда, а мальчишка-то за что страдает?

- Все. Решено. Едем вместе! - почувствовали слабинку офицеры. - Да, принц?

- Уговорили...

Когда во второй машине с гостями Лек увидел Джавалит и еще двух девушек, то сначала недовольно поморщился: прощай тихий отдых и долгие беседы с сыном под рокот набегающих волн. Прощай возможность просто смотреть на низкие звезды и не думать ни о чем. Многолетняя усталость все-таки напоминала о себе. Сбросить бы постоянное напряжение... А теперь - вот уж радость великая! - предстоит развлекать гостей. Дамам потребуется особое внимание. Выдавливать банальности? Комплименты? Отвык. Не хочется.

Конечно, Джавалит уловила плохо скрытую неприязнь Чакрабона. Улыбка ее исчезла. Глаза погрустнели.

И он рассердился на себя. Ну при чем тут эта милая девочка? Нельзя позволять себе распускаться. Нечего портить уик-энд хорошим людям. Лек постарался преодолеть раздражение и стал подшучивать над племянницей:

- Джавалит, когда же ты успела вырасти? Помнишь, как ты приходила к нам кататься на Бунче? И попыталась отнять приглянувшийся банан у бедной голодной слонихи? Ты и вправду очень захотела есть, Джавалит? Ну попросила бы чего-нибудь у Намароны!.. Помнишь, да? А Бунча, рассердившись, отшлепала тебя хоботом.

Джавалит рассмеялась:

- Хватит, дядя!.. Смотрите, Махидол уже купается. Побежали на пляж!

Играли в мяч - Джавалит упрямо кидала его Леку. Из симпатии? Травяной шарик, брошенный неловкой рукой, падал на землю и катился к ногам принца. Лек посылал его обратно. Из вежливости? И если бы другим не удавалось время от времени перехватить мяч, игра превратилась бы в развлечение для двоих.

Пили чай - Джавалит, подавая чашку или сэндвич Леку, обязательно касалась его руки. Может, из озорства? Но нет... Ниточки-токи протянулись от Джавалит к Леку. И он не устоял? Да. Но не все так просто.

Он лишь разрешил себе пофлиртовать. А что? Работал как вол. Давно лишил себя обычных радостей неделового общения. Так и вовсе в сухаря превратиться можно. Или, наоборот, дойти до полного нервного истощения. Отдыхать так отдыхать! Отключиться от забот. Хватит. Заслужил же хоть два дня отдыха. И капельку шампанского. Джавалит! Какая приветливая девочка. Удивительно, почему в ее присутствии легче дышится? И голова начинает кружиться... От шампанского? Но выпито совсем чуть-чуть. Вот только Махидол смотрит осуждающе. Это мешает. К дьяволу! Уйти бы подальше от всех. С Джавалит. Лунная дорожка... Какие крупные звезды! Расслабиться! Всего на два дня... Кто-нибудь обязательно напишет про уик-энд Катрин. Да тот же Махидол! Ну и пусть. Сама виновата. Он ведь живой человек. Катрин никогда не отличалась пылкостью. А последние два года вообще превратилась в ледышку. Или в лунатика. Только сообщения из России, да проблемы Ежика ее трогают. Им отдается вся страсть. И зачем она усложняет жизнь? Приходишь домой - хочется отдыха. А тут мировая скорбь - в России голод! Ну не в одной же России!.. В Африке тоже, да и в Сиаме хватает неприятностей... Ох уж эта сложная славянская душа, которой дай только волю помучиться! Нет, он несправедлив. Наводнение ей дорого обошлось. И жалко ее. Но, в конце концов, это и его дом тоже, и его сад! Ему ничего, а для нее трагедия. Господи, как не хватает Катрин легкости! Джавалит - песенка, смешинка... Ну и пусть пишут. Катрин умница, поймет, что ему нужна отдушина. Маленькая отдушника. Иначе он не выдержит, не сделает всего намеченного. Вачиравуд со своими "Тиграми" и советниками - черным облаком... Нет, не думать о делах! Запрещается! Что ж поделаешь, если так получается, если Джавалит рядом и от одного взгляда на нее делается радостно?

- Джавалит, девочка, иди ко мне!..

В Парускаване Джавалит окружило множество открыто неприязненных или лицемерно дружелюбных взглядов. И встречаться с Леком там она могла только вечерами на час-два - днем он на службе, к ночи ей надлежало быть во дворце.

Только Хуа Хин давал желанную свободу.

Джавалит умащала тело мазью из сандала, алоэ, амбры и розовой воды, смешанной с мускусом, зажигала благовонные свечи, и враз стихали все звуки.

- Милый, сколько в тебе нежности и страсти! - шептала она Леку, а он впитывал ее дыхание, голос, прикосновения, и казалось, что их встреча была предопределена судьбой, только ждала своего часа. И вот встретились две кармы прежних жизней, чьи судьбы были связаны издревле и навечно.

- Ты так красива, что мне больно, когда на тебя смотрят другие мужчины...

Она смеялась, и он гладил ее лицо трепетными пальцами.

- Ни у кого на щечках нет таких ямочек, как у моей Джавалит!

А она на секунду хмурилась:

- Что ж хорошего? На их месте появятся первые морщины, - и снова хохотала, не веря, что это возможно.

Время шло. И чем дальше, тем больше ширилась трещина, расколовшая маленькую семью принца Чакрабона. Катя часами смотрела на нешумную улицу, думала, как жить дальше, и ничего не могла решить. Бедная голова! Счастливы умеющие не думать, умеющие погрузиться в нирвану. И разум освобождается от неудовлетворенности. Хорошо бы не существовать.

Но не так, чтобы умереть. Это грубо, грязно... Равнодушные чужие пальцы будут прикасаться к телу, одевая и укладывая в гроб. Нет. Если бы, как Мавка из "Лесной сказки", сказать Подземному призраку: "Возьми меня! Забвения хочу!"

Но надо было что-то делать. Катя написала Леку, чтобы он или отказался от Джавалит, или дал ей развод. Он попросил отсрочки, не зная, как поступить.

Намарона неназойливо, но горячо просила хозяйку не добиваться развода: "Сиамцы говорят: построив свой дом, ты должна жить в нем больной или здоровой, пока он не разрушится. И еще: мужчина - падди, а женщина - кау (падди - рис для посева, кау - очищенный рис). Это значит, что кау нельзя посадить, как падди. Если уж ты родилась женщиной, у тебя может быть лишь один дом и муж. Хороший он или плохой, надо с ним мириться..." Но это невозможно! А как же Ежик? Задиристый и ласковый, родной, маленький... Писали, что он дружен с Джавалит. Та каждый день приезжает в Парускаван и играет с ним. Конечно, он общительный мальчик, привык, что его все любят, и отвечает людям тем же. Не все понимает, но из детской дипломатичности про свою кузину Джавалит не пишет. Ежика Кате не отдадут. Что такое она против наследного "небесного принца"? Против королевы-матери и всего клана Чакри?.. Пыль под ногами благословленных Богом...

 

Воскресный вечер рассыпал последние желтые лучики.

Ежик, Чакрабон и Джавалит ужинали. Днем долго купались, играли в теннис. Устали. У Ежика глаза слипались. Только Джавалит еще могла посмеиваться:

- Ноу, а Ноу, не правда ли, крошка Рамайя очень мила? Ну скажи! Неужели тебе никто не нравится? Не может же быть такого!

Ежик смущался:

- Некогда мне девчонок разглядывать. Да и негде. Училище - дом, дом - училище...

- Ой-ли? А у бабушки? Возле нее всегда полно девчушек.

- Джавалит, оставь парня в покое, - вступился Лек. - Не красней, Ноу. Она шутит.

Ясно, что шутит. И пусть. Ежик и не думал обижаться. Он вообще не имел ничего против кузины. Когда она была рядом, и отец светлел, становился веселым, каким Ежик его давно не видел. А пусть Джавалит и насовсем бы к ним переехала. Ежик ей прозвище придумал: "Колокольчик". Так и звал про себя. Но только, конечно, не вместо мамы. Мама есть мама. Она лучше всех. Но у дедушки было четыре жены, а у прадедушки много-много. Пусть были бы и мама и Колокольчик.

Тут прискакала Нана. Схватила с блюда конфетку.

- Фу, какая ты невоспитанная, - пристыдила ее Джавалит.

Нана не обратила на это никакого внимания. С возрастом у нее характер стал невыносимым. Только Катрин и слушалась.

Теперь потянулась за долькой апельсина и чуть не перевернула вазу с цветами.

- Нана!.. Грязными руками!.. На вилочку. - Джавалит вложила ей в ладошку фруктовую вилочку, погладила по голове и, попытавшись повернуть ее к себе, задела, прижала больное Нанино ушко.

Обезьяна дернулась, заверещала и отшвырнула вилку изо всех сил.

- Ох! - Ежик закрыл руками лицо.

- И-и-и! - Нана, скривившись, схватилась за ухо.

- Сын! Ноу! - метнулись к мальчику перепуганные Лек и Джавалит.

Он тряс головой, постанывая.

"Неужели глаз задет?" - сжалось сердце у Чакрабона.

- Сынок, малыш... Ну давай-ка посмотрим, что там у тебя?

Ему с трудом удалось оторвать ладонь Ежика от лица. Вздохнул с облегчением, вытер салфеткой измазанную щеку.

- И ничего страшного...

Совсем рядом с глазом выступили две алые капельки.

- Джавалит, дай, пожалуйста, йод. Вон в том белом шкафчике... Все, Ежик, все... Джавалит, подуй на ранку, пока я мажу...

Джавалит, все еще бледная, гладила мальчика по плечу, заглядывала в глаза, забыв на время о виновнице переполоха.

А обезьянка вовсе не чувствовала себя виноватой, сидела, поскуливая и трогая ушко.

- Вот паршивка! - шагнул к ней Лек.

- Папа, оставь Нану, она ни при чем, ей и так больно, - защитил мамину любимицу Ежик.

- Ну ладно, кажется, все обошлось. - Лек протянул Нане орешек. - Джавалит, ты больше, на всякий случай, не прикасайся к ней. Она стала злопамятной, иногда просто невыносимой, но мы ее простим. Помнишь наводнение? Нана тогда упала в воду, нахлебалась. Было не до нее. Сразу не вытерли. В ушке вода осталась. Застудилось. Теперь воспаляется время от времени.

- Значит, я во всем виновата, - убитым голосом проговорила Джавалит. - Ну, Ноу, миленький, что тебе сделать? Хочешь, новый велосипед подарю? Или моторную лодку? А хочешь, тоже мне сделай больно. Ну ударь...

- Только этого еще не хватало! - нахмурился Чакрабон. - Довольно... Единственная просьба: Джавалит, проследи сама, чтобы завтра вызвали ветеринара. А впрочем, нет... Я увижу Вильсона, и он не откажется выписать ушные капли для Наны. Он ее любит. - И, помолчав, добавил: - Ты не виновата. Никто ни в чем не виноват...

 

Одно за другим слал Кате письма Иван. Просил не решаться на крайние меры. Писал Махидол, не зная, чью сторону принять. Обоих любил одинаково. "Как же могло такое случиться?" - удивлялись при дворе. Когда-то все были настроены против невестки-чужестранки, но потом познакомились ближе и полюбили ее. Махидол уговаривал Лека, просил Катрин. Бесполезно.

Лек согласился дать развод.

А потом конверт с бангкокским штампом пришел от Вильсона:

"...Кейти, я жалею вас обоих и не знаю, кому из вас хуже. Не думайте, что Лек спокоен и счастлив. Он очень неважно выглядит. Изможденный, усталый. Он не позволяет себе ни одного резкого слова в Ваш адрес, подолгу занимается с сыном. Он Вам сообщил, наверное, что согласен развестись? Но это оказалось сложнее, чем все думали. Теперь против него выступил Вачиравуд. Он заявил, что никогда не позволит ему оставить Вас и жениться на Джавалит. На первый взгляд, он защищает Вас, но к чему такая защита, от которой плохо всем? Уж на что Саовабха расстраивалась, увещевала Лека и не хотела, чтоб вы расстались, и то поняла неизбежность разрыва и смирилась: раз уж так, то пусть будет хоть Джавалит - она неплохая девочка. А король ни в какую. Когда Саовабха увидела, что он непреклонен и, да простит он мне грубость, несгибаем, как тиковое полено, она перестала с ним разговаривать. Представляете? Он приходит проведать королеву-мать, а она демонстративно поворачивается к нему спиной и сидит так, пока он не покинет Пья Тай. Лек выдержал с ним тяжелое объяснение. И теперь не может произносить имя короля без раздражения. После этого произошло событие, насторожившее многих. Чакрабон получил записку, где говорилось, что его хотят отравить. Указывалось время, место и имя офицера, которому поручена подсыпать яд. Но Вы же знаете Лека!.. Он не стал трястись от страха, жаловаться королеве и нанимать штат охраны и дегустаторов. Он с этим письмом пошел прямо к офицеру, чья фамилия была начертана там крупными буквами. И тот встретил Лека, ни о чем не подозревая, а когда узнал, побледнел, затрясся и стал клятвенно уверять, что этого не может быть, что он предан ему всем сердцем и скорее сам выпьет отраву, чем будет содействовать гибели любимого командира. Инцидент исчерпан. Но надолго ли? Я не хотел бы, чтобы Вы ненавидели Чакрабона. Он этого не заслуживает..."

Да не было в Катиной душе зла на Лека!.. Обида, растерянность, непонимание, но не зло.

И, кажется, впервые в жизни Катя столкнулась с некоторыми финансовыми трудностями. Как только зашла речь о разводе, она подсчитала самые необходимые расходы и написала Чакрабону, что согласна принимать не более этой суммы ежемесячно. Но потом пожалела - цены взлетали не по дням, а по часам. И пришлось ей переехать с Намароной в маленький английский пансионат со скромными обедами. Деловитая Намарона подыскала его, обойдя несколько гостиничек, рекомендованных горничными отеля.

Носильщик уже нес чемоданы к коляске, когда Катя подошла к портье сдать ключи от номера и оставить свой новый адрес для переправки писем.

- Вам телеграмма, - дежурно изобразив соболезнование, сказал он.

Мысли еще были заняты ценами, счетами, вещами, и Катя, не сразу уловив сочувствие в его голосе, спокойно развернула бланк.

"Королева-мать покинула нас. Скорбим. Чакрабон".

Опять и опять... Когда же наконец кончится черная полоса? "Пришла беда - отворяй ворота".

Через несколько дней пришло письмо от Ежика.

Королева пригласила его к себе на уик-энд. Он приехал, а бабушка спит, но Ежик привык, что она стала очень много спать, поиграл с дядей в нарды, почитал, пошел посмотреть, не проснулась ли королева, и вдруг стало ему не по себе. Не слышно было легкого бабушкиного похрапывания. Он позвал ее тихонько, потом погромче. Молчит. Тогда он решил обязательно добудиться, несмотря на запрет. И тут же понял, что это конец, заплакал и стал звать Чом. Началась суета. Вильсон приехал, но было поздно.

Бедный Ежик! Надо же было случиться, что именно ему, маленькому и незащищенному, выпало первому коснуться умершей Саовабхи.

Кате представлялся Чакри Кри, дом Чакри, погруженный в глубокий траур. Время пройдет. Белые одеяния снимут. Но вряд ли прежнее оживление вернется во дворец. Не нужно оно замкнутому, не любящему людей Вачиравуду. Значит, потихоньку вдовы и родственницы старого короля, из тех, кто помоложе, оставят королевскую резиденцию, приобретя дома в шумном центре Бангкока или в зеленых садах пригорода. А король почувствует себя полновластным хозяином Сиама - не надо уже поступать с вечной оглядкой на материнское мнение.

 

Катино сильнейшее нервное расстройство сменилось опустошенностью. А потом наступила стремительная шанхайская весна, и однажды Катя остановилась возле юного деревца магнолии и словно в первый раз увидела пять огромных белых птиц-цветов на тоненьких серых веточках и, показалось, услышала старый мудрый голос: "Ты, знать, забыла, что тоска не может, не смеет быть сильнее красоты".

Зацвел жасмин. Стало скучно сидеть в пансионате.

Захотелось увидеть людей, пройтись по улицам и доселе незнакомого Шанхая. Нет худа без добра.

Теперь можно хоть издали, не сдерживая себя и не убеждая, что Сиам тоже родина, пусть и вторая, любить Россию. А где-то здесь, рядом, ходят, встречаются, от души наговариваются тысячи русских эмигрантов.

Катя вышла из пансионата с намерением немедленно найти кого-нибудь из них. Постояла. На тихой улочке редко позвякивали колокольчики извозчиков. Не дождешься. В какую же сторону отправиться? Пришлось вернуться и спросить хозяйку о размещении русской концессии. При этом по детскому суеверию подумалось, что вот вернулась, значит, дороги не будет, но Катя отмахнулась от глупой мысли... - Зачем вам эти русские? - объяснив, как добраться до концессии, поинтересовалась миссис Мэррисе. - Ничего привлекательного. Постоянная суета, множество темных личностей. Вы, по-моему, еще не вполне здоровы для этаких походов. Или у вас там знакомые?

- Нет. Просто я ведь сама русская. Соскучилась.

- Как? Не может быть! Вот уж не подумала бы никогда...

- Миссис Мэррисс, вы запамятовали... Я говорила в первый день приезда.

- Ах да, верно... - И она осуждающе покачала головой: - Вы совсем не похожи на них... Такая интеллигентная, внушающая доверие женщина...

Потом уже Катя поняла, что хозяйке если и случалось бывать в русском районе, то только на ярмарке. А там действительно творилось такое, что миссис Мэррисс могла быть шокирована. Шум, сутолока. Если хочешь, чтоб тебя услышали, - кричи. И кричали. Все. В густом биржевом соусе особенно привольно чувствовали себя спекулянты. Скупали лихорадочно, торговались яростно. Кто-то, посмеиваясь, драл втридорога за предметы первой необходимости, а кто-то, униженно кланяясь, отдавал за бесценок последнее, чтобы перебиться еще денек-другой, страстно надеясь на чудо: вдруг Бог смилостивится, пошлет спасение - сколько можно мучиться, - и все встанет на свои места: коли ты рожден Богатым и счастливым, так им и будешь...

Но причины неприязни хозяйки к русским выявились потом, а пока Катя пошла по своей улице, свернула в переулок, пересекла площадь и неожиданно оказалась перед домом, от одного взгляда на вывеску которого сладко сжалось сердце.

А всего-то было намалевано: "Аптека". Но буквы-то были русскими. И занавесочки на окошках белые, с продернутой тесемочкой - такие, кроме как в России, нигде и не увидишь. И герань на подоконнике. И все это в четверти часа ходьбы от пансионата... Послышались знакомые слова. Даже, кажется, с украинским акцентом. Катя не вникала в их смысл, наслаждаясь лишь музыкой славянской речи.

Потом пошла дальше. Вывеска - "Трактир". Еще - "Букинист".

- Любые книги... всех стран и эпох! Без покупки не уйдете... - призывно улыбался маленький старичок, похожий на андерсеновского Оле-Лукойе.

Книг действительно было множество - глаза разбегались. Катя выбрала Бунина, Гоголя и Достоевского. Приказчик вызвался прислать домой с мальчишкой объемистые тома, но ей не хотелось расставаться с ними ни на минуту. Забрала сверток, а на улице почувствовала вдруг слабость, голова закружилась. "На первый раз достаточно", - подумала она и, махнув извозчику, вернулась в пансионат.

Два дня Катя только читала. Сначала взяла Гоголя. Отложила. Потянулась к Достоевскому. Книга словно сама раскрылась на нужной странице. Один абзац был отчерчен ногтем: "Неужели же и в самом деле есть какое-то химическое соединение человеческого духа с родной землей, что оторваться от нее ни за что нельзя, и хоть оторвешься, так все-таки назад вертишься".

Мистика какая-то... Не случайно же? Провидение? Но стоило поразмыслить, и все объяснилось довольно просто. Эмигранты же! Бывший обладатель книги, тоскуя по России, случайно наткнулся на показавшиеся вещими слова. Отметил их, возвращался к этой странице не раз в минуты уныния... И книга привычно открылась Кате. Кем был бывший хозяин книги? Отнес букинисту последнее, что связывало с родиной, лишь бы не умереть с голоду? Или все-таки умер, и чужие руки, удовлетворенные пусть скромным, но наследством, отнесли в скупку его последний скарб? Нет, это слишком грустно. Лучше думать, что он вернулся в Россию, а книги оставил, потому что там всегда их найдет, а деньги пригодятся в дорогу... И лишняя тяжесть...

Захотелось хоть что-то сделать для России. Может быть, помочь обездоленным, оказавшимся на чужбине? Но чем? Денег у них с Намароной - самая малость. Вот разве что узнать - должно ведь быть какое-нибудь общество или союз эмигрантов - и предложить свои услуги в работе? Решено. И она отправилась искать людей, которые направляли бы стихийные благотворительные деяния наиболее обеспеченных и освоившихся в новой жизни русских.

Найти их оказалось несложным. Христианское общество размещалось в нарядном особняке. Швейцар равнодушно глянул на Катю и отвернулся. Но зато подошел подросток в кадетской форме. Прищелкнул каблуками, резко взмахнул головой, сообщил, что он дежурный, спросил, по какому она делу и как ее представить. Вежливый, корректный, красивый мальчик.

- Позвольте, я вас провожу.

Катя назвалась мадам Лесницкой, твердо решив не распространяться о перипетиях своей жизни. Начнутся охи-ахи, пересуды... Она ограничилась скупыми сведениями о муже и сыне, якобы оставшихся в Америке. Скоро приедут. Или она отправится к ним. Неважно. Важно, что она хочет быть полезной России.

- Конечно, милая, конечно, - ласково улыбалась княгиня Ольга. - Я так вас понимаю! Работы много, и мы вам очень рады. Вот в ближайшие дни организуем благотворительный бал, с тем чтобы передать вырученные от лотереи и распродажи деньги беднейшим. Стараемся поддержать их как можем. Поверите ли, некоторые опускаются до предела. Спиваются, гибнут. Всем не поможешь. И, хочу вас предупредить: не ждите благодарностей.

- Я не жду, - едва успела сказать Катя, но княгиня перебила:

- И правильно. Я все делаю потому, что так велит Бог и моя совесть. Муж называет меня неисправимой альтруисткой. Я соглашаюсь, ну что поделаешь?.. В японскую войну я подарила фронту целый санитарный поезд. Ждала благодарностей? Отнюдь...

Катя вспомнила белоснежные вагоны. И верно: говорили, что поезд от княгини Ольги.

- Значит, это был ваш состав, - задумчиво проговорила Катя.

- Вы видели его? Это было чудо! Но как вы могли? Вы, наверное, были тогда совсем ребенком. Подумать только, уже пятнадцать лет прошло. Вы видели Ники? Моего сына? Он встретил вас внизу. Я назвала его в честь императора всея Руси. И сейчас особенно горжусь этим. Ну... вы, должно быть, сразу заметили его сходство с Николаем. Фамильное. Да-да... Так где вы видели мой поезд?

- Я проехала в нем от Петербурга до Харбина... Сестрой милосердия.

Княгиня легко вскочила с кресла.

- Не может быть! Ах, может, может... Значит, вы, как я, жаждете принести пользу России! Прекрасно, прекрасно... Нам нужны именно такие люди... К сожалению, Катенька, мне надо уходить, но мы увидимся завтра, и я введу вас в курс дела. А лучше всего - приходите ко мне домой. Вот адрес. Здесь недалеко. - Она протянула визитную карточку.

"Какая самоотверженная женщина", - подумала Катя, прощаясь. И уже подошла к дверям, когда раздался нетерпеливый стук.

Не дожидаясь разрешения, в комнату вошел светловолосый мужчина лет тридцати. Мелькнула непонятно откуда взявшаяся мысль, что ему пошло бы имя Вениамин.

- О, Вениамин! - воскликнула княгиня, и Катя, удивленная совпадением, остановилась. - Наконец-то вы выглядите вполне пристойно, - продолжала княгиня. - В таком виде вас даже можно представлять дамам. Катенька, это наш художник, Вениамин Осипович. Из диссидентов? Или из декадентов? Всегда путаю... Ну, в общем, из нигилистов.

- Ни то, ни другое, ни третье, - вежливо улыбнулся художник. - Я просто сам по себе.

- Ну, будет вам... Судя по благолепному виду, вы с просьбой?

- Скорее с информацией. Я сейчас достаточно свободен, чтобы предложить свои услуги в качестве портретиста. Кому-нибудь...

- Ваша информация, изложенная четче, выглядит так: "Я на мели. Ищу работу". Ну что ж... Посмотрим, подумаем... А теперь до свидания.

Катя вышла на улицу вместе с художником, вдохнула сладковатый запах цветущих деревьев, постояла, раздумывая, куда идти. И Вениамин не торопился:

- Что-то я не видел вас здесь раньше...

- Да. Я приехала недавно. Извините, но мне напротив, кажется, что я встречала вас раньше.

Он поглядел на нее пристальнее:

- Возможно... Москва? Пятнадцатый? В шестнадцатом я уже был в Париже...

- Нет, раньше... до шестого...

- Тогда только Киев.

- Вы киевлянин? Ну, конечно... А где вы жили? И они, перебивая друг друга, стали вспоминать милые сердцу места. Расчувствовались до слез.

- А я еще сомневался, идти ли сегодня в сие заведение... Теперь доволен, даже если и заказов не получу. Приглашаю вас в гости, Екатерина.

- Нет, нет, что вы! - Катя замкнулась. Какой бы ни был земляк, а, в общем, человек незнакомый. - Меня Намарона, должно быть, заждалась.

- Странное имя. Индианка?

- Нет. Из Сиама.

- Вы там бывали, Екатерина?

- Я? - Она на миг смешалась. Неопределенно пожала плечами и поторопилась заговорить о другом: - Меня никто не называет Екатериной...

- Кроме меня. Дело принципа. Это я в противовес их обществу, - Вениамин махнул рукой назад, - с Кокочками, Таточками и Мимишками. Вас еще не окрестили Ришечкой или Теречкой? Собачьи клички. До самой смерти - лялечки. Вы думаете, отчего мой цивилизованный облик удивил сиятельную княгиню?

- Ну и отчего?

- Оттого, что мое появление обычно шокирует... Вениамин скинул туфли, сюртук, расстегнул рубашку и двинулся вперед в одних носках.

- Не надо... Еще прохладно - простынете.

- Согласен. - Он, вздохнув, облачился снова. - Тем более что зрителей мало.

- Я понимаю. Вы назло?

- Ага... И чтобы отличаться от них. Кричат о помощи России. Но какая же это, к чертям, помощь?

- Вы сочувствуете большевикам?

- Я никому не сочувствую. - Голос Вениамина сорвался на крик: - Никому! Я сам по себе. Знаете сказочку: я от бабушки ушел, я от дедушки ушел?.. Так и я. Еще бы от себя уйти...

- Может, вам лучше вернуться в Россию?

- Может. Но что там делать сейчас художнику? Вернуться? Мне-то дорога открыта. Я не сбежал после революции. Как некоторые. Я уехал в Париж учиться. Еще до того... Но увлекся восточной живописью и только поэтому очутился здесь. Нет, не вернуться... Голод, холод... Зачем там лишний рот? А я ничего больше делать не могу и не хочу. Вот ведь как закручено, Екатерина: без живописи я не человек, не личность, а рисовать на пустой желудок не способен. О черт! Наверное, не так гениален, как Ван Гог. Или недостаточно безумен. Понятно?

- Конечно.

- Ничего вам пока не понятно! И все-таки заметьте одну тонкость. Они говорят: "Мы - эмигранты". Но загляните в любой словарь. Эмигранты - это люди, временно пребывающие в чужой стране, а люди, навсегда оставившие родину, называются иммигрантами. Я и говорю: "Я - иммигрант". Что есть, то есть. А они собираются вернуться. В прошлое. Чушь! Реку вспять не поворотить. Надо принимать все как есть и искать свое новое место в жизни. Утрясаться, устраиваться. Может быть, даже растолкав соседей локтями. "Диссидент", "декадент"... - передразнил он княгиню.

- Мы пришли.

- Куда?

- Я здесь живу. В этом маленьком симпатичном пансионате.

- Английском, - догадался Вениамин с первого взгляда на строгий, но не лишенный изящества особнячок. - Значит, тоже сами по себе... В сторонке... Ну что ж, до свидания. По одним дорожкам ходим. Еще встретимся.

- Всего хорошего, Вениамин.

Может, потому, что голос художника был взвинченным, а речь немного сумбурной? Или потому, что фоном звенела радость от первой встречи с соотечественниками? Но слова Вениамина едва скользнули по Катиному сознанию. Вникать не хотелось.

Сон приснился хороший. Березки, церквушки, она в крестьянском сарафане. И рядом кто-то добрый, сильный, надежный... Ударил гонг. Откуда в деревне гонг? Катя проснулась. Ах эта Намарона! Надумала стирать пыль и звякнула флаконом о зеркало. Но кто же снился? Неужели Савельев? Жаль, не досмотрела. Она крепко-крепко зажмурила глаза. А вдруг доснится? Нет, не получается. Все равно сон - прекрасный. Не иначе как Россия будет добра к ней...

 

Сегодня предстояло обсуждение программы благотворительного бала. Катя вышла из пансионата в приподнятом настроении, но таким оно оставалось недолго.

В переулочке Катя услышала за собой умоляющий голосок, тянувший:

- Мадам, мадам, мадам...

Она оглянулась. Маленькая китаянка-рикша семенила рядом. За ее спиной болталась крошечная младенческая головка.

Вереницы рикш на всех улицах города были привычным зрелищем. Они не давали прохода, упрашивая сесть в коляску, а заполучив пассажира, покрепче ухватывали оглобли маленькой велоколяски и, набрав побольше воздуха в легкие, бросались вперед. Какой-нибудь жирный седок из любителей поиздеваться подгонял беднягу ударами сапога или тыча в спину элегантной тростью. Поездка "на рикше" была дешевле, чем трамваем или с извозчиком, но русские - помнилось еще по Харбину - старались избегать экзотического средства передвижения.

Мужчины-рикши - везде. Но женщина?..

- Мадам, мадам... - не отставала китаянка. Катя остановилась.

- Зачем же вы? - спросила она сначала по-русски, потом по-китайски, не вполне уверенная, что будет понята. В Парускаване ее окружало немало китайцев, и Катя общалась с ними свободно, но диалект их значительно отличался от шанхайского.- Ребенку вредно... и вам.

Женщина залопотала в надежде вымолить хоть несколько центов. Совсем безнадежной получалась нарисованная ею картина. Муж был рикшей, был... но пришлось ему неделю назад полдня возить по городу какого-то европейца, кинувшего за работу пять центов. Пять мексиканских центов, которые вдвое дешевле американских. Он отказался от такой мизерной платы: жена не работает, за угол платить нечем, риса ни горсточки. И что? Добавили центов? Как бы не так! Рикшу ударили палкой по голове, кликнули полицию... А потом суд и "три месяца тюрьмы за грубое обращение с иностранцами". Но жить-то надо. И пришлось ей самой на время стать "лошадью"...

- Сколько же центов получается за день?

- Пятнадцать - двадцать, из них половину - хозяину коляски...

Катя сунула доллар в протянутую ладонь и, не дожидаясь, пока до донышка изольется поток благодарностей, быстро пошла по улице, стараясь настроиться на прежний добродушно-приподнятый лад. Не удавалось...

 

Дом княгини был устроен прекрасно. Он прежде всего был Домом, просторным, богатым, но и уютным.

У Кати заныло сердце - чужая женщина хозяйничает в ее Парускаване...

Говорили о костюмах. Конечно, следует нарядиться в русские народные.

- Катюша, а вы будете боярышней.

- Тогда уж боярыней.

- Ну что вы, зачем же так! Вы выглядите совсем девочкой. Не то что я. - Княгиня вздохнула, но тем не менее удовлетворенно огладила пышные бедра. - Ох, что я упустила... Надо было Венечке предложить подновить-разрисовать ларьки.

- А он согласился бы? По-моему, нет.

- Не знаю. Но по крайней мере ощутил бы нашу заботу. Не бесплатно же. А почему, Катенька, вы думаете, что не согласился бы?

- Он вчера провожал меня до пансионата. Оказалось, что мы оба из Киева и даже встречались там в детстве.

- Умилительно! Такое совпадение! Но, Катенька, послушайтесь моего совета. Держитесь от Вени подальше. Я не против богемы. Но зачем же изображать из себя юродивого? И, мне кажется, у него что-то с психикой.

- Не заметила.

- Имейте в виду, на всякий случай. Ладно, искать его я не намерена. Объявится за неделю - получит заказ. Нет - пускай на себя пеняет. А нам и старые сойдут, те, что с рождества остались...

Еще во время разговора Катя обратила внимание на чередование щелчков и глухих ударов, словно в стенку соседней комнаты кто-то швырял резиновым мячиком.

Вдруг дверь распахнулась, и, размахивая пистолетом, в комнату ворвался взъерошенный Ники.

- Мамочка, я всех убил! С восьми шагов!

- Ах ты молодец!

- Мамочка, вы обязательно должны посмотреть, пока стрелы не отвалились!

- Ну пойдем, сынок, похвастайся. И вы, Катюша, глянете.

В комнате Ники на обоях одной из стен в три ряда, квадратом были наклеены открытки-портреты. В лица, изображенные на них, впились резиновые присоски стрел. Две, хлюпнув, отпали. Ники, не поднимая их с пола, схватил со стола другие, зарядил пистолет и стал целиться снова. И таким непримиримым было его лицо, такое наслаждение разлилось по нему, когда цель была поражена, что Кате стало не по себе.

- Эх, мне бы настоящий пистолет! Мамочка, вы ведь обещали!

- Погоди немного, Ники! Исполнится пятнадцать - получишь! - Княгиня пояснила Кате: - Вот как мы воспитываем истинных борцов за Россию. Пусть учится отстаивать свои убеждения. Придется нам самим защищать нашу Россию. Надеялись на японское да на пекинское правительства - и пронадеялись. Никому дела нет! Вы читали "Шанхайскую жизнь"?

- Нет. Сегодняшняя?

- Ну полюбуйтесь тогда. Видите? Отчеркнуто... Обращение Советов к Китаю. Читайте, читайте.

- "Советское правительство уничтожает все особые привилегии, все фактории русских купцов на китайской земле. Ни один русский чиновник, поп и миссионер не смеет вмешиваться в китайские дела..." - Катя подняла глаза: - А разве это плохо?

- Ужасно! Во-первых, они, - княгиня кивнула в сторону открыток, - просто дурачье. Самим есть нечего, а от денег, которые в руках лежат, отказываются. Но это бы и ничего. Чем им хуже, тем нам лучше! Так китайцы же расчувствовались... А это вы читали? Катя покачала головой.

- Ну, сударыня, где же вы витаете? Читайте тоже. Нет, не там, ниже... Нашли?

- "Строгий нейтралитет"?

- Вот, вот! - Она отобрала газету у Кати. - "Строгий нейтралитет в гражданской войне между белыми и красными". Пекин не понимает, что послабление сейчас большевикам потом китайскими же слезками отольется.

- А можно мне посмотреть портреты?

- Конечно, Катюша! Врагов надо знать в лицо!

Ники отодрал стрелки от открыток. Перед Катей предстали лица, испещренные черными следами - кругами от резины. Некоторые открытки были обведены красным контуром. Княгиня пояснила, не дожидаясь вопроса:

- Это главные враги: Коллонтай, Бонч-Бруевич, Чичерин... Изменники, предатели!.. Остальных, разночинцев да нищих, можно понять. Я и не возмущаюсь. Они за свой кусок хлеба с маслом дерутся. Хотят, как мы, на серебре обедать. А тем чего не хватает? Чичерин - дворянин. Эти - из семей генералов, императору присягавших... Они безумцы. И их надо уничтожать, как сбесившихся псов. - Глаза княгини вспыхнули фанатическим огнем. - Господи, как мало у нас оружия и патриотов! Пушки бы! Самолеты!

Катя пристально смотрела на ряды открыток. Странно, но никакой ненависти к этим людям она не испытывала. Внимательные взгляды, умные лица. А хорошо бы поговорить с кем-нибудь из них. Например, с теми, в красных рамках. Бонч-Бруевич... Похож на английского дипломата. Сын и брат генералов. А выбрал советскую власть... Отчего же? Не так-то все просто. И нет рядом человека, который объяснил бы происходящее. Савельев, наверное, мог бы. Уж он-то будет с такой властью, которая справедливее. К кому? Если к народу - значит, советская. Узнать, бы, где он и с кем... Катя непременно выбрала бы то же... Или вот Коллонтай Александра. В скобках - "нарком гос. призрения". Чем же она занимается? Помогает беднякам? Детям? Похожа на актрису. Драматическую. Или на поэтессу. Смотрит всепонимающе. Только чернеют круги от присосок на снимке.

Катя подняла руку с носовым платочком - оттереть их - и тут же опустила: в чужой монастырь со своим уставом не ходят.

 

Вдоль стен бального зала вереницами пестрели лубочно разрисованные фасады картонных избушек. Катя заняла свое место за окошком с резными наличниками Голубые шелковые занавески покачивались от сквознячка. Но с обратной стороны "избушка" имела весьма неприглядный вид: жирные пятна на стенках, мазки краски, коряво загнутые гвозди, крепящие картон к деревянному каркасу. "Изнанка красивой жизни", - грустно подумала Катя. На подоконнике были изображены сине-белые сугробики снега. Значит, декорации так и не перекрашивали: Вениамин не зашел вовремя.

Катя вынула из коробок, сваленных у ног, часы с кукушкой, матрешек, бутылку шампанского. "Абрау-Дюрсо"? Из чьих-то дореволюционных запасов... Усадила кукол на подставку, развесила гравюры. Закуток стал более уютным.

- Дамы и господа! Посмотрите, какие чудесные призы вас ждут! Покупайте билетики лотереи-аллегри! Этим вы поможете нашим разорившимся соотечественникам, пострадавшим от красного террора! - зазвенел рядом девичий голосок. Барышня-крестьянка с зеленым попугайчиком на плече протянула лукошко с билетиками первому приглашенному - вальяжному господину в вышитой болгарским крестом косоворотке.

И тут же рассыпали сухой перестук бойкие ложечники, споро затеребили струны балалаечники. И закружилась веселая кутерьма.

С лотереей закончили быстро. Но количество призов почти не убавилось. Может быть, номеров с шампанским и красавицей куклой вовсе не было в лукошке, а может, выигравшие решили оставить их обществу "на бедность".

Катя пошла спросить княгиню, как быть с призами: укладывать ли их опять в коробки или повременить до окончания бала?

Княгиня торговала брагой и медом - в память о патриархальной Руси. К ней подошла, с подносом пряников, дама в купеческом одеянии.

- Ну как, княгинюшка? Кажется, все хорошо?

- Да, Мими, весело и шумно.

- Весело-то весело, а все-таки оттенок не тот. Тревожный какой-то, нездоровый. Сравните с петербургскими балами!

- Ох, что вспоминать!..

- Да. И не последних лет, а в самом начале века. Позже японская война заразила страну лихорадкой, от которой мы так и не излечились.

- Катюша, - сказала княгиня, - вы близко знали Риночку Храповицкую?..

- Да. У нас были почти родственные отношения. Но я давно не имела о ней вестей.

- А я не зря вспомнила про нее именно сейчас - увидела Мими и вас рядом. Познакомьтесь... - Княгиня представила женщин друг другу. - Мими, вы упоминали Риночку недавно, а я была занята деловым разговором и не уловила суть рассказа. Что там с ней?

- Хотите знать, где она нынче и чем занимается? По последним сведениям, она перебралась из Парижа в Довилль, потом в Монте-Карло и сейчас весьма лихо проигрывает там вместе с Малечкой свое состояние.

- Странно... При чем здесь Малечка? Они же терпеть не могли друг друга!

Что-то Катя не припоминала, чтобы Ирина Петровна не могла кого-нибудь терпеть. И, желая поддержать разговор, она спросила, скорее из вежливости:

- А Малечка - кто?

- Как? Вы не слышали о Кшесинской?

- Сейчас... Это не балерина ли?

- Ну разумеется! Божественная Кшесинская, - с заметным сарказмом произнесла княгиня. - Кто же не преклонял перед ней колен? Сам царь благоволил. И великие князья были ее... хм-хм, ладно, не будем...

- Именно так, - поддакнула Мими, - наши князья... А иностранцы? Коллекция, как вы помните, была презабавная. С нею был даже какой-то сиамский князек. Как его звали? Мудреное имя... Ну, неважно... Он потерял голову от Малечки. В прямом смысле. Когда наша "прынцесса" дала ему отставку, он исчез из поля зрения. Был и нету... Может, повесился?

Неужели речь о Чакрабоне? Да-да... Что-то ведь было. Слушки-пересуды в гостиной Храповицкой. Им не придавалось значения в то время. А сейчас рядом с ним юная Джавалит...

- Матильде удалось-таки заарканить князя Андрея.

- А, к этому давно шло. Впрочем, он своей рассудительностью вполне уравновешивает ее буйный нрав. Хотя плохо то, что он не борец. Нет. Единственный из Романовых, не претендующий на престол. Всегда был философом.

- Подождем - увидим, будет ли он спокоен, когда и его состояние пустят на ветер?

- Да-да, - закивала княгиня, - нужно думать о завтрашнем дне. Прокутить остатки, конечно, можно. Но что потом? Я собираюсь жить долго и счастливо. Поэтому, милочка, нам следует быть экономными и рассудительными...

Катя опять потеряла нить разговора.

Четыре женщины, ближе других знавшие Лека: две из них русские - Матильда и она, Катя; две тайки - Валиндра и Джавалит. Но все разные, как четыре стороны света. Женщины, которых объединяли воспоминания о Чакрабоне, мимолетные или болезненные. Грустно - одна прогнала его. Двух он оставил сам. Тяжело, когда тебя бросают. Верно, это всегда воспринимается как предательство. Горько. Валиндре пришлось испытать то же. Четвертая пока с ним. Пока. Время покажет. Долго ли его будет радовать беззаботный смех Джавалит? Ох, нет! Скорее всего - недолго. Леку нужны глубина и серьезность. Он быстро пресытится и пожалеет об измене. Иначе и быть не может. Верно, уже жалеет. Недаром же столько месяцев колебался, прежде чем согласился на развод. Предчувствовал и жалел заранее. Пусть. Надо было думать раньше.

Вдруг представилось - темное море, щепки на волнах. Обломки кораблекрушения? И ветер, который швыряет, сталкивает их, потом отбрасывает на бесконечные расстояния друг от друга. Что это за сила, распоряжающаяся судьбами миллионов?..

- И вот, - все о том же толковала Мими, - Кирилл переименовал ее а Красинскую, чтобы не порочить семью мезальянсом - Романов и... балерина. Укрыли огонь рогожкой!

- Товарищ продавец! - прервал пересуды незаметно подошедший Вениамин. - Плесните-ка мне бражки!

- Что-о-о? - Княгиня медленно повернулась к нечестивцу, посмевшему в ее присутствии произнести крамольные слова. Она превратилась из добродушной кумушки в Медузу Горгону. - Босяк! Что ты себе позволяешь?

- Да я ничего... я пошутил... - стал оправдываться художник, чувствуя, что и вправду переборщил. - Я просто изображал босяка. Они же так нынче там разговаривают.

- В следующий раз изображай их в другом месте! На паперти!

Разъяренная княгиня отвернулась от Вениамина, процедив:

- Босяк и есть! Шуточки все! Помогай им после этого.

Катя постаралась сгладить обстановку:

- Оставшиеся коробки, наверное, надо отнести на склад? Вениамин мне поможет. Хорошо? - И увела художника за собой.

Спустя полчаса они уже шли по Нанкин-роуд.

- Вас, конечно, стесняет мое общество? - спросил Вениамин.

- Отчего ж?

Он многозначительно развел руками.

Катя усмехнулась: "Не стесняет..." - хотя подумала, что со стороны они выглядят, должно быть, забавно: ее строгое синее платье из японского шелка с белым воротничком, собранные в тугой узел волосы - и его старые башмаки на босу ногу, пестрая застиранная рубашка неизвестного происхождения, взлохмаченный чуб, лихорадочно блестящие глаза и не очень связная речь. Может, он "веселую травку" покуривает?

- Сложно быть совсем независимым?

- Это точно. Жди теперь подачки от княгини... Угораздило же! Господи, жил ведь припеваючи! - И вдруг стал ругаться: - Стервятники, болтуны, гиены бессильные... Ждут, когда кто-нибудь прикончит Советы. Отсиживаются тут, боятся бороться в открытую. Вывезли миллионы... Да на эти деньги можно снарядить целую армию!

Катя не ожидала такой эскапады.

- Вы непоследовательны. В прошлый раз говорили другое.

- "В прошлый, в прошлый", - передразнил он ее. - Прошлый раз был неделю назад... жизнь назад.

Кате стало жаль его.

- Случилось что-нибудь плохое?

- Екатерина, ну что здесь может быть хорошего? Я хочу назад, в Россию десятого года. У меня талант исчезает, испаряется, засыхает... как хотите называйте... уходит из каждой поры. - Он сжал виски ладонями и застонал.

- Но вы же уехали из Европы на Восток, в Азию, за изысканным искусством, вдохновившим вас? Оно наскучило?

- Дело не в искусстве, а во мне. Из головы нейдут слова Чайковского: "Ведь за границей только тогда хорошо, когда можешь хоть сейчас домой уехать". А мы... Без руля и без ветрил!

- А действительно, куда мы идем? Я в этом районе еще не была.

Они остановились перед входом в парк.

- "Китайцам вход строго воспрещен", - прочитала Катя. - Странно. В своей стране и не могут ходить куда вздумается?

- Зачем? А странного ничего нет. Страна их, а парк на земле концессии, то есть наш.

- И даже богачей не пускают?

- А они тут сроду не бывали. Зачем? Им своих парков хватает. Это голытьба норовит пробраться, чтобы выспаться на скамейках. Ну так зайдем?

- Нет, Не хочу. Я, наверное, домой поеду...

- Екатерина, не оставляйте меня сейчас. - У него жалко скривились губы. - Поедемте ко мне?

Катя стояла в сомнении. И занятий срочных не предвиделось, и помочь, если может, хотелось, но...

Вениамин, заметив ее колебания, стал настойчивее и привел решающий довод:

- Посмотрите картины. Мне очень важно, что вы о них думаете.

- Я неважный знаток живописи, - сказала Катя, уже соглашаясь.

- А может, это и к лучшему. Профессиональный критик столько туману напустит, что и не поймешь, нравится ему или нет. С одной стороны... с другой стороны...

- А вы далеко живете?

- На трамвае поедем.

Линия соединяла европейскую и китайскую части города.

Вагоны трамвая были белыми и зелеными. Белые, разумеется, для европейцев. И не потому, что зеленые были грязнее или хуже. Нет. Яркие, свежие, как весенняя зелень. Они просто предназначались для людей, разных по духу и крови. Так же, как жизнь "русского" Шанхая со спутанными в клубок проблемами задевала только русских, никак не пересекаясь с Шанхаем "китайским".

- Вот и приехали. Сюда, направо. Похоже на дом художника?

- Нет. - Катя остановилась перед типичной китайской фанзой.

Звонок дзинькнул. Дверь с ручкой-драконом отворилась. Сухонькая китаянка, поздоровавшись, исчезла за бамбуковой занавеской.

- А теперь?

Еще шаг, и они очутились в светлой просторной мастерской, примыкающей к внутренней стенке фанзы.

- Располагайтесь. Сейчас я чай заварю. Зеленый?

- Да.

Картины были развешаны и расставлены у трех стен.

На самом солнечном месте - веселенькие украинские пейзажи. Хатки, рощицы, речки с кувшинкам". От них должно было бы тоской сжаться сердце. Но нет. Было в пейзажиках что-то застывшее, нарисованное.

Во второй группе теснили друг друга стилизации под китайскую живопись. Тонко, красиво.

И те и эти должны бы пользоваться спросом в русских кварталах. А вот полотна, составленные в сумрачный угол, были весьма необычны. На каждом из них, на совсем темном фоне, были ярко высвечены-выхвачены чьи-то губы, глаза, или только кисть руки...

- Ну как, Екатерина? Что вам больше приглянулось?

- Пожалуй, те, непонятные. Интересно. Задерживает внимание. Думаю, что это даже талантливо. Но незавершенность, раздражает. Ни одну из них я бы не согласилась повесить в своей комнате.

- И не только вы. Покупателей не предвидится. Катя приблизилась к одному из холстов. Губы без лица саркастически ухмылялись. Едва-едва были намечены нос и подбородок.

- Пожалуй, по технике похоже на Эжена Каррьера? Или я ошибаюсь?

- Сравнили! У него одни сантименты. Дочки-матери...

- Я всего лишь о технике. - Катя улыбнулась возмущению художника. Каррьер ей очень нравился, и обидеть Вениамина она не собиралась. - А остальное красиво.

- Красиво, но не больше. Что ж, спасибо и на том. За искренность. Давайте пить чай.

Вениамин придвинул к журнальному столику кресло-качалку, а сам устроился прямо на полу, облокотившись на стремянку.

- Угощайтесь. Конфеты русские, а пирожки хозяйка сама пекла.

- Кто она?

- Просто жена хозяина, а вот он художник. И неплохой, на мой взгляд.

Катя оглянулась. Может, то, что она сочла за восточные стилизации, и есть его работы?

- Нет, - понимающе тряхнул головой Вениамин. - Когда я занимал мастерскую, он снял все свои картины и раздарил - университету, библиотеке, друзьям. Теперь занимается политикой. Зря!

- А цель?

- Не знаю. Не вникал. Пускай его... Не мешает, и ладно.

Они помолчали.

- Послушайте, Екатерина, а вам не кажется, то, что произошло с Россией, ненормальность, уродство, случайность, наконец?.. Чуть-чуть бы побольше пулеметов, сразу, с самого начала?..

- Я не готова к ответу. Многого не знаю и не понимаю.

- А иногда жалко их. Вот сегодняшняя газета... Стопятидесятитысячная армия белополяков уже заняла Правобережную Украину. Княгиня и компания воспрянули духом. Но что получается? Русская земля отдана на разграбление польским панам. Я думаю: "Там в наших хлопцев стреляют" - и ловлю себя на этом "наших", значит, на сочувствии красным. И желаю полякам гореть в адовом огне, но тут же спохватываюсь и ругаю себя за квасной патриотизм. Свою Россию я ношу в себе. И иной, униженной происшедшим, мне не надо.

- Я слышала, Бальмонт недавно тоже уехал в Париж.

- Вот видите, подтверждение. Плохо там сейчас творческому люду.

- Сейчас в России всем трудно. С пустого места начинать приходится...

- Не выношу никакого насилия! - вскрикнул Вениамин так резко, что Катя, вздрогнув, плеснула чай на столик. - Не славил царя - тоже душегуб немалый, - но большевики со своей диктатурой! Но белогвардейцы, уничтожающие всех подчистую! Вот и оправдываюсь мысленно перед теми и другими, в то же время осуждая всех. Так и до психбольницы недалеко. Напиться снова, что ли?

- Поможет ли, Вениамин? Не стоит. И уж, во всяком случае, не сейчас. Знаете, Вениамин, я, кажется, поняла, что нас роднит. Думаете, Киев и полудетские воспоминания? Нет. То, что и вы и я находимся перед выбором. И ничего для себя еще не решили. Остальным живется проще - раз шагнули на свою дорожку и не сворачивают. Неважно, плохая она или добрая.

Вениамин расслабленно сидел, прикрыв глаза. Катя покачивалась в кресле. Наплывали и отстранялись миленькие украинские пейзажики.

"Ну, попаду в Россию... и что увижу? - думала Катя. - Это словно давно проданное имение, в котором прошло детство. Идешь туда потому, что ностальгически тянет вернуться в замок няниных сказок, но оказываешься у развалин, хотя дом и блестящ, и ухожен. Просто он уже не твой. А другими именно он будет вспоминаться с тоской. Каждому свое. Хотя даже отстраненность Вениамина от всех тоже позиция. Как мне мешает неуверенность в себе! Как хочется переложить окончательное решение на чужие плечи! Все бы плыть по течению... Сколько раз в жизни я поступала наперекор всем? Наверное, два. Когда отправлялась на войну и добиваясь развода с Чакрабоном. И в том и в другом случае потому, что иначе не могла. Вот и сейчас будто жду, что кто-нибудь возьмет за руку и отвезет в Киев. Вместе с Ежиком. И ничего больше не нужно для счастья.

Нет, лукавлю. Если уж о счастье, то чтобы и Савельев был где-нибудь недалеко. Хорошо бы знать, помнит он обо мне или забыл? И где теперь? Может, уже в России. Написать Ивану, спросить? Он сердит на меня за настойчивость с разводом и о Сергее, наверное, не ответит, даже если и знает. Поехать в Пекин? Рано. Туда отправлюсь, только решив все для себя. Тем более что Иван в Россию не поедет. Слишком категоричным был его отказ сотрудничать с большевиками. А вот еще... Если бы я могла предвидеть все заранее, сказала бы Савельеву в Парускаване: "Подожди, Сереженька, немного..."? Если бы знала про Джавалит, уехала бы с ним тогда, забрав Ежика? Нет. Опять нет. Оставила бы все как есть и предпочла бы, чтобы изменили мне, чем всю жизнь чувствовать себя гадкой, неблагодарной, предавшей Лека. Хотя хуже от этого только мне.

А как было бы чудесно подвести Ежика к Софийскому собору, погулять по Крещатику! Ох, а может, нет худа без добра? Боюсь и помечтать... А вдруг у Джавалит скоро родится сын? Он будет исключительно тайской и дважды царственной крови. Он будет самым законным наследником престола. Зачем им тогда Ежик? Господи, пошли сына Джавалит, а мне верни Ежика! Как он там без меня? У семи нянек?.. Уехали бы мы в Россию. Вот только - с пустыми руками... Жаль, нет у меня богатств. Скромные переводы. Но и тех, верно, лишусь, если надумаю уехать. Прийти в советское посольство и рассказать о суммах, отправленных из Бангкока в пользу голодающих? Унизительно. Ждать благодарности за то немногое, что удалось сделать. Да и не сохранилось документов, подтверждающих отправку. И неизвестно, дошли ли деньги до больниц и приютов, не осели ли на долгом пути в бездонных спекулянтских карманах. И получается - словно в искупление вины. Хотя нет у меня никакой вины. Но поймут ли?.."

Тишину прервал осторожный стук в дверь.

- Входите, открыто. Это вы, Дин Си?

Зеленая бамбуковая занавеска всколыхнулась и пропустила старика китайца. Старик-то старик, и голова совсем седая, но глаза были такими живыми, а улыбка открытой, что рядом с Вениамином китаец казался младше своего квартиранта,

- Знакомьтесь...

- Очень приятно!

Говорили по-английски.

- Ну, как мой портрет? - подходя к мольберту, завешенному марлей, спросил Дин Си.

- Почти готов, - ответил Вениамин и подмигнул Кате: отрабатываю, мол, жилье, ничего не поделаешь!

- По-моему, хорошо. - Катя переводила взгляд с китайца на его изображение.

- А вам не нравится? - озадаченно спросил Вениамин у хозяина.

Тот хмурился, рассматривая холст очень сосредоточенно, и вдруг расхохотался.

- Думаете, я не мог бы сам себя нарисовать? Мог бы. И не хуже. Но я ждал еще одного подтверждения своей теории. Сейчас, минутку... - Он скрылся в своей комнате и тут же показался вновь, держа в руках лист картона. - Что вы видите здесь, миссис Екатерина?

- Вениамина, - сразу ответила она. Взлохмаченные волосы, лихорадочный блеск глаз, диссонирующий с безвольно опущенными краями губ, - все было передано точно.

- Похоже?

- Конечно, но... - Катя задумалась, какими словами передать что-то едва уловимое, но чужеродное.

- Вот именно. Но... но что же?

- Словно акцент, заметный даже в стерильно правильном разговоре иностранца. То ли глаза чуть более раскосы, то ли скулы чуть четче прорисованы.

- Верно, - удовлетворенно кивнул Дин Си. - А я здесь, - он ткнул в картон карандашом, - этого не замечаю, зато там, - махнул в сторону холста, - вижу без очков. И любой китаец скажет: "Похож ты, Дин Си, на себя, но кажется, словно дед у тебя вдруг иностранцем стал и капельку европейской крови тебе добавил". Вот какие фокусы получаются. Сложно, значит, вам нас понять и прочувствовать до конца, а нам вас...

"Своих, русских, понять бы. Что ж о другой культуре говорить", - подумала Катя.

- ...Но надо, - продолжал хозяин. - Люди всех рас должны к этому стремиться. Я как вошел, засомневался: приглашать - не приглашать? А теперь думаю: надо пригласить. Скоро праздник. Первое мая. Приходите, миссис Екатерина. Вениамина можно было и не предупреждать. Будет дома - сам не удержится: демонстранты соберутся недалеко и пройдут мимо нас в глубь района. Приходите, ладно? В России вы, наверное, участвовали в маевках?

"Неужели я похожа на простую работницу?", - обиделась на его предположение Катя, но тут же улыбнулась, поняв, что Дин Си хотел увидеть в ней лучшее - для себя.

- Я постараюсь...

- ...Если не будете очень заняты?

- К сожалению, нет у меня никаких занятий. Приду, конечно.

Огромное окно мастерской стало серо-синим. Катя спохватилась:

- Мне давно пора домой.

- Екатерина, а может, останетесь у меня? - перешел на русский Вениамин. - Очень уж тоскливо одному. А вы говорите - души родственные...

Если бы он произнес это, улыбаясь и вожделенно поигрывая глазами, Катя нашла бы слова порезче для должного отпора. Но голос Вениамина был вялым, а взор потухшим.

- Будем считать, что вы неудачно пошутили. До свидания.

Дин Си, удивленно глянув на Вениамина, поднялся проводить гостью. Художник заторможенно смотрел на медленное колебание пустой качалки. Потом, спохватившись, вскочил.

- Извините меня, Екатерина. Не сердитесь.

- Успокойтесь. Я не сержусь. Вы проводите меня к трамваю?

- Да. Обязательно. До дома.

- До дома не надо. Спасибо. Я приеду к вам первого мая. Договорились? Не уходите на праздник без меня.

На улице она оглянулась, стараясь запомнить дом. Вот, пожалуй, и примета: над зажженным уже фонарем у входа установлена вертушка. Согретый лампой воздух поднимался вверх, раскручивая легкую карусель - причудливые дракончики ночи напролет гонялись друг за другом.

Через Фонд спасения деньги, вырученные от лотереи и торговли, распределили среди самых обнищавших. Но долго ли они продержатся? На зависть многим, Катя имела возможность каждый месяц подходить к Гонконг-Шанхайскому банку за переводами из Сиама. Двери банка стерегли бронзовые британские львы. Их тела были отполированы миллионами прикосновений: говорили, что лев приносит счастье дотронувшемуся. И Катя тоже проводила по ним ладонью.

А кое-кому приходилось снимать последнее колечко или золотую пряжку с пояса и идти к зданию ломбарда, мысленно торгуясь в дороге, а потом заискивающе глядеть в лицо оценщику и знать, что эту фамильную драгоценность уже никогда больше не увидеть в своих руках.

Из уст в уста переходил завезенный из Парижа афоризм: "Берегите складку на брюках русской эмиграции!" Берегли. Некоторые из последних сил, сознавая, что впереди нет ничего, кроме скитаний и больной памяти, когда, вспоминая утраченное, от бессилия бьются головой о стену и кричат: "Господа офицеры, еще не все потеряно!" - чтобы поддержать приятелей в минуты полного уныния.

Катю коробили перепады чванства и самоуничижения.

Однажды на ярмарке она, испытывая легкую брезгливость, наблюдала сценку. Изможденная, опустившаяся женщина в платье словно с чужого плеча пыталась продать маленькую малахитовую шкатулку - свою? ворованную? И вдруг случайно приостановившийся возле солидный мужчина признал в ней бывшую фрейлину Марии Федоровны. Что тут началось!.. Дама рыдала от радости, благодарная то ли за то, что он, не торгуясь, приобрел шкатулку, то ли за признание ее утерянного благородства. Всхлипы перемежались излияниями - наконец-то нашелся человек, неравнодушный к ее бедам: документы сгинули, и деньги, и жизнь... Мужчина попробовал успокоить: "Главное, нельзя ни вспоминать, ни надеяться. Живите лишь сегодняшним днем! Жаль, мне нечем больше помочь вам". - "Спасибо и на этом". Она потянулась даже облобызать его руку с массивным перстнем. "Ну, это уж ни к чему! Не забывайте о великорусской гордости!" - "Да, да". Она на глазах преобразилась, выпрямилась, вскинула голову, провела расческой по свалявшимся волосам... И волной высокомерия окатила презренного купчишку, подходившего к ней поторговаться несколькими минутами раньше, а теперь с интересом наблюдавшего встречу представителей высшего света. Пренебрежение... Надолго ли? Купчишка был уверен в себе, зная, что нынче вес в обществе определяется исключительно весом кошелька. Перед ним уже некоторые лебезили, называя "ваше высокопревосходительство". То ли еще будет! Он уже наслаждался своей удачливостью. Особенно когда бывшие губернаторы униженно просят занять сотню-другую!

Как грибы после дождя, возникали многочисленные рестораны. Катю они вовсе не привлекали. Но как-то пришлось провести вечер в наимоднейшей "Лампе Аладдина": неудобно было отказать пригласившей ее княгине. И одного раза оказалось достаточно.

Кельнерам, одетым джиннами, кричали, заново открывая пьяный каламбур: "Джинн, накапай-ка мне джину!" Хохотали, довольные собственным остроумием. И в стаканы лился гимлет - коктейль из джина с лимонным соком. В зале "Гарем" среди поддуваемых вентиляторами длинных цветных полотнищ, изображающих то ли костры, то ли пламя страсти, на порядком истертых персидских коврах изгибались под монотонную музыку дивы, наряженные в полупрозрачные шальвары. Бывшие графини? Или купчихи? От "восточных танцев" веяло такой беспросветной пошлостью, что не спасали ни приторно-сладкий шербет, ни прекрасный драгомировский форшмак.

От полотнищ метались по потолку подцвеченные тени.

Тени! Вот именно!.. Все натужно веселящиеся вокруг были не чем иным, как тенями самих себя - бывших, расточительных и привыкших повелевать.

За соседним столиком усатый драгун затянул с надрывом: "Здесь шумят чужие города и чужая плещется вода..." "И чужая светится звезда", - гнусаво подхватил его сосед и залился пьяными слезами.

Катя потерла пальцами виски и достала из сумочки облатку аспирина.

- Что, милочка, голова разболелась? - посочувствовала княгиня Ольга. - Да, душно. И накурено.

Катя поспешила воспользоваться удобным моментом:

- Я и правда неважно себя чувствую. Не привыкла...

- Ну идите, я вас отпускаю! Сейчас найдем провожатого. Михайлов!

- Ась? - дурашливо откликнулся драгун.

- Кажется, тебе пора проветриться. Отвезешь Катюшу домой.

Он с готовностью поднялся, но, к Катиной радости, покачавшись в такт музыке, грузно плюхнулся на место.

- Не беспокойтесь, ваше высочество, здесь недалеко... Я найму извозчика. До свидания.

Наконец-то вечер окончился.

 

Настало первое мая.

Бело-зеленые вагончики резво постукивали на рельсовых стыках. Ночью прошел дождик, и свежий ветер овевал прохожих ароматом акаций.

Катя издали увидела Вениамина у входа в фанзу с вертушкой из дракончиков. Он смотрел в сторону перекрестка, где собралась возбужденная толпа китайцев.

- С добрым утром, Вениамин, - окликнула она его, но в этот момент грохнули барабаны, зазвенели литавры, ударили гонги, и художник только кивнул в ответ, потянув Катю за руку ближе к стене, чтобы не мешать проходившей колонне.

Впереди на длинных, прогибающихся под тяжестью палках несли барабан. Между палками шагал человек в синей робе и что было мочи колотил по нему, отбивая такт. Писк свирелей можно было услышать только в промежутках между мощными ударами. Вместо хоругвей над толпой вздымались драконы из папье-маше. Они в едином ритме хлопали глазами размером с блюдце. А дальше лозунги - иероглифами с переводом на английский, русский или немецкий: "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!", "Да здравствует восьмичасовой рабочий день!"...

Последняя шеренга скрылась из виду.

- Ну что, Екатерина, пойдем за ними? Посмотрим?

Вениамин на этот раз был вполне корректен, приглажен, и взор ясен.

- Пойдем, конечно, - сказала Катя и не удержалась, чтобы не припомнить ему недавних слов: - Но это ведь политика, от которой вы хотели держаться подальше.

- Во-первых, это не наша политика, а во-вторых, я из чистого любопытства, как художник. Вдруг интересная характерная сценка! Вот... у меня и бумага с собой, - выкрутился Вениамин и показал Кате блокнотик с карандашом, засунутые в карман сюртука.

Они пошли в сторону удаляющегося грохота.

Большая площадь была заполнена народом. Стихийно образующиеся группы окружали ораторов, растекались, собирались вновь возле других.

На стремянку забрался сухощавый седой человек. Придерживаясь одной рукой и размахивая другой, он стал произносить речь - пламенную до исступления.

- О чем он? - спросил Вениамин.

- Я не успеваю понять все, но примерно: "Вставайте, изнуренные трудом рабочие! Сегодня день вашего пробуждения". Вениамин, а это не Сунь Ятсен? Говорят, он сейчас в Шанхае?

- Нет. Я видел его фотографию у Дин Си. Этот совсем другой.

Оратор кончил под одобрительные возгласы: "Хао! Хао!"

Катя разглядывала людей. Европейцев были единицы. На них никто не обращал внимания. Все были воодушевлены и объединены общей целью.

Такое Катя видела впервые, если не считать войны - госпиталя и бегства из-под Мукдена. Петербург, эмигрантский Шанхай - каждый из окружающих был сам по себе, обремененный личными хлопотами и невзгодами. А Парускаван так и вообще - башня из слоновой кости...

Неужели это те же забитые рикши и кули, не поднимающие глаз от своих босых ног, бесконечно бегущих по сходням и асфальту? Неужели рабочие, измученные конвейерной гонкой?

Толпа расступилась, пропустив открытый автомобиль с алыми флагами. На сиденье вскочил китаец в синей блузе. Катя уловила слово "Россия" и протиснулась поближе.

- О чем он? - дернул ее за руку Вениамин.

- Подождите... потом скажу... и так через слово понимаю! - отмахнулась она.

И только когда его сменил другой оратор, призывающий ко всеобщей забастовке, Катя повернулась к Вениамину:

- Сначала говорил про революцию, объяснял, что Советская Россия хочет добра китайцам, освободила их от контрибуции, и поэтому они должны ответить добром и требовать, чтобы пекинское правительство признало страну большевиков. Потом вон тот, маленький, закричал, что русские в Синьцзяне грабят население, а значит, они - враги. А с машины ответили, что это не только враги Китая, но и враги Советов. Белогвардейцев пустили в деревни с условием сдать оружие, а они не сдают и еще бесчинствуют. Отряды Бокича? Бакича? Я не расслышала.

- Бакича. Ваша разлюбезная княгиня считает его героем и помогает финансами, чтобы не совсем ослабел с голодухи.

- Клянемся! Клянемся! - закричали вокруг, и Катя опять стала слушать оратора.

- И клянемся, что отдадим все силы и, если надо, жизнь борьбе с буржуазией!

Тут человек на машине засунул палец в рот и со всей силой прикусил его, скривился от боли, но еще крепче стискивал зубы, раздирая кожу, пока на губах не показалась кровь. Ему протянули с сиденья кусок полотна, и он стал водить пальцем по белому материалу. Корявые красные иероглифы с потеками впечатляли сильнее слов. Уголок полотна он приложил ко рту - поцеловал? - оставив четкий след, как от губной помады.

Катю передернуло.

- Да, зрелище не для слабонервных, - отметил Вениамин. - Пойдемте где поспокойнее, вон туда, к лавкам.

Торговки в засаленной одежде продавали пирожки и прочую снедь. Кате есть не хотелось, а Вениамин соблазнился, купил жареную рыбешку с рисом и соевым соусом. Здесь крика было поменьше. Разве что продавцы зазывали, расхваливая товар. Но нет... Еще оратор... Правда, говорит негромко, водя указкой по плакату, и люди слушают сосредоточенно. Что же их так заинтересовало?

- Екатерина, не отходите, потеряетесь, - остановил ее Вениамин.

- Нет, я тут, рядышком...

Оказывается, это и не политический плакат, а анатомическая схема! Вот не ожидала! Студент. Медик. Не иначе как "хождение в народ". Одна из слушательниц непонимающе покачала головой. Парень задумался - как объяснить подоходчивее? - и вдруг, скинув блузу, стал водить пальцем по своей груди, очерчивая контур легких.

- Может, хватит, Екатерина? Не знаю, как вы, а я что-то устал.

- Да, пожалуй, - согласилась Катя, и они пошли с бурлящей площади.

Последнее, на что они обратили внимание, был прикованный к столбу человек в кандалах, окруженный негустой толпой. Он сидел с низко опущенной головой да еще закрывал лицо руками. На столбе висела картонка с надписью - имя и, ниже, "Вор". Значит, выставлен в назидание любителям легкой наживы. Чтоб все знали преступника в лицо и по имени. Люди подходили ближе, смотрели презрительно, какая-то женщина сплюнула в сердцах.

Вдруг крики и шум позади усилились. Вениамин прислушался: